Французский гражданский кодекс структура

Шпоры для каждого! Информационные учебно-познавательные материалы

Гражданский кодекс Франции 1804 года (Кодекс Наполеона). История создания кодекса, его структура («институционная система»), источники и значение

В 1804 году Наполеон Бонапарт (Наполеон I) ввел в действие Гражданский кодекс Франции (Кодекс Наполеона). Однако, стоит заметить, что Наполеон не принимал участие в разработке Кодекса. Утвержден Заонодательным корпусом 21.03.1804 (первоначальное название Гражданский кодекс). Кодекс Наполеона был введен во французских колониях: в Италии, Нидерландах и других. Также он был принят в Бельгии, Великом герцогстве Варшавском и других. 1807 год — Гражданский кодекс переименован в Кодекс Наполеона. После свержения Наполеона Кодекс был издан в 1816 году под названием гражданского кодекса. Декретом 1852 года — опять присвоили название Кодекс Наполеона, которое в дальнейшем не было официально отменено. Однако после установления республики Кодекс стал фактически именоваться Гражданским кодексом.

Три части (книги) :

1. Книга первая «О лицах»: постановления о лицах (право личное, семейное);

2. Книга вторая «Об имуществах и о различных видоизменениях собственности»: постановления об имуществе, о содержании права собственности, о сервитутах;

3. Книга третья «О различных способах, которыми приобретается собственность»: регулируются способы приобретения права собственности (наследование, дарение, завещание, обязательства, средства обеспечения, давность, договора, продажа, мена, займ).

В основе Кодекса лежало революционное законодательство, но только в основе, многое было просто отвергнуто (в особенности якобинское законодательство), многое видоизменено. Составной частью Кодекса стало приспособленное к обстоятельствам римское право (его знатоком был член комиссии по составлению Кодекса Порталис). Не меньшее место в Кодексе заняло и старое французское обычное право, право кутюмов (знатоком его был Тронше). Также составители использовали ордонансы и научную литературу, в особенности труды известного юриста XVIII века Потье.

Регулировал имущественные отношения буржуазной Франции. Отменил нормы феодального права, провозгласил принципы формального равенства граждан перед законом, охрану буржуазной частной собственоости и предпринимательства, свободу договоров, закрепив победу капиталистического способа производства во Франции; запретил корпорации, как «стесняющие свободу конкуренции». В области семейно-правовых отношений провозгласил неограниченную власть главы семьи над женой и детьми. Женщинам запрещалось заключать любые сделки.

За время существования Кодекс Наполеона подвергался изменениям, особенно в части личного и семейного права. в области имущественных прав (вещных и обязательственных) нормы Кодекса почти не менялись.

Также как и «Институции Гая» Кодекс Наполеона построен по институционной системе , «всё право зависит от того, кто в нём нуждается, вещах и формах». Институционная система — о лицах, вещах и формах.

Такой категории как юридическим лицам, кодекс не уделял внимание. Субъектами гражданских правоотношений являлись только физические лица . Статус физических лиц определялся государством (гражданство), так как кодекс не распространялся на иностранцев, это свидетельствует о том, что Франция не достигла еще необходимого развития в этой области права. Кодекс характеризуется крайней степенью индивидуализации. В первой книге закрепляются принципы семейного права. Власть родителя не ограничена, сам факт того, что если родитель недоволен поведением ребёнка не достигшего 16-ти лет, может лишить его свободы сроком до 1-го месяца, то есть для кодекса характерно наличие как демократических, так и архаических принципов .

Гражданский кодекс Наполеона 1804 г .

Гражданский кодекс Наполеона 1804 г . Как отмеча­лось выше, уже в ходе революции 1789-1794 гг. были уп­разднены многие чисто средневековые гражданско-правовые институты и заложены основы современного права. Но только в начале XIX в., в период правления Наполеона Бо­напарта, сформировались, наконец, необходимые условия для принятия единого и стабильного гражданского кодекса.

В его разработке приняли участие такие видные фран­цузские юристы, как Порталис, Тронше, Мальвиль и др., опиравшиеся на римское право, дореволюционную судеб­ную практику и кутюмы, которые они переработали в соот­ветствии с потребностями нового общества. Первый консул лично участвовал в обсуждении ряда статей Кодекса. Он устранил из проекта некоторые положения, которые ассо­циировались с революцией, а теперь, в послереволюцион­ный период, представлялись чрезмерно радикальными.

Несмотря на отдельные консервативные отступления, именно в Кодексе Наполеона гражданское право Франции нашло свое классическое выражение. Поэтому и сам Кодекс имел для своей эпохи революционное значение, сыграл ис­ключительно важную роль в разработке и утверждении многих принципов нового гражданского права.

Кодекс отличался стройностью изложения, сжатостью юридических формулировок и дефиниций, определенностью и четкостью трактовки основных понятий и институтов гра­жданского права. ГК Наполеона насчитывал 2281 статью и состоял из вводного титула и 3 книг. Его структура отрази­ла схему построения институций римского права: лица, вещи, наследование и обязательства. Данная структура Кодекса получила в гражданском праве название институционной.

Первая книга («О лицах») переводила такие общие идеи своей эпохи, как равенство и свобода, на конкретный язык гражданско-правовых норм. Согласно ст. 8 ГК, «всякий фран­цуз пользуется гражданским правом». Таким образом, прин­цип равенства лиц в частноправовой сфере проводился законодателем с наибольшей последовательностью. В ст. 7 специально подчеркивалось, что осуществление граждан­ских прав не зависит от «качества гражданина», которое может изменяться в конституционном законодательстве. Гражданское право, предусмотренное Кодексом, не распространялось лишь на иностранцев.

Характерной чертой ГК Наполеона было то, что в нем отсутствовало понятие юридического лица. Это объяснялось тем, что в начале XIX в. капитализм еще не вышел за рам­ки индивидуалистических представлений, а потому любой гражданин выступал в имущественном обороте, как прави­ло, самостоятельно (в качестве физического лица). Более того, сам законодатель испытывал определенное недоверие ко всякого рода объединениям, опасаясь, что под их видом возродятся цеховые и иные феодальные корпорации. Эта позиция нашла свое отражение еще в законе Ле Шапелье 1791 г .

Делая шаг назад по сравнению с революционным зако­нодательством, ГК восстановил «гражданскую смерть» как меру уголовного наказания (в соответствии с этим наказа­нием осужденный терял собственность на все имущество, «как если бы он умер естественным образом»), установил ряд ограничений в гражданских правах для женщин (так, женщины не могли быть свидетелями при составлении ак­тов гражданского состояния).

В первой книге закреплялись также основные принци­пы семейного права. В этой сфере Кодекс заметно отличал­ся от ряда положений революционного периода, когда дек­ларировалось равенство личных и имущественных прав женщин и мужчин, была ослаблена отцовская власть над детьми и т.д.

Хотя отдельные статьи ГК Наполеона подчеркивали равенство мужа и жены, например: «Супруги обязаны к взаимной верности, помощи, поддержке» (ст. 212 и др.), в целом мужчина занимал в семье господствующее положе­ние. Согласно ст. 213, «муж обязан оказывать покровитель­ство своей жене, жена — послушание мужу». Муж имел право определять место жительства для семьи, жена была обязана следовать за своим мужем.

Весьма характерны статьи Кодекса, касающиеся раз­вода по причине неверности одного из супругов. По ст. 229 прелюбодеяния жены было достаточно, чтобы муж мог тре­бовать развода. Статья 230 иначе определяла право жены на развод в случае неверности мужа: «Жена может требо­вать развода по причине прелюбодеяния мужа, если он дер­жал свою сожительницу в общем доме». Это унизительное для женщины условие было отменено только в 1884 г .

Неравноправие женщины проявилось также в ее иму­щественном положении в семье. По общему правилу предусматривался режим общности для имущества мужа и жены. При таком режиме распоряжение семейным имуществом полностью предоставлялось мужу, который мог действовать без участия и согласия жены. Кодекс предусмотрел возмож­ность и иных имущественных отношений супругов, в частно­сти режим раздельного владения. Но даже в этом случае жена, пользуясь своим имуществом и доходами от него, не могла отчуждать без согласия мужа свою недвижимость.

