Если адвокат не явился на следственное действие

Если адвокат не явился на следственное действие

Кем бы Вы не были в уголовном деле, свидетелем, подозреваемым или обвиняемым, Вы всегда имеете право на получение юридической помощи. Юридическую помощь в уголовном процессе оказывают адвокаты. Таким образом, право на помощь адвоката у Вас есть всегда и не зависит ни от каких обстоятельств.

Более того, право на помощь которую предоставляет адвокат, имеется у Вас и на стадии доследственной проверки, когда еще нет самого уголовного дела.

Итак, если Вас вызывает (приглашает) следователь (дознаватель) то происходит это, как правило, либо путем вручения повестки, либо устно по телефону. В любом случае Вы обязаны явиться к назначенному сроку, если не имеете уважительных причин для неявки, таковых, как например заболевание, подтверждаемое листком нетрудоспособности. Обязанность явки обусловлена возможностью применения мер процессуального принуждения, например такой меры как привод. Но даже находясь уже перед лицом следователя, Вы в праве заявить ходатайство (устное ходатайство подлежит занесению в протокол) о том, что Вы нуждаетесь в помощи приглашенного Вами адвоката.

В таком случае следователь (дознаватель) обязан руководствоваться правилами ч. 3 ст. 50 УПК РФ, предусматривающей, что:

«В случае неявки приглашенного защитника в течение 5 суток со дня заявления ходатайства о приглашении защитника дознаватель, следователь, прокурор или суд вправе предложить подозреваемому, обвиняемому пригласить другого защитника, а в случае его отказа принять меры по назначению защитника.»

Иначе говоря, следственное действие, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 50 УПК РФ, откладывается на срок до 5 суток. Если Ваш адвокат не может прибыть на назначенное следственное действие, больший срок, то следователь вправе сам назначить Вам защитника.

На практике, происходит все так: раздается звонок и следователь объявляет о том, что Вам необходимо явиться завтра, например к 10 часам утра, для допроса в качестве свидетеля (или ином качестве) по такому-то уголовному делу.

Поступить так, как просит (требует) следователь и в срочном порядке, пренебрегая правом на получение квалифицированной юридической помощи, не подыскав себе защитника и не получив у него консультации, не правильно.

Правильно, сказать примерно следующее: «Хорошо, но я нуждаюсь в помощи приглашаемого мною адвоката, а значит мне нужно согласовать с ним время нашей встречи, я имею на это право.»

Необходимо так же отметить, что следователь может препятствовать Вам в получении юридической помощи от приглашенного Вами защитника, мотивируя это тем, что в уголовном деле отсутствуют сведения о заключенном между Вами и адвокатом соглашении на оказание юридической помощи.

Если переводить на общедоступный язык мысль процессуального лица (следователя) об отсутствии в деле сведений, подтверждающих полномочия защитника, то попросту говоря речь идет об ордере адвоката, который тот предоставляет следователю для подтверждения своих полномочий.

Однако, если Ваш адвокат, еще не успел встретиться со следователем и предоставить ему ордер, это не имеет никакого значения, в этом случае настаивайте на внесении в протокол следственного действия, проводимого с Вашим участием сведений о том, что Вами заключено соглашение с адвокатом об оказании юридической помощи, указывайте на его координаты и настаивайте на его приглашении для участия в следственном действии, проводимом Вашим участием. Предварительно, соглашение с адвокатом может быть заключено в устной форме, однако для предоставления адвокатом ордера в материалы уголовного дела, необходимо заключить письменное соглашение.

В случае возникновения вопросов, звоните по указанным телефонам. Юридическая консультация по телефону, если речь идёт о помощи адвоката в уголовном деле, проводится бесплатно.

Показания свидетеля в отношении себя самого, консультация адвоката;

Помощь адвоката при задержании по подозрению в совершении преступления;

Помощь адвоката в апелляции, кассации, надзоре при производстве по уголовному делу, апелляционная, кассационная и надзорная жалобы;

Определение адвокатом фактических обстоятельств уголовного дела, разработка правовой позиции;

Обжалование адвокатом избранной меры пресечения, заявление ходатайств, подача жалоб;

Ознакомление адвоката с материалами уголовного дела, участие в судебных разбирательствах;

Построение адвокатом тактики защиты на предварительном расследовании по уголовному делу;

Защита адвокатом интересов потерпевших в уголовном деле;

Каковы последствия, если адвокат не явился на суд?