ГК устанавливал неравные права мужа и жены и в от­ношении детей. Родительская власть, о которой говорилось в первой книге, по существу была сведена к отцовской вла­сти. Отец, имевший «серьезные поводы к недовольству по­ведением ребенка, не достигшего 16 лет», мог лишить его свободы на срок до одного месяца.

Сыновья, не достигшие 25 лет, и дочери до 21 года не имели права вступать в брак без согласия их отца и матери, но в случае разногласия между родителями принималось во внимание мнение отца.

Кодекс в принципе допускал возможность признания отцом своих внебрачных детей, но ст. 340 запретила оты­скание отцовства. Это реально ухудшило положение детей, родившихся вне брака, даже по сравнению с дореволюци­онным законодательством.

Но в целом нормы семейного права в ГК Наполеона имели для своего времени прогрессивное значение. Кодекс секуляризовал брак, развивая тем самым положения Кон­ституции 1791 г . о том, что брак — гражданский договор; подтвердил введенный в период революции развод, что оз­начало разрыв с требованиями канонического права. Прав­да, в 1816 г ., после реставрации Бурбонов, в условиях усиления влияния католической церкви гражданский развод был отменен и восстановлен лишь в 1884 г .

Вторая книга («Об имуществах и различных видоиз­менениях собственности») посвящена регламентации вещ­ных прав и также исходила из классической римской клас­сификации: право собственности, узуфрукт, узус и др.

В Кодексе ликвидировалось дореволюционное деление имущества на родовое и благоприобретенное и на первый план было выдвинуто деление вещей на движимые и не­движимые.

Центральное место во второй книге ГК занял институт собственности. В трактовке права собственности, восприня­той Кодексом, виден отказ от феодальных представлений об условности, расщепленности и родовом характере вещ­ных прав. ГК использовал римскую трактовку понятия собственности как абстрактного и абсолютного права. Статья 544 гласила: «Собственность есть право пользоваться и рас­поряжаться вещами наиболее абсолютным образом, с тем чтобы пользование не являлось таким, которое запрещено законами или регламентами».

В этом определении законодатель подчеркивает уни­версальный индивидуалистический характер права собст­венности. Развивая революционные представления о незыб­лемости и «неприкосновенности» права частной собствен­ности, Кодекс предусматривал, что собственник «не может быть принуждаем к уступке своей собственности, если это не делается по причине общественной пользы и за справед­ливое и предварительное возмещение».

Индивидуалистический подход к праву собственности в ГК Наполеона проявился также в широкой трактовке пра­вомочий земельного собственника. Статья 522 предусмат­ривала: «Собственность на землю включает в себя собст­венность на то, что находится сверху, и на то, что находит­ся снизу».

Практически это означало, что собственник земли ста­новился полным и абсолютным хозяином всех природных богатств, обнаруженных на его участке. Такая редакция статьи оказалась нереальной и весьма невыгодной для про­мышленников. Она не учитывала и интересы государства в целом. Уже в 1810 г . она была пересмотрена специальным законом, предусмотревшим, что рудники могут эксплуатироваться лишь на основании концессии, предоставленной государством.

В третьей, наиболее значительной по объему книге ГК («О различных способах, которыми приобретается собст­венность») указывалось, что собственность на имущество приобретается и передается путем наследования, путем дарения, по завещанию или в силу обязательств (ст. 711).

ГК подтвердил произведенную еще в период револю­ции отмену феодальных принципов наследования. Наслед­никами умершего становились в определенной, указанной в законе последовательности дети и иные нисходящие, а так­же восходящие и боковые родственники до 12-й степени родства.

Наследственные права внебрачных детей по Кодексу были значительно сужены по сравнению с правом эпохи революции. Такие дети могли наследовать лишь в том слу­чае, если были признаны в законном порядке, причем толь­ко имущество отца и матери, но не иных родственников.

Кодекс расширил свободу завещаний и дарений, кото­рые нередко использовались для обхода законного порядка наследования. Однако французский законодатель занял в этом вопросе компромиссную позицию, не последовав при­меру английского права, признавшего полную свободу завещания.

Дарение или завещание не могло превышать половины имущества, если после смерти лица, совершавшего завеща­тельное распоряжение, оставался один законный ребенок, 1/3 имущества — если оставалось двое, 1/4 — трое и более детей. При таком порядке наследования за законными детьми резервировалась большая часть имущества, которое дели­лось между ними поровну вне зависимости от возраста и пола. Таким образом, статьи ГК о наследовании способство­вали дроблению семейных имуществ.

Основное место в третьей книге законодатель отводит обязательственным, прежде всего договорным, отношени­ям. В точных и ясных положениях договорного права ГК можно видеть много определений, восходящих к известным суждениям римских юристов. Так, договор рассматривался как соглашение, посредством которого одно из нескольких лиц обязывается «дать что-либо, сделать что-либо или не делать чего-либо».

Французский законодатель позаимствовал из римского права и развил в Кодексе идею о равенстве сторон в догово­ре, о его добровольности и непреложности. Согласие сторон являлось необходимым условием действительности догово­ра. По ст. 1109 «нет действительного согласия, если согла­сие было дано лишь вследствие заблуждения или если оно было исторгнуто насилием или достигнуто обманом».

Законодатель не устанавливал каких-либо условий, относящихся к содержанию договоров, их выгоде или невы­годе. Характерна в этом отношении ст. 1118, согласно кото­рой по общему правилу убыточность соглашения не может опорочить договор. «Соглашения, законно заключенные, — гласила ст. 1134,- занимают место закона для тех, кто их заключил».

В случае неисполнения договора, в котором предусмат­ривается обязательство должника предоставить вещь кре­дитору, последний мог требовать через суд передачи ему этой вещи. По ст. 1142 «всякое обязательство сделать или не делать приводит к возмещению убытков в случае неис­полнения со стороны должника».

В Кодексе содержались общие указания, относящиеся к условиям заключения и содержанию отдельных догово­ров: купли-продажи, мены, хранения, найма, товарищества и т.д. Но примечательно, что в нем почти не было статей, регламентирующих отношения между хозяевами и рабочи­ми, хотя для капиталистического общества Франции трудо­вой договор имел огромное значение.

Сами предприниматели, считавшие в то время за норму интенсивную эксплуатацию наемного труда, рассматри­вали государственное вмешательство в трудовой договор как явно нежелательное явление. Те отдельные положения, ко­торые имелись в Кодексе по трудовым отношениям, свиде­тельствовали об открытой поддержке интересов хозяев. Так, в ст. 1781 (она была отменена при Наполеоне III в 1868 г .) говорилось: «Хозяину верят в отношении его утверждений: о размере жалования, об оплате вознаграждения за истек­ший год и о платежах, произведенных в счет вознагражде­ния за текущий год».

При соблюдении указанных в ГК общих условий дого­вора любому лицу предоставлялась полная свобода деятель­ности, свобода выбора контрагентов и определения содер­жания договоров. Кодекс, таким образом, юридически за­крепил в имущественном обороте свободу личности, свобо­ду предпринимательской деятельности.

В период господства свободной конкуренции каждый французский предприниматель стремился сохранить за со­бой в области договора максимальную свободу, возможность действовать по своему усмотрению, без мелочной государ­ственной опеки и регламентации. Поэтому свобода договора в то время находила свое выражение не только в свободе волеизъявления сторон, но и в автономии личности, в госу­дарственном невмешательстве в договорные отношения по принципу либерализма laissez faire , laissez passer .

Нормы ГК Наполеона были посвящены самым общим вопросам имущественного оборота. Они не регламентирова­ли целый ряд специфических сторон торговой деятельно­сти предпринимателей (коммерсантов). В 1807 г . после се­рии скандальных банкротств был принят специальный Тор­говый кодекс (ТК), дополнивший ГК Наполеона положе­ниями о юридических действиях, совершаемых коммерсантами. Этот кодекс закрепил во французской правовой сис­теме, а затем и в праве других стран континентальной сис­темы дуализм частного права, т.е. деление его на граждан­ское и торговое.

По объему (648 статей), а главное, по юридической тех­нике ТК значительно уступал Гражданскому кодексу. Он состоял из 4 книг, в первой из которых содержались общие положения, относящиеся к коммерсантам, торговым кни­гам, товариществам, разделу имуществ, торговым биржам, биржевым агентам и маклерам, комиссионным сделкам, век­селю и т.д.

В ст. 1 коммерсант определялся как «лицо, которое со­вершает торговые акты в порядке осуществления своих обычных занятий». Далее указывалось, что жена не может быть коммерсанткой без согласия своего мужа. ТК возло­жил на коммерсантов, а равно и на торговые товарищества (полные, коммандитные) обязанность «день за днем» вести торговую отчетность (ст. 8).

Вторая книга ТК была посвящена вопросам междуна­родной и морской торговли. Она устанавливала правовой статус морского судна, содержала ряд правил, относящих­ся к морской перевозке и страхованию, к морским делик­там и к аварии. Третья книга регулировала порядок бан­кротства, четвертая была связана с торговой юрисдикцией, с особыми торговыми судами и с процессом.

Торговый кодекс во многих отношениях был составлен менее удачно, чем ГК. Он в большей степени опирался на нормы дореволюционного права, в частности на знаменитые ордонансы Кольбера «О торговле» (‘ 1673 г .) и «О мореплава­нии» ( 1681 г .). В нем были и внутренние противоречия, и очевидные пробелы. Так, столь важной торговой сделке, как купля-продажа, в ТК посвящалась лишь одна статья, и су­дам при рассмотрении споров между коммерсантами при­ходилось руководствоваться общими положениями ГК о купле-продаже.

Вовсе отсутствовали в ТК общие положения, касаю­щиеся банковских и страховых операций. Текст ТК начал перерабатываться буквально с момента его принятия, а не­редко просто дополнялся самостоятельным торгово-промыш­ленным законодательством.

94. Гражданский кодекс Наполеона 1804 г

94. Гражданский кодекс Наполеона 1804 г

В годы правления Наполеона была проведена кодификация основных отраслей французского права: в 1804 г. был принят Гражданский кодекс, в 1807 г. – Торговый кодекс, в 1808 г. – Уголовно-процессуальный кодекс и в 1810 г. – Уголовный кодекс.

Для создания Гражданского кодекса Наполеон создал комиссию, включив в нее, с одной стороны, ученых-правоведов, знатоков римского права, а с другой стороны, юристов – практиков и знатоков французского кутюмного права, он и сам принимал участие в определении структуры и содержания нового законодательства. Основой Гражданского кодекса послужило реципированное римское право, которое определило структуру кодекса: о лицах, о вещах, об обязательствах.

Гражданский кодекс состоит из трех книг. Первая книга посвящена определению субъектов гражданского права и семейно-брачного права. Кодекс отменил сословное деление общества и закрепил равенство граждан перед законом. Субъектами гражданского права признавались только физические лица. Кодекс закрепил светский брак и разрешил развод, провозглашая тем не менее главенство мужа и отца семейства. Женщина по этому Кодексу не имела права заключать сделки, обязана была следовать за своим мужем, а ее измена признавалась поводом для развода. Брачный возраст был установлен для женщин с 15 лет, для мужчин с 18 лет, однако до достижения ими соответственно 21 года и 25 лет брак допускался только с разрешения родителей.

Вторая книга Кодекса посвящена вещному праву: «Об имуществах и различных взаимоотношениях собственности». Разделяя имущество на движимые и недвижимые вещи, Кодекс устанавливал презумпцию добросовестного владения в отношении движимых вещей, в то время как владелец недвижимости должен был сам доказать законность своего владения. Частную собственность Кодекс определял как право пользоваться, распоряжаться вещью наиболее полным образом, но в пределах закона, причем само право частной собственности трактуется расширенно. Например, Кодекс определяет, что собственник земли имеет право не только на то, что находится на поверхности, но и на то, что находится под землей и над землей, без ограничений.

Третья книга посвящена обязательному праву и называется «О различных способах приобретения собственности». В этой книге рассматривались способы приобретения имущества: наследование, дарение между живыми, в силу обязательств.

Похожие главы из других книг

ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИот 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ(ред. от

ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ) от 30 ноября 1994 года № 51-ФЗ

ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ) от 30 ноября 1994 года № 51-ФЗ Принят Государственной Думой 21 октября 1994 года (в ред. Федеральных законов от 20.02.1996 № 18-ФЗ, от 12.08.1996 № 111-ФЗ, от 08.07.1999 № 138-ФЗ, от 16.04.2001 № 45-ФЗ, от 15.05.2001 № 54-ФЗ, от 21.03.2002 № 31-ФЗ, от 14.11.2002

ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ) от 26 ноября 2001 года № 146-ФЗ

ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ) от 26 ноября 2001 года № 146-ФЗ Принят Государственной Думой 1 ноября 2001 годаОдобрен Советом Федерации 14 ноября 2001 года (в ред. Федеральных законов от 02.12.2004 № 156-ФЗ, от 03.06.2006 № 73-ФЗ, от 18.12.2006 № 231-ФЗ, от 29.12.2006 № 258-ФЗ, от

§ 64.2. Гражданский кодекс 1804 года

§ 64.2. Гражданский кодекс 1804 года Разработка кодекса Законодательство Революции XVIII в. коренным образом преобразовало французское частное право в его принципах. Однако техническая сторона права, многочисленные конкретные правоположения, касавшиеся реализации

Французский гражданский кодекс структура

Гражданский кодекс 1804 г. был разработан в традиции французской цивилистики ХVП-ХVШ вв. Главной особенностью этой традиции было взаимное переплетение кутюмного и римского права. Такую задачу и сознательно поставили себе составители: “Мы совершали, если дозволено так выразиться, полюбовную сделку между писаным правом и кутюмами всякий раз, когда нам возможно было согласовать их правоположения или видоизменить одни посредством других, не прерывая единства системы и не покушаясь на общий их дух” Омельченко О.А. Всеобщая история государства и права. Учебник.Т2.М.,2005г.,стр213. Такая традиция позволила сделать новые институты права действительно едиными для всей страны.

Общая схема кодекса была позаимствована составителями из трудов крупнейших французских правоведов XVIII в., а именно: Ф. Буржона (автора трактата “Обычное право Франции и кутюмы Парижа”, 1747). Для разделов об обязательном праве большое значение имели труды Р. Ж. Потье “Пандекты Юстиниана в новом порядке” (1748) и К. Ж. Оливье “Принципы римского гражданского права”. Посредством этих трудов, а также собственной позиции составителей, римское и кутюмное право стали первыми по важности источниками доктрины и собственно текстов ГК.

В основу кодекса Наполеона была положена институционная система, восходившая к “Институциям” Юстиниана. Деление кодекса Наполеона на 3 книги повторяет структуру “Институтов” кодекса Юстиниана, которая, в свою очередь, берется из деления частного материального права на три части, т.е. “лица”, “вещи” и “способы приобретения вещей”, предложенного римским юристом Gains. На основе римского права, приспособленного к обстоятельствам, были написаны вещное и обязательственное право. Семейное и наследственное право основывались на старом французском обычном праве.

Кодекс Наполеона (2281ст.) состоит из вводной части и трех книг. Вводная часть самая короткая и содержит всего шесть статей (ст. 1 — 6).

Первая книга «О лицах» включает статьи о гражданстве, актах гражданского состояния, семейном и опекунском праве (ст. 7 — 515).

Вторая книга «Об имуществах и о различных видоизменениях собственности» регулирует отношения собственности (ст. 516 — 710).

Третья книга «О различных способах, которыми приобретается собственность» — способы приобретения собственности, включая наследственное право и различные виды обязательств (ст. 711 — 2283).

Таким образом, кодекс состоит из трех частей — лица, вещи, обязательства.

Кодекс Наполеона в структурном отношении характеризуется:

1) своей определенной правовой идеологией, т.е. глубоко обдуманной проработкой норм и принципов французского гражданского права на основе римского частного права;

2) единством предмета, регулируемого в кодексе;

3) взаимосвязью и логической последовательностью всех структурных элементов (книг, глав и статей);

4) стройностью изложения, сжатостью юридических формулировок и дефиниций, определенностью и четкостью трактовки основных понятий и институтов гражданского права.

Таким образом, кодекс Наполеона — это сводный законодательный акт, в котором объединены и систематизированы правовые нормы, содержащиеся в 36 законах, регулирующие сходные, однородные гражданско-правовые отношения.

Хотя кодекс Наполеона делится на 3 книги, выделяют следующие основные институты французского гражданского права: лица, семейное право, право собственности, обязательственное право, режим семейной собственности и наследственное право. Следует отметить, что международное частное право не рассматривается как институт французского гражданского права.