добрый день на заседание не явился адвокат просидел в канцелярии, без него приняли решение и осудили меня. Адвокат потом пришел и мы написали жалобу на судью. Сейчас решение отменено с возвращением на новое рассмотрение. Адвокат требует остальные деньги так как он добился решения об отмене с возвращением на новое дело. но это же его вина что он не пришел в указанное время на суд, получается он выйграл суд из за своей не пунктуальности а мое дело так и осталось не решенным. И хочет с нами разорвать договор, поясняя что мы ему не доверяем как быть?

Ответы юристов (1)

Ольга! Вы имеете право отказаться от адвоката НА ЛЮБОЙ СТАДИИ!

Статья 52. Отказ от защитника

[Уголовно-процессуальный кодекс РФ][Глава 7][Статья 52]
1. Подозреваемый, обвиняемый вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника. Такой отказ допускается только по инициативе подозреваемого или обвиняемого. Отказ от защитника заявляется в письменном виде. Если отказ от защитника заявляется во время производства следственного действия, то об этом делается отметка в протоколе данного следственного действия.

2. Отказ от защитника не обязателен для дознавателя, следователя и суда.

3. Отказ от защитника не лишает подозреваемого, обвиняемого права в дальнейшем ходатайствовать о допуске защитника к участию в производстве по уголовному делу. Допуск защитника не влечет за собой повторения процессуальных действий, которые к этому моменту уже были произведены.

Вы можете заявить НЕДОВЕРИЕ Вашему адвокату и дальнейший отказ в устной фррме непосредственно на судебном заседании — однако оплачивать отработанное время и отработанные часы Вам ПРИДЕТСЯ!

мои рекомендации заключать с адвокатами договор о мин. оплате и ДОПОЛНИТЕЛЬНОМ ДЕНЕЖНОМ ВОЗНАГРАЖДЕНИИ В СЛУЧАЕ ВЫИГРЫША — так Вы сможете понять, как настроен адвокат и о реальных перспективах своего дела!

Уточнение клиента

Я когда заключала договор сразу внесла сумму 20000 руб., на сегодняшний день мой адвокат просит еще 14 тыс. руб., так как он, якобы выполнил свою работу, в итоге получается он просит деньги, а моя проблема так и не решена, меня перевели в другой суд и за последующее заседание она просит еще по 3.5 тыс руб. За ее халатность что она не присутствовала на заседании суда написав жалобу от моего имени на имя судьи, пришло решение что об отмене с возвращением на новое дело, получается что она за свою халатность что не явилась на суд считает что она выполнила свою работу и говорит что якобы решение суда сделано (но сделано оно по ЖАЛОБЕ) ко мне ни каких претензий нет если вы не хотите со мной сотрудничать расторгним договор и можете не возвращать деньги (эти 14 тыс), получается мы ей подарим 20 тыс просто так как нам быть? а если мы продолжаем сотрудничать то она просит сразу отдать 14 тыс. рую, в договоре написано что 14 тыс. отдаем по окончанию рассмотрения суда а не жалобы.

16 Августа 2017, 14:56

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

ДОКУМЕНТЫ КВАЛИФИКАЦИОННОЙ КОМИССИИ

Заключение Квалификационной комиссии № 2 (Вестник 2010 № 3,4)

В тех случаях, когда возникает правовой спор о том, был ли защитник уведомлен следователем о дне, месте и времени производства процессуального (следственного) действия, в том числе когда против адвоката выдвигаются обвинения в нарушении норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) Кодекса профессиональной этики адвоката, следователь обязан представить убедительные доказательства факта уведомления. Расторжение соглашения как юридический факт означает, что обвиняемый на данный конкретный момент не обеспечен защитником, что обязывает должностное лицо или государственный орган, в производстве которого находится уголовное дело, совершить ряд последовательных действий, предписанных законом для обеспечения конституционного права каждого обвиняемого в совершении преступления пользоваться помощью адвоката (защитника).