За двухсотлетний период функционирования кодекса Наполеона его положения, структура и форма изложения были восприняты во многих странах мира, т.е. произошла так называемая рецепция французского частного права.

ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС НАПОЛЕОНА 1804 г.: ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ, СТРУКТУРА, ПРИНЦИПЫ. ОСНОВНЫЕ ГРАЖДАНСКОПРАВОВЫЕ ИНСТИТУТЫ

Гражданский кодекс Франции 1804 г., именуемый с 1807 г. также Кодексом Наполеона, разрабатывался не без участия Наполеона и в довольно короткие сроки. Учитывая опыт предшествующих революционных лет (1789—1794 гг.), когда были упразднены многие средневековые гражданско-правовые институты и заложены основы буржуазного права, законодательная комиссия (Мальвиль, Портали, Тронше и др.), созданная Наполеоном, выработала единый кодекс гражданского права.

Гражданский кодекс имел вводный титул, институционную структуру (три книги: лица — вещи — обязательства), заимствованную из римского классического права (Институции Гая, II в.) и насчитывал 2281 статью.

ГК признавал в качестве субъектов гражданского права только физических лиц. При определении объема их прав кодекс исходил из принципа юридического равенства.

Принципы, на которых в ГК строятся договорные отношения, таковы:

1) согласие обязываемой стороны. Под которым французская доктрина понимает согласие воль (внутреннего психического акта). Кодекс называет случаи возможного искажения воли: если согласие дано вследствие заблуждения или получено путем насилия или обмана;

2) незыблемость договора: «соглашения, законно заключенные, занимают место закона для тех, кто их заключил. Они могут быть отменены лишь по взаимному согласию сторон или по причинам, в силу которых закон разрешает отмену. Эти соглашения должны быть выполнены добросовестно».

На содержание статей, посвященных праву собственности, наибольшее влияние оказали революционное законодательство и римское право. Гражданский кодекс не дает определения права собственности, а только перечисляет основные правомочия собственника — пользование и распоряжение вещами. При этом провозглашается абсолютный характер собственности.

В зависимости от субъекта права Кодекс подразделял собственность на индивидуальную (частную), государственную (общественное обладание), общинно-коммунальную.

В кодексе детально регламентированы права собственника земельного участка, сервитуты, порядок раздела недвижимого имущества между наследниками, залог земли и др. Помимо права собственности Кодекс Наполеона признает и другие вещные права: право на чужие вещи (узуфрукт, проживание в чужом доме, сервитут, право залога), владение, держание.

Кодекс уничтожил различие между родовым и благоприобретенным имуществом, запретил субституции, разрешил мену недвижимых имуществ. В соответствии с ним «договор есть соглашение, посредством которого одно или несколько лиц обязываются перед другим лицом или перед несколькими другими лицами дать что-либо, сделать что-либо или не делать чего-либо». Понятие предмета договора совпадает с понятием предмета обязательства.

В кодексе рассматриваются различные виды договоров: дарения, мены, купли-продажи, найма. Наибольшее внимание уделяется договору купли-продажи. Договор считается заключенным, когда достигается соглашение по поводу вещи и цены. Одновременно происходит переход права собственности на покупателя. Цена вещи определяется по усмотрению сторон.

Помимо договора, к основаниям возникновения обязательств кодекс относит причинение вреда — деликт.

Кодекс рассматривает брак как договор, для заключения которого необходимо было выполнить ряд условий:

—достижение взаимного согласия супругов (как и в любом договоре — принцип согласия обязываемой стороны);

— достижение брачного возраста (для мужчин — 18 лет, для женщин — 15 лет);

— не состоять в другом браке;

— согласие родителей для детей, не достигших определенного возраста (сын — 25 лет, дочь — 21 год).

Запрещался брак между лицами, находящимися между собой в определенной степени родства или свойства. Кодекс допускал развод. Его причинами могли быть: прелюбодеяние; злоупотребление, грубое обращение или тяжелые обиды одного из супругов в отношении другого; присуждение одного из супругов к тяжкому и позорящему наказанию; взаимное и упорное желание супругов развестись.

Взаимоотношения между мужем и женой строились на основе власти и подчинения: «Муж обязан оказывать покровительство своей жене, жена — послушание мужу». Следствием власти мужа является ограниченная правоспособность и практически полная недееспособность замужней женщины.

Имущественные отношения супругов определялись брачным договором, заключенным до совершения брака. По общему правилу, если в брачном договоре специально не было предусмотрено иное, имущество жены поступало в управление мужа, и он распоряжался доходами с этого имущества. Несовершеннолетние дети находились под властью родителей до достижения совершеннолетия или до эмансипации — освобождения из-под власти. Относительно внебрачных детей закон допускал возможность их узаконения, однако только на добровольных началах.

В конце XIX — начале XX в. в ГК Наполеона были внесены изменения, касающиеся порядка заключения брака: отменены некоторые формальности, мешающие его заключению: урегулирован вопрос о заключении брака с незаконнорожденными наследниками; мать получила реальное право давать согласие на брак своих детей.

В 1816 г. был отменен развод, но в 1884 г. восстановлен в новом виде: он рассматривался как санкция за виновное поведение супруга, поэтому развод по взаимному согласию не восстанавливался. Перемены во взаимоотношениях родителей и детей выразились в ослаблении отцовской власти, расширении прав детей и матери.

Кодекс разрешал наследование по закону и по завещанию. Однако завещательная свобода была ограничена и поставлена в зависимость от того, оставил наследодатель детей или нет. При одном ребенке можно было распоряжаться по завещанию половиной имущества, при двух детях — одной третью. Если детей не было, но имелись родственники по одной линии, то завещатель распоряжался тремя четвертями имущества, а если оставались родственники по обеим линиям, — половиной имущества.

Свободное от завещательного распоряжения имущество наследовалось по закону. Право наследования имели родственники вплоть до двенадцатой степени. Ближайшая степень родства абсолютно исключала последующую. При отсутствии родственников с правами наследования имущество переходило к пережившему супругу. В 1917 г. круг наследников был ограничен шестой степенью родства.

ГК Наполеона заимствован рядом западноевропейских (Италия, Бельгия, Голландия, Польша), латиноамериканских стран, а также Луизианой (США), ГК Наполеона (с изменениями и дополнениями) и до сих пор является действующим гражданско-правовым кодексом Франции.

Гражданский кодекс французов 1804 г. (Кодекс Наполеона)

О гражданском кодексе заговорили еще при первых обсуждениях законодательной политики в Национальном собрании Франции 1789 г. В резолюции от 6 августа 1790 г. говорилось, например, что «гражданские законы должны быть объединены и реформированы законодателем, который должен составить общий свод простых, ясных и приноровленных к конституции законов».

Дело в том, что предреволюционная Франция представляла собой страну не одного, а нескольких разобщенных между собой народов — бретонцев, гасконцев, бургундов, лотарингов. Ее не объединяло, а, напротив, разобщало многое: виды собственности, налоги, порядок наследования; договорный характер отношений короля с присоединяемыми провинциями и церковью, феодальная собственность с ее множественностью лично-зависимых отношений, платежей и повинностей.

Без кодекса, как говорил один из авторитетных участников коди- фикаторской работы Тронше, люди подчиняются только верховной власти, не будучи членами одного и того же государства. Кодификация сплачивает нацию-государство, поэтому заботы и попытки сплотить государство с ее помощью имели место еще в период правления Людовика XI.

Филипп Красивый установил парламенты (судебные учреждения в Париже и других местах) и Генеральные штаты. Позднее эту важную работу поддержали юристы, рыцари и высшие чиновники под покровительством короля. Первой кодификационной работой следует, по всей видимости, считать создание Людовиком XIV в 1665 г. кодификационной комиссии, в которой он стал и председателем. «Королю-солнцу» не все удалось, однако при содействии Ламуаньона он кодифицировал решения Парижского парламента, исполнявшего роль судебной инстанции.

Жан Луи Кольбер, главный министр финансов, провел обширную кодификационную работу в виде издания крупных ордонансов, которые по широте охвата областей законодательного регулирования превзошли аналогичную кодификаторскую работу времен Наполеона. Ордонанс о торговле (1673) и Ордонанс о мореплавании (1681) содержали ряд принципов и норм, которые легли затем в основание Торгового кодекса 1807 г. и дожили до настоящего времени. Кольбе- ровскому морскому кодексу (ордонансу о мореплавании) принадлежит первенство в учреждении пенсионного фонда для моряков, уходящих в дальнее плавание. Ордонансы о гражданском процессе (1667) и об уголовном процессе (1679) создали основу для уголовного и гражданского судопроизводства в новое время.

Один из высших правительственных чиновников Людовика XV канцлер д’Агессо подготовил и издал кодифицированные ордонансы о дарах (1731), завещаниях и фидеикомиссах (1735), об урегулировании семейных и имущественных споров (1747), а также ордонансы об уголовном преследовании и об исках. Наиболее разработанным здесь оказалось регулирование завещательных акций. Так, субституция (замена и подназначение наследника) могла быть или обычной, когда подназначение наследника совершается путем указания в завещательном распоряжении второго наследника на случай, если первый не может принять наследство, или при помощи фидеикомисса — завещательного распоряжения, которым назначается лицо, наследующее наследственное имущество у первоначального наследника.

Д’Агессо мечтал о едином кодексе, причем таком, чтобы исполнить его требования было так же легко, как «подумать и пожелать».

Наиболее интенсивно работа над кодексом развернулась в республиканский период. Всего было подготовлено к утверждению пять проектов. В подготовке всех их, кроме самого последнего, активное участие принимал Камбасерес, ставший впоследствии одним из трех консулов республики вместе с Наполеоном. В пору правления якобинцев было подготовлено два проекта кодекса. Первый из них, состоявший всего из 695 статей, был признан слишком сложным и недостаточно радикальным в обеспечении естественных прав человека (проект 1793 г.), второй, состоявший из 297 статей, — слишком пробельным (1794).

В проекте 1793 г. присутствовал дух радикализма, беспощадности к феодальным привилегиям, а также наивный оптимизм, особенно в деле регулирования наследственных прав и семейных отношений (проявлялась большая благосклонность к свободе завещаний и устанавливалось ограничение прав семьи в интересах государства). Намечалось полное освобождение членов семьи (в первую очередь жены и детей) из-под власти отца. Позднее авторы Кодекса 1804 г. скажут о своих предшественниках, что они «низвергли власть отца, потому что молодежь больше склонна к новшествам». Соотечественники в глазах якобинских реформаторов выглядели «редким зрелищем земледельческого народа, богатого без изобилия, довольного без состояния и великого своим трудом». В глазах составителей Кодекса 1804 г. Франция была уже совсем другой — «большим государством, одновременно земледельческим и коммерческим, заключающим в себе много профессий и отраслей промышленности» <Рае- вич С. Проект якобинского Кодекса 1793 г. // Революция права. 1928. № 1. С. 85-97).

В 1796 г. были подготовлены еще два проекта в объеме 1104 статей в июле и следующий проект в ноябре. Одной из самых трудных и сложных проблем для составителей кодексов стала проблема систематизации и переоценки достоинств и несовершенств существующих к данному моменту сборников обычного права (их насчитывалось свыше 360). Помимо этого в стране действовали римские правовые институты и нормы, королевские ордонансы, а также несколько десятков разрозненных законов периода перехода от республики к консулату.

Все эти задачи были учтены при подборе участников кодифика- торской работы. Всего в работе над последним проектом было занято четыре человека и один секретарь. Председателем комиссии по подготовке кодекса был назначен большой знаток кутюмов Тронше, работавший в кассационном суде. Правовая кутюма — это правовое требование, или же правило, установившееся в повседневном обиходе, авторитет которого признан всеми в силу его давнего употребления.

Другой ключевой фигурой комиссии стал знаток римского права Порталис, правительственный комиссар в призовом суде. Два остальных члена комиссии — Биго де Преамене и Маллевиль тоже были опытными судейскими работниками, хорошо знавшими степень распространенности и силу действия римского и обычного права.

Комиссия собиралась на свои заседания в течение четырех лет и нередко работала с полудня до 10 часов вечера. В работе комиссии самое активное участие принял Наполеон, который повлиял на формулировки отдельных статей, в особенности на регулирование имущественного и семейного статуса замужней женщины. Вначале он выступал за краткость и простоту формулировок законов, но по мере обсуждения связанных с этим проблем пришел к противоположному мнению: простота предоставляет слишком широкий простор для толкований и влечет за собой неопределенность в понимании закона. В системе общественных отношений, по его мнению, ничто не должно зависеть от произвола отдельных лиц. Но законы не в состоянии объять собой все, поэтому без толкования закона никак не обойтись. И тем не менее в этом случае предпочтительнее будет все- объемлемость предписаний закона: «избегнуть судейского произвола можно, лишь подчинившись деспотизму закона».

Над юридическим опытом каждого народа, взятого в известную эпоху, возвышается, по мнению Наполеона, законодательная мудрость всего человечества и всех времен, она называется «гражданской справедливостью». Эта последняя слагается из начал, которые законодатели исповедовали в течение ряда веков. Наполеон с самого начала весьма проницательно оценил важность кодификаторской работы в области гражданского права, особенно при ее тщательной продуманности и успешном преодолении многих присущих этой работе проблем. «Моя истинная слава не в сорока сражениях, выигранных мною, — скажет он однажды, — Ватерлоо их все зачеркнуло. Но не будет и не может быть забыт гражданский кодекс».

Обшая характеристика Кодекса. Кодекс под редким названием «Code civil des francaise» — «Гражданский кодекс французов» — был принят 21 марта (30 вантоза) 1804 г. Он представлял собой свод единообразных (унифицированных) законов, действующих на всей территории страны, имеющих особенную структуру и логику изложения (по институтам) и содержащих точные юридические определения либо условные юридические термины (гражданская смерть и др.). Кодекс заменил собой около 360 местных сборников кутюмов (правовых обычаев) и стал для всех граждан доступной книгой законов, ясных, понятных и соответствующих в определенной части Декларации прав 1789 г.

Во Вводном титуле закреплены право и обязанность судьи разбирать конфликт даже в том случае, когда закон молчит или его содержание неясно (ст. 4). Это предписание Кодекса ускоряло и упрощало судебное разбирательство неурегулированных законом правонарушающих действий в сфере гражданского права. И это же положение означало отказ от позиции, которая в лице Монтескье утверждала, что судьи должны быть лишены права толкования законов в случае неясности и неполноты законных требований и предписаний. Гражданам, в свою очередь, запрещалось нарушать своими частными соглашениями законы, регулирующие общественный порядок и добрые нравы (ст. 6). Кодекс провозглашал и закреплял равноправие граждан в пользовании лично-имущественными правами, он признавал также их свободу вступления в договорные отношения, в том числе свободу брачного союза. И еще он демонстрировал уважительное отношение к формам и способам правового общения сограждан: условия и требования в законно заключенном договоре своих сограждан Кодекс считал равным по силе требованиям закона.

Вместе с тем в нарушение принципа равноправия Кодекс зафиксировал явно приниженное положение замужней женщины в семье, ее неравноправие с мужем в сфере лично-имущественных прав. Известная стесненность правоспособности была закреплена и для лиц, находящихся в услужении и работающих по найму. Имело место также восстановление средневековой практики лишения граждан основных имущественных прав и некоторых общественных привилегий (наказание граждан в виде так называемой гражданской деградации, или, иначе, гражданской смерти — mort civile), что дает еще один повод для характеристики Кодекса как творения отчасти компромиссного. Это особенно заметно также в наследственном праве, где имело место компромиссное сочетание традиций и обыкновений кутюмного права и законодательства республики периода революции.

Кодекс состоит из трех книг и 2281 статьи. Три книги Кодекса напоминают структуру изложения Институций Гая (лица, веши, обязательства).

Книга первая «О лицах» (ст. 7—515) содержит предписания о пользовании гражданскими правами и о лишении этих прав; об актах гражданского состояния — рождении, браке, смерти, безвестном отсутствии; о браке, разводе, об отцовстве и об отношении отцов к детям, об усыновлении; об отцовской власти, об опеке; о совершеннолетии; о советнике, назначенном судом (расточительным людям суд мог изменить их имущественные права и запретить выступать в суде без участия советника, назначенного судом, а также заключать мировые сделки, делать займы, получать движимый капитал).