26 ноября 2009 г. в Адвокатскую палату г. Москвы из Главного управления Министерства юстиции Российской Федерации по Москве в соответствии со ст. 4, п. 2 ст. 17, пп. 9 п. 3 ст. 31, п. 7 ст. 33 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» поступило представление от 13 октября 2009 г. № 9-49/15994 (вх. № 3328), в котором поставлен вопрос о рассмотрении в рамках дисциплинарного производства сообщения следователя по особо важным делам от 17.09.2009 г. на действия адвоката Д.

В сообщении указывается, что 26.03.2009 г. адвокатом Коллегии адвокатов, директором адвокатского агентства «М. и партнеры» Д. представлен ордер от 25.03.2009 г. № 09-148 на ведение дела и защиту интересов обвиняемого Ш. Основанием выдачи представленного ордера указано «соглашение», при этом в нарушение установленной формы отсутствуют реквизиты. Представленный адвокатом Д. ордер в тот же день был приобщен к материалам уголовного дела, и в соответствии с ч. 1 ст. 50 УПК РФ она была допущена к участию в производстве по уголовному делу для осуществления защиты прав и интересов обвиняемого Ш. на предварительном следствии.

В тот же день (26.03.2009) адвокат Д. приняла участие в рассмотрении К. районным судом г. Москвы ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей обвиняемого Ш.

13.04.2009 г. в СО поступило ходатайство адвоката Д. от 10.04.2009 г. за № 09-101 по уголовному делу, в котором указывается, что она на основании соглашения в соответствии с ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и ч. 1 ст. 50 УПК РФ осуществляет защиту законных прав и интересов Ш. В соответствии с ч. 4 ст. 49 УПК РФ адвокат Д. ходатайствовала о допуске ее в производство по делу в качестве защитника обвиняемого Ш., выдаче ей соответствующего разрешения на свидание с обвиняемым Ш. в следственном изоляторе, ознакомлении с протоколами следственных действий, произведенных с участием Ш., постановлениями о назначении экспертиз и заключениями экспертов, а также постановлениями и иными процессуальными документами, которые предъявлялись или должны быть предъявлены Ш. В ходатайстве также содержится просьба адвоката Д. с момента ее допуска в качестве защитника Ш. проводить все следственные действия с ее участием, о времени, дате и месте проведения следственных действий просит информировать заблаговременно по номеру телефона ее юридической консультации.

Органами предварительного следствия указанное ходатайство рассмотрено и 13.04.2009 г. следователем вынесено постановление о его удовлетворении. Адвокату Д. предложено уведомить о дате и времени своей явки в следственный отдел для частичного предъявления ей материалов уголовного дела на стадии предварительного следствия.

Для участия в следственных и процессуальных действиях в период с 09.07.2009 г. по 11.09.2009 г. согласно заявленному адвокатом Д. ходатайству и в соответствии с требованиями УПК РФ адвокат Д. как лично, так и через секретаря адвокатского агентства заблаговременно извещалась о дне и времени их проведения. Несмотря на неоднократные вызовы следствия, адвокат Д. не явилась ни на одно из следующих следственных и процессуальных действий:

  • 09.07.2009 и 11.09.2009 в Московский городской суд для участия в рассмотрении ходатайств о продлении сроков содержания под стражей обвиняемого Ш.;
  • 31.07.2009 в учреждение ФБУ ИЗ-77/7 УФСИН России по г. Москве для защиты Ш. при предъявлении обвинения в окончательной редакции;
  • 11, 17, 18, 21, 24, 26, 28 августа 2009 г., 2, 3, 4, 7, 8, 9, 10 сентября 2009 г. в учреждение ФБУ ИЗ-77/7 УФСИН России по г. Москве для ознакомления с материалами уголовного дела.

По мнению следователя, обвиняемый Ш. не имел возможности окончить ознакомление с материалами уголовного дела, так как настаивал на участии своего защитника — адвоката Д., с которой в связи с ее неявкой не имел ни одного свидания, что обусловлено неисполнением адвокатом Д. взятых на себя обязательств.