В книге законодательно устанавливалось, что «всякий француз пользуется гражданскими правами» (ст. 8), и тем самым подтверждалось упразднение феодального правопорядка с его сословными привилегиями и ограничениями. Принцип формального равенства лиц в имущественном обороте закреплен в ст. 7: «. осуществление гражданских прав не зависит от качеств гражданина; это качество приобретается и сохраняется лишь согласно конституционному закону» (все это в принципе правильно, однако Кодекс сильно принизил правовые возможности для женщин и детей, а также — по понятным причинам — для иностранцев: их статус определялся на основе международных договоров или специальных правительственных решений). Вопреки провозглашенному принципу равенства хозяину верили больше, чем работнику в показаниях относительно размера жалованья и оплаты за год (ст. 1781; отменена 2 августа 1868 г.).

Субъектами гражданских прав признавались отдельные индивиды (физические лица), а не коллективы и не учреждения (моральные и юридические лица). Последние не признавались участниками гражданского оборота в стране в связи с их все еще слабой распространенностью и еще по той причине, что законодатели опасались возрождения консервативно или радикально настроенных объединений (феодальных, цеховых, профессиональных).

Кодекс делал уступки феодальным нравам и традициям, сохраняя, например, институт официального бесчестия — гражданскую смерть как меру уголовного наказания. Наказуемый терял собственность на все имущество, которым владел. После этого открывалось наследование в пользу его законных родственников, к которым имущество переходило таким же способом, как если бы он умер естественным образом и без завещания (ст. 25; отменена 31 мая 1854 г.).

В этом же ряду уступок традиционному неравноправию стало неравное положение женщины в браке. Ей запрещалось быть свидетельницей при составлении актов гражданского состояния, она не могла дарить, отчуждать, закладывать или приобретать без участия мужа. В нарушение общего правила о режиме общности имущества для мужа и жены муж по Кодексу «один управляет имуществом, входящим в общность. Он может его продать, отчуждать и установить на него ипотеку, без участия жены» (ст. 141).

Брак отныне считался светским и рассматривался как разновидность установления гражданского соглашения (договора). Если раньше брак признавался «наиболее священным из всех соглашений», то теперь он уже рассматривался в разряде заурядных договорных отношений с правом на расторжение по обоюдному согласию. Право на расторжение признавалось за обеими сторонами, но оно не было равным. Муж должен был оказывать жене покровительство, а жена — быть послушной и повсюду за ним следовать (ст. 213).

Супруги обязывались ко взаимной верности, помощи и поддержке, но при этом открыто закреплялось привилегированное и господствующее положение мужчины: он имел право определять место жительства, требовать развода в случае обнаружения факта прелюбодеяния жены и даже направить такую жену в исправительный дом на срок не меньше трех месяцев, но не свыше двух лет. Родительская власть по сути дела была сведена к отцовской власти. В случае возникновения у отца «серьезных поводов к недовольству поведением ребенка» он мог лишить его свободы на срок до одного месяца при помощи председателя окружного трибунала (ст. 376).

Жена могла требовать развода по причине прелюбодеяния мужа, но при условии, что он «держал сожительницу в общем доме» (ст. 230). Только в 1884 г. закон «уравнял» жену в правах с мужем, предоставив ей право требовать развода во всех случаях прелюбодеяния супруга. Другие поводы для развода: злоупотребление, грубое обращение или тяжелые обиды одного из супругов в отношении другого; присуждение одного из супругов к тяжкому и позорящему наказанию; взаимное и упорное несогласие супругов. По этим же основаниям могло быть принято решение о раздельном жительстве без расторжения брака (обычай, поддерживаемый в то время католической церковью). С 1893 г. женщины, которым разрешено было раздельное жительство, стали признаваться дееспособными.

Внебрачные дети лишались наследства, если отец и мать не признают их «законно» до брака или в самом акте о совершении брака (ст. 331). Отыскание отцовства запрещалось (разрешение введено с 1912 г.).

Только мужчина мог осуществлять опекунские права, за ним было последнее слово в подтверждении согласия на брак сына до 25 лет или дочери до 21 года (брачный возраст для юношей был 18 лет, для девушек — 15 лет). Положения о семье и браке во многом опирались на традицию римского происхождения и феодальные обычаи, а также на бытовавшую в то время в обществе доктрину о «глупости и слабости женского пола», которую разделял и Наполеон, буквально настоявший на статьях Кодекса, закрепляющих приниженное положение женщины в браке и имущественных правоотношениях. В отместку, как гласит предание, группа парижанок однажды собрала имеющиеся экземпляры Кодекса и сожгла их у Вандом- ской колонны, воздвигнутой в честь Наполеона.

При обсуждении прерогатив отцовской власти в семье создатели Кодекса уподобляли ее власти правителя в государстве: «действовать надо предоставлять одному». Право отца на свободное распоряжение наследственной массой трактовалось как наилучший способ распоряжения наследственной массой, который, по разъяснению Порта- лиса, «дает детям награду и одновременно заставляет их опасаться» за судьбу наследства.

Наказание детей с учетом их имущественно-правового статуса было предложено Порталисом в более дифференцированном виде, впоследствии было закреплено в Кодексе: с учетом возраста (до 16 лет) и при отсутствии у детей родового имущества и какой-либо профессии их направляли в исправительный дом (ст. 376, 382); детей от 16 до 21 года направляли в тюрьму на срок до шести месяцев (ст. 377).

Книга вторая «Об имуществах и о различных видоизменениях собственности» (ст. 516—710) включала в себя положения о недвижимости и движимостях, о собственности; о праве присоединения того, что производится вещью — плоды дерева, посаженное в землю дерево и т. д.; об узуфрукте, земельных повинностях, установленных законом или действием человека; о правах собственника имения, в пользу которого установлен сервитут, и др.

Центральным, но не единственным из вещных (имущественных) прав является право собственности, которое получило следующее определение: «право пользоваться и распоряжаться вещами наиболее абсолютным образом, с тем чтобы пользование не являлось таким, которое запрещено законом или регламентом» (ст. 544). Собственность не была неприкосновенной (абсолютной), если ее пользование вступало в противоречие с той или иной общественной пользой: «Никто не может быть принужден к уступке своей собственности, если это не делается по причине общественной пользы и за справедливое и предварительное возмещение». Это положение фактически воспроизводит одну из статей Декларации прав 1789 г.

Ликвидировалось старое, дореволюционное деление имущества на родовое и благоприобретенное; на первый план было выдвинуто деление вещей на движимые и недвижимые. Имущества являются недвижимыми или по их природе, или в силу их назначения, или вследствие предмета, принадлежность которого они составляют. Земельные участки и строения являются недвижимостями по их природе. Урожай на корню и плоды, не снятые еще с деревьев, тоже являются недвижимостью. С того момента, как колосья срезаны, а плоды сорваны, они являются движимостью. Предметы, которые собственник земли поместил на свой участок для его обслуживания и эксплуатации, являются недвижимостями в силу их назначения. Среди них: животные, служащие для обработки земли; рыба в прудах; ульи; кролики в садках; прессы, котлы, аппараты для перегонки, кадки и бочки; солома и удобрения.

Являются также недвижимостями вследствие предмета, к которому они относятся, узуфрукт на недвижимые вещи, сервитуты или земельные повинности, а также иски, имеющие своим предметом возвращение недвижимого имущества (ст. 516—526).

Имущества являются движимыми в силу их природы или в силу определения закона. В силу их природы являются движимостями предметы, которые могут изменять свое место нахождения, в частности, когда они двигаются сами, как, например, животные, или же когда они не могут изменять своего места иначе как под воздействием посторонней силы, как, например, неодущевленные предметы.

Являются движимостями в силу определения закона обязательства и иски, имеющие своим предметом уплату денежных сумм или права на движимые вещи, акции или доли в финансовых, торговых или промышленных компаниях, хотя бы компаниям принадлежали недвижимые имущества, связанные с этими предприятиями (ст. 529, современная редакция).

Особую разновидность прав составило право присоединения. «Собственность на вещь, как движимую, так и недвижимую, дает право на все, что эта вещь производит, и на то, что естественно или искусственно соединяется с этой вещью в качестве принадлежности. Это право называется правом присоединения» (ст. 546). Здесь имелось в виду право на плоды земли, приплод животных и т. п.