На запрос следователя об уважительности причин неявки адвоката Д. в назначенное следователем время для проведения следственных и процессуальных действий адвокатом Д. факсимильной связью представлен ответ о том, что ею не заключались соглашения с обвиняемым Ш. на ее участие в выполнении требований ст. 217 УПК РФ, а также что ее полномочия по ранее представленному ордеру № 09-148 от 25.03.2009 г. истекли.

Заявитель считает, что доводы адвоката Д. являются несостоятельными, так как ознакомление с материалами уголовного дела входит в срок следствия и содержания обвиняемого под стражей, то есть является процессуальным действием, проводимым в рамках предварительного следствия. При этом адвокатом Д. не представлено подтверждения о сроках ее полномочий по представленному ордеру и ссылка на истечение полномочий противоречит положениям ст. 49—53 УПК РФ.

Вышеприведенные обстоятельства дают основания заявителю полагать, что адвокатом Д. при осуществлении профессиональной деятельности допущены:

  • нарушение ч. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката в части добросовестного и своевременного исполнения своих обязанностей;
  • нарушение п. 5 ч. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката в части принятия поручений на оказание юридической помощи в количестве, заведомо большем, чем адвокат в состоя¬нии выполнить;
  • нарушение ч. 3 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката в части принятия поручения, если его исполнение будет препятствовать исполнению другого, ранее принятого поручения;
  • нарушение ч. 2 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката в части отказа от защиты по уголовному делу по принятому в порядке соглашения поручению на осуществление защиты и отказа от защиты без уважительной причины по принятому поручению на стадии предварительного следствия;
  • нарушение ч. 1 ст. 14 Кодекса профессиональной этики адвоката в части заблаговременного уведомления суда, следователя, а также других адвокатов, участвующих в процессе, о невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для участия в судебном заседании и следственном действии.

Заявитель считает, что адвокат Д. должна быть привлечена к дисциплинарной ответственности в соответствии с процедурами, предусмотренными разделом 2 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Изучив письменные материалы дисциплинарного производства, обсудив доводы представления Главного управления Министерства юстиции Российской Федерации по Москве от 13 октября 2009 г. № 9-49/15994, основанного на сообщении следователя по особо важным делам от 17.09.2009 г. № 87пр/2008-358059, и доводы объяснения адвоката Д., Квалификационная комиссия, проведя голосование именными бюллетенями, единогласно пришла к следующим выводам.

По утверждению заявителя, в период с 9 июля 2009 г. по 10 сентября 2009 г. адвокат Д. неоднократно не являлась в Московский городской суд и в учреждение ФБУ ИЗ-77/7 УФСИН России по г. Москве для участия в производстве процессуальных (следственных) действий с участием своего подзащитного обвиняемого Ш., будучи при этом заранее извещенной о дне, месте и времени их производства.

При рассмотрении, проверке и оценке в ходе дисциплинарного производства доказанности и обоснованности доводов заявителя Квалификационная комиссия исходит из презумпции добросовестности адвоката (являющейся частным проявлением презумции невиновности). Дисциплинарное производство осуществляется на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Это означает, что заявитель должен доказать свое утверждение о совершении адвокатом поступка, нарушающего законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) Кодекс профессиональной этики адвоката.

В обоснование утверждения о том, что адвокат Д. была уведомлена о дне, месте и времени производства процессуальных действий с участием ее подзащитного обвиняемого Ш. в период с 9 июля 2009 г. по 10 сентября 2009 г., заявителем представлены ксерокопии телефонограмм, уведомлений и рапортов:

  1. телефонограмма от 24 июля 2009 г. о необходимости 30 июля 2009 г. явиться в учреждение ФБУ ИЗ-77/7 УФСИН России по г. Москве во временной период 10—13 часов для участия в предъяв¬лении обвинения в окончательной редакции;
  2. уведомление от 9.09.2009 г. № 87-2008/358059 о необходимости явиться к 10 часам в зал № 421 Московского городского суда для участия в рассмотрении ходатайства о продлении срока содержания под стражей Ш. (дата рассмотрения ходатайства в уведомлении не указана);
  3. рапорт следователя В. на имя руководителя следственного отдела Я. от 11.09.2009 г., в котором сообщается, что для вручения письменного уведомления о вызове адвоката Д. 9.09.2009 г. осуществлялся выезд по месту фактического местонахождения адвокатского агентства «М. и партнеры», но секретаря адвокатского агентства Е. на месте не оказалось, а находившаяся в агентстве сотрудница, не указавшая своих данных, принять уведомление отказалась;
  4. телефонограмма от 5 августа 2009 г. о необходимости 11 августа 2009 г. явиться к 10 часам в учреждение ФБУ ИЗ-77/7 УФСИН России по г. Москве для ознакомления с материалами уголовного дела по обвинению Ш.;
  5. рапорт следователя В. на имя руководителя следственного отдела Я. от 11.08.2009 г., в котором сообщается, что адвокат Д. для ознакомления с материалами уголовного дела не явилась 11.08.2009 г.;
  6. телефонограмма от 11 августа 2009 г. о необходимости 17 августа 2009 г. явиться к 10 часам в учреждение ФБУ ИЗ-77/7 УФСИН России по г. Москве для ознакомления с материалами уголовного дела по обвинению Ш.;
  7. рапорт следователя В. на имя руководителя следственного отдела Я. от 17.08.2009 г., в котором сообщается, что адвокат Д. для ознакомления с материалами уголовного дела не явилась 17.08.2009 г.;
  8. телефонограмма от 13 августа 2009 г. о необходимости 18 августа 2009 г. явиться к 11 часам в учреждение ФБУ ИЗ-77/7 УФСИН России по г. Москве для ознакомления с материалами уголовного дела по обвинению Ш.;
  9. рапорт следователя В. на имя руководителя следственного отдела Я. от 18.08.2009 г., в котором сообщается, что адвокат Д. для ознакомления с материалами уголовного дела не явилась 18.08.2009 г.;
  10. уведомление от 3.09.2009 г. № 87-2008/358059 о необходимости явиться 16, 17, 18 сентября 2009 г. к 10 часам в учреждение ФБУ ИЗ-77/7 УФСИН России по г. Москве для ознакомления с материалами уголовного дела по обвинению Ш.;
  11. уведомление от 17.08.2009 г. № 87-2008/358059 о необходимости явиться 21, 24, 26 и 28 августа 2009 г. к 10 часам в учреждение ФБУ ИЗ-77/7 УФСИН России по г. Москве для ознакомления с материалами уголовного дела по обвинению Ш., на котором имеется рукописная отметка от 17.08.2009 г. о принятии уведомления секретарем Е.;
  12. уведомление от 31.08.2009 г. № 87-2008/358059 о необходимости явиться 2, 3, 4, 7, 8, 9, 10 и 11 сентября 2009 г. к 10 часам в учреждение ФБУ ИЗ-77/7 УФСИН России по г. Москве для ознакомления с материалами уголовного дела по обвинению Ш., на котором имеется рукописная отметка от 1.09.2009 г. о принятии уведомления секретарем Е.

При оценке доказанности факта уведомления следователем В. адвоката Д. о дне, месте и времени производства процессуальных действий с участием ее подзащитного обвиняемого Ш. в указанный выше период Квалификационная комиссия исходила из следующего.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ подразумевает, что профессиональные участники уголовного судопроизводства в своей деятельности будут строго руководствоваться законом и нормами профессиональной этики, в силу чего между следователем и защитником должны складываться конструктивные взаимоотношения. Исходя из этого постулата законодатель в УПК РФ специально не регламентирует вопрос о том, каким образом (в какой форме) защитник должен быть уведомлен следователем о дне, месте и времени производства процессуального (следственного) действия. Однако в тех случаях, когда возникает правовой спор о том, был ли защитник уведомлен следователем о дне, месте и времени производства процессуального (следственного) действия, в том числе когда против адвоката выдвигаются обвинения в нарушении норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) Кодекса профессиональной этики адвоката, следователь обязан представить убедительные доказательства факта уведомления.

Между тем на большей части представленных заявителем уведомлений отсутствуют подписи адвоката Д. или уполномоченного ею на их получение лица, являющиеся бесспорным доказательством факта ознакомления адвоката с содержанием уведомлений. На части уведомлений имеются записи, сделанные следователем В. о том, что уведомление направлено факсом. Доказательств направления уведомлений посредством факсовой связи заявителем не представлено.