Перечень разновидностей имущественных прав содержит ст. 543: «На имущество можно иметь или право собственности, или простое право пользования, или только право требовать выполнения земельных повинностей (сервитутов)». Частные лица имеют право свободного распоряжения имуществами, которые им принадлежат (ст. 537). Исключительно широко трактовались поначалу правомочия земельного собственника: «Собственность на землю включает в себя собственность на то, что находится сверху, и на то, что находится снизу» (ст. 552). Однако уже в 1810 г. промышленники добились перемены в этих правомочиях, теперь добыча найденных в земле ископаемых оформлялась специальным дозволением правительства в виде концессии, а не предоставлялась собственником земли, где эта добыча организуется.

Сервитуты и узуфрукт. В целях смягчения конфликтов интересов частных собственников было установлено несколько законных сервитутов (обременении) — об общей стене, о праве прохода и других, но все же в этой области оставались пробелы и неполнота регулирования. Термин сервитут был заимствован из римского правоведения, однако его разновидности были расширены. Так, источниками сервитутов считались естественное расположение участка; обязательства, установленные законом; обязательства, установленные соглашением между собственниками (ст. 639). Другим заимствованным институтом римского правоведения был узуфрукт, который определялся как «право пользования вещами, собственность на которые принадлежит другому лицу, также как ими пользуется сам собственник, но с обязанностью сохранить существо вещи» (ст. 578).

Книга третья Кодекса — «О различных способах, которыми приобретается собственность» — самая обширная (ст. 711—2281). В ней содержатся следующие структурные подразделения: о наследовании, наследниках, порядке наследования, о наследовании вне правил, об отказе, о разделе и возвратах; о дарениях между живыми и о завещаниях, о разделе имущества, о завещательных распоряжениях-легатах; о договорах, или договорных обязательствах вообще, о существенных условиях, о силе обязательств, о различных видах обязательств; о доказательстве существования обязательств и производстве платежей; о брачном договоре и взаимных правах супругов; о продаже, о мене, о договоре найма, о договоре товарищества, займе, хранении, поручении; о сроках давности.

Основные способы приобретения собственности перечисляются в ст. 711: «Собственность на имущества приобретается и передается путем наследования, путем дарения между живыми или по завещанию и в силу обязательств». Обязательства возникают в результате заключения соглашений (договоров) между сторонами — участниками правового общения.

Договор определяется Кодексом как «соглашение, посредством которого одно или несколько лиц обязываются перед другим лицом или перед несколькими другими лицами дать что-либо, сделать что- либо или не делать чего-либо» (ст. 1101).

Существенными условиями действительности (реальности обязывающей силы) соглашения являются следующие четыре условия: согласие стороны, которая обязывается; способность (правоспособность, дееспособность) заключить договор; определенный предмет, составляющий содержание обязанности; дозволенное основание обязательства (ст. 1108). Под согласием сторон (первым из перечисленных условий) понимается добровольное волеизъявление сторон, однако добровольность нарушается или искажается, если имело место заблуждение или если согласие получено путем обмана, насилия. Явная невыгодность договора для одной из сторон также может стать основанием для признания соглашения недействительным, но при одном определенном условии — если продавец недвижимости продал имущество по цене, составляющей не более 7/12 действительной цены (ст. 1674).

В отношении прав владельцев движимого имущества (торговцев, банкиров) в Кодексе записано правило: владение признается юридическим основанием права собственности на вещь (ст. 2279).

Обещание продать равносильно продаже, если имеется взаимное соглашение обеих сторон о вещи и о цене (ст. 1589). Видимые недостатки вещи, в наличии которых покупатель мог убедиться сам, не влекут ответственности продавца, а в отношении скрытых недостатков продавец должен дать гарантию (ст. 1641, 1642).

Одна из статей этого раздела Кодекса прямо указывает на сохраняющуюся силу обычая, если он даже не упомянут при заключении соглашения, но по природе возникающего обязательства его применение считается необходимым и общеупотребительным. Помимо требований закона и обычая в ряде случаев участникам соглашения необходимо считаться еще и с требованиями справедливости. Об этом со всей определенностью говорится в ст. 1135: «Соглашения обязывают не только к тому, что в них выражено, но ко всем последствиям, которые справедливость, обычай или закон связывают с этим обязательством, в соответствии с его природой». По свидетельству Тронше, составители Кодекса «не отказывались от привычного, если оно не содержало дурного».

Кодекс не только гарантировал поддержку законным соглашениям, но призывал к их добросовестному исполнению, т. с. призывал к добросовестному восприятию принципа «закон есть закон» в противоположность принципу «закон — мое желание, кулак — моя полиция». В ст. 1134 об этом сказано следующим образом: «Соглашения, законно заключенные, занимают место закона для тех, кто их заключил. Они могут быть отменены лишь по взаимному согласию сторон или по причинам, в силу которых закон разрешает отмену обязательства. Они должны быть выполнены добросовестно». Для составителей Кодекса справедливым считалось все, что было основано на соглашении (взаимной договоренности), что напоминает мудрость древних римлян «договор — это закон для двоих» и русскую поговорку «уговор дороже денег».

Порядок наследования. Первым законодательным установлением революционного периода стало существенное ограничение права распоряжения наследственной массой по усмотрению наследовате- ля. Это частично было связано с тем, что в обществе получила широкое хождение концепция общественного происхождения собственности, а потому государство оставляло за собой право регулировать передачу собственности во имя защиты имущества для членов семьи и защиты законных интересов наследников.

Принцип наследования по закону стал новшеством, введенным и закрепленным в период революции. «Закон при определении порядка наследования не принимает во внимание ни природы, ни происхождения имущества», — записано в Кодексе 1804 г. Сам процесс передачи наследственной массы Кодекс определяет как «переход имущества умершего к одному или нескольким живым лицам». Кодекс объединил передачу имущества по завещанию с передачей в виде дарения, однако четко разграничил две основные формы наследования по закону (succecion ab intestat) и по завещанию (succecion testamentaires).

Еще в начале консулата были восстановлены права завещателя наследства, отмененные декретом 1792 г. Кодекс 1804 г. самым подробным образом регламентирует этот вариант передачи наследства. Самым важным моментом данного юридического действия Кодекс вслед за римским правом признавал волеизъявление. Наполеон на стадии разработки Кодекса называл право завещательного распоряжения собственностью «врученным как бы самой природой главе каждой семьи» (Юшкевич В. А. Наполеон I на поприще гражданского правоведения и законодательства. М., 1905. С. 92).

Основными способами передачи наследства по завещанию Кодекс определил следующие: собственноручное завещание, целиком написанное, подписанное и датированное самим завещателем; публичное завещание, которое надлежит совершить в соответствии с установленной процедурой, — оно должно быть продиктовано в присутствии двух нотариусов и двух свидетелей, либо одного нотариуса и четырех свидетелей. Существовало также тайное завещание, представляемое в запечатанном виде в присутствии шести свидетелей и переданное на хранение нотариусу.

Среди институтов, характерных для рецепированного римского права и восстановленных в Кодексе, следует назвать субституцию (назначение дополнительного наследника), правда, только для наследников первой степени родства — прежде всего детей, которые уже родились, или тех, кто может родиться в перспективе. В отношении других степеней родства принцип субституции не действовал и даже запрещался. Таким образом, свобода завещаний ограничивалась не только адресатом, но и обязательной долей наследства.

В этом смысле Кодекс следует не за кутюмным правом, а за писаным правом дореволюционной Франции, где обозначалась обязательная доля (законным детям наследодателя). Правда, писаное право еще учитывало требование канонического права о включении в число получателей законной доли жены умершего. Обычно же право северных районов страны не знало правила об обязательной доле, но пользовалось термином «резервированное имущество».

Наследники умершего выстраивались в указанной Кодексом очередности: дети и иные нисходящие, а также восходящие и боковые родственники (с равными частями для родственников по отцовской и материнской линиям), не далее 12-й степени родства (с 1917 г. круг законных наследников был уменьшен до шестой степени родства). Права внебрачных детей были сужены: они признавались детьми только законным порядком, наследовали лишь имущество отца и матери, им было запрещено получать имущество по завещанию или путем дарения. В наследственных правах имело место и другое ограничение свободы завещания: при одном ребенке можно было завещать не больше половины имущества, при двух детях — не более трети, при трех — не больше четверти. Дарение ограничивалось во избежание попыток обойтись без завещания или так или иначе обойти его.

Рецепция Кодекса. Рецепция имела место в чистом и полном виде либо осуществлялась частично отдельными положениями.

В чистом виде Кодекс был введен во Франции и на тех территориях, которые в 1804 г. были ее частью, затем обособились: это Бельгия, Люксембург, Рейнские провинции Германии, Гессен-Дарм- штадт, Женева, Савойя, Пьемонт, Парма.

Частично в измененной форме он рецепирован в следующих завоеванных и зависимых странах: Варшавское герцогство, Баден, Вестфалия, Ганновер, Ганзейские государства, Голландия, Данциг, Иллирийские провинции, Италия, Нассау, Франкфурт, Бавария, некоторые кантоны Швейцарии, Сицилия.

Впоследствии Кодекс был рецепирован в Румынии, Греции, Гаити, штате Луизиана (США), провинции Квебек (Канада), Боливии, Сальвадоре, Доминиканской республике, а также в некоторых землях Германии до введения Германского гражданского уложения в 1900г

Как сформулировал историк Сигле, Кодекс был правом не всех народов, но правом для всех народов. По характеристике русского историка П. И. Кареева, «в основе его содержания лежит равенство всех перед законом и уважение к воле отдельных лиц в их взаимных отношениях частного характера, особенно в делах имущественных».

Г. Флобер назвал язык, которым изложен Кодекс, «нормой французского языка». Еще более восторженные похвалы языку Кодекса расточал Стендаль, так высказавшийся о покровителе кодификатор- ской работы: «Пример единственный в истории — самому великому из полководцев Франция обязана устранением путаницы и противоречий, царивших в несчетном множестве законов, которыми она управлялась».

Со временем Кодекс был возведен в ранг своего рода юридического евангелия, которое можно было комментировать или объяснять, но отнюдь не критиковать.

Мнение практикующих знатоков права звучало сдержаннее и прагматичнее. Комментируя проблему знания законов, состоящих из почти трех тысяч статей, Порталис, член комиссии, высказывал такое мнение: «Решительно невозможно, чтобы закон объявлялся каждому отдельному человеку. Следует удовольствоваться моральной предпосылкой, гласящей, что всякий человек может с ним ознакомиться». Ему вторил другой участник обсуждения: «Достаточно того, что те, кто наиболее заинтересован в знании законов, имеют достаточно времени и средств, чтобы следить за изданием и содержанием законов».

Юридико-технические достоинства Кодекса, согласно обобщению Порталиса, очевидны и сводятся к реализации четырех принципов: единство права (право одинаково применяется на определенной территории и по отношению ко всякому гражданину); единство юридического источника (действует только один закон, без участия прецедентного права или обычного права, как в Англии); завершенный, всеобъемлющий характер действия права, регулирующего ту или иную область гражданских отношений; закон осуществляет регулирующую функцию в полном обособлении от морали и религиозных предписаний.

Кодекс коммерции 1807г.

Вступивший в действие с 1 января 1808 г. Кодекс коммерции (Code de commerce) во многом дополнял Гражданский кодекс с точки зрения законодательной и одновременно закреплял самостоятельность имущественных и правовых интересов и традиций торгового класса. Кодекс разделялся на четыре книги: 1. О торговле вообще; 2. Морское право; 3. Конкурсное право; 4. О коммерческих судах. Таким образом, третья и четвертая книги относились преимущественно к формальному праву.

В этом Кодексе, регулирующем торговые отношения, также воплощались идеи равноправия и свободы в противоположность сословным привилегиям. Согласно ст. 1 купцы определялись как «лица, профессией которых является совершение сделок». Кодекс частично компенсировал отсутствие института юридических лиц, признав участником торговых отношений три вида торговых организаций (товариществ): товарищество под общим названием, коммандитное товарищество и анонимное товарищество (фактически акционерное общество, в котором хотя бы один из его участников отвечает по обязательствам всем своим имуществом).

Анонимное товарищество не может существовать без одобрения властей и возникнуть иначе как посредством составления документа, доступного для всеобщего обозрения. Товарищество под общим названием и коммандитное товарищество могут быть учреждены обнародованным документом или частным письменным соглашением.

Коммандитное общество — это разновидность товарищества, которое в русском торговом лексиконе именовалось товариществом на вере и подразумевало «договорное соединение лиц для производства совместными средствами торгового промысла с круговым ручательством одних участников всем своим имуществом, других — только определенным вкладом» (Г. Ф. Шершеневич). Во французском торговом праве выделяли простое коммандитное товарищество (простая коммандита) — это товарищество на паях, но с тем же различением двух категорий членов (полные участники и неполные участники).

Другой разновидностью было полное товарищество (societe en nom collectif). Все члены полного товарищества имеют статус коммерсанта и несут личную и солидарную ответственность за долги компании. Эта разновидность компании на паях была распространена в начале XIX в. Позднее более широкое распространение получило общество с ограниченной ответственностью.

Источники Кодекса составили помимо торговых обычаев Ордонанс о торговле (1673) и Ордонанс о мореплавании (1681), подготовленные в период политики меркантилизма по инициативе Ж. Б. Кольбера, главного министра в правительстве королевства. Торговое право, материальное и процессуальное, меняется и совершенствуется во времена абсолютизма — с присущим ему усилением монархической власти и централизацией управления — уже не только обычаями, но и королевскими указами, упомянутыми ордонансами, которые распространяли свое действие на всю страну. В процессе подготовки Кодекса прежние ордонансы были переработаны в духе равноправия, но ряд положений обоих ордонансов вошел в Кодекс без существенных изменений.

В Кодексе отсутствовали особые постановления о порядке заключения и исполнения сделок (эта часть регулировалась Гражданским кодексом). В нем не было предусмотрено регулирование страхования, института текущих счетов и др. Купле-продаже (основная торговая сделка) была посвящена всего одна статья. Более подробно изложены правила о купеческих книгах, биржевых агентах и маклерах, о комиссионерах, особо гарантировались интересы и права банков и бирж.

В случае неполноты или пробела необходимо было обращаться к правилам торговых обычаев, а при отсутствии последних — к гражданским законам.

Дальнейшее совершенствование регулирования деятельности обществ было оформлено Законом об обществах от 24 июля 1867 г., где

говорилось, что впредь анонимные общества (этим термином обозначались акционерные общества) могут образовываться без разрешения правительства, но акт об их образовании должен быть заверен нотариусом. В составе такого общества должно быть не менее семи членов.

Закон предусматривал также возможность создания коммандитных акционерных обществ (societe en commandite per action). В них входит две категории участников: 1) неполные члены товарищества: их должно быть не менее трех и участие их аналогично участию акционеров в анонимном (акционерном) обществе; 2) полные члены товарищества, имеющие статус коммерсанта и несущие солидарную ответственность за долги компании. В отличие от акционерных компаний решения здесь принимаются большинством голосов неполных членов и при непременном единогласном одобрении со стороны полных членов.

Сколько было принято исправительно-наказательных (уголовных) кодексов в революционный и послереволюционный период истории Франции?

Как различаются в карательном кодексе преступные деяния?

Как регулировались гражданско-имущественные и лично-семейные отношения до помнятия Кодекса Наполеона?

В чем своеобразие Кодекса Наполеона как классического образца современного гражданского законодательства?

Чем обусловлена потребность в принятии Коммерческого кодекса 1807 г.?

Французский уголовный кодекс 1810 года / Пер. с фр. //. С. Лапшиной; Вступ. ст. М. М. Исаева. М, 1947; Французский гражданский кодекс / Пер. с фр. И. С. Перетерского. М., 1941; Новый уголовный кодекс Франции. Пер. с фр. М., 1993; Юшков В. Наполеон на поприще гражданского права и законодательства. М., 1905; Боботов С. В. Наполеон Бонапарт — реформатор и законодатель. М., 1998;

Naissance du Code civil: la raison de legislateur. an VII — an XII (1800— 1804). P., 1989.

Тема 25. Конституционная история и законодательство Германии XIX в.

Наполеоновское нашествие и распад Священной римской империи германской нации (1806). — Основные вехи воссоединительного процесса. Роль Пруссии. Конституционная хартия Пруссии 1850 г. — Два пути к объединению. Франкфуртская конституция 1849 г. Конституция Германской империи 1871 г. — Имперское законодательство. «Исключительный закон против социалистов» 1878 г. — Гражданское уложение Германской империи 1896 г.