Квалификационная комиссия считает, что записи, сделанные следователем на бланках уведомлений о направлении их факсом, не могут для целей дисциплинарного производства являться достаточным доказательством того, что такое уведомление действительно имело место.

Квалификационная комиссия отмечает, что ввиду достаточно низкого уровня верифицируемости телефонограмм последние также не могут быть признаны надлежащим способом уведомления в рассматриваемом дисциплинарном производстве в отношении адвоката Д.

Таким образом, Квалификационная комиссия признает:

  • недоказанным утверждение заявителя о том, что адвокат Д. была уведомлена о рассмотрении Московским городским судом 9 июля 2009 г. ходатайства следователя В. о продлении срока содержания под стражей обвиняемого Ш., поскольку никаких доказательств, подтверждающих факт направления уведомления, заявителем не представлено;
  • недоказанным утверждение заявителя о том, что адвокат Д. была уведомлена о рассмотрении Московским городским судом 11 сентября 2009 г. ходатайства следователя В. о продлении срока содержания под стражей обвиняемого Ш., поскольку в уведомлении от 9.09.2009 г. № 87-2008/358059 о необходимости адвокату Д. явиться к 10 часам в зал № 421 Московского городского суда для участия в рассмотрении ходатайства о продлении срока содержания под стражей Ш. не указана дата рассмотрения ходатайства судом;
  • недоказанным утверждение заявителя о том, что адвокат Д. была уведомлена о производстве следственного действия (предъявление обвинения в окончательной редакции) с участием обвиняемого Ш. 31 июля 2009 г., так как в телефонограмме от 24 июля 2009 г. указана другая дата, а именно: о необходимости явиться 30 июля 2009 г.;
  • недоказанным утверждение заявителя о том, что адвокат Д. была уведомлена о производстве следственного действия (ознакомление с материалами уголовного дела) с участием обвиняемого Ш. 11, 17, 18 августа 2009 г., поскольку получение телефонограмм 5, 11, 13 августа 2009 г. секретарем адвокатского агентства «М. и партнеры» подтверждено только подписью заявителя;
  • недоказанным утверждение заявителя о том, что адвокат Д. была уведомлена о производстве следственного действия (ознакомление с материалами уголовного дела) с участием обвиняемого Ш. 16, 17, 18 сентября 2009 г., поскольку рукописная запись, сделанная следователем В. на уведомлении от 3.09.2009 г. о том, что «направлено факсом в консультацию 10.09.2009 г.», более ничем не подтверждается.

Адвокат Д. в своих объяснениях факты (без конкретизации дат) своего неучастия в следственных (процессуальных) действиях с участием обвиняемого Ш. в период с 9 июля 2009 г. по 10 сентября 2009 г. объясняет тем, что ее полномочия по соглашению истекли 1.08.2009 г., о чем следователь В. был уведомлен и ему были предоставлены заявления представителя Ш. и самого Ш. о расторжении соглашения и отказе Ш. от ее услуг. Также в этот период адвокат Д. была занята в З. районном суде г. Т. Следователю В., по утверждению адвоката Д., представлялись справки о ее занятости в конкретные даты. Однако несмотря на это следователь В. назна¬чал следственные действия именно на те даты, в которые адвокат Д. была занята. Таким образом, адвокат Д. не отрицает того факта, что ей в рассматриваемый период было известно о назначении

следователем В. следственных (процессуальных) действий с участием обвиняемого Ш. Свое неучастие в следственных (процессуальных) действиях адвокат Д. объясняет не тем фактом, что она не была уведомлена о датах следственных (процессуальных) действий, а тем, что:

  • срок соглашения на оказание юридической помощи Ш. истек 1.08.2009 г.;
  • соглашение с ней было расторгнуто;
  • Ш. от нее отказался;
  • адвокат была занята по другому уголовному делу, рассматриваемому в суде.

В подтверждение своих утверждений адвокат Д. представила в материалы дисциплинарного производства копию соглашения об оказании юридической помощи по уголовному делу от 23 марта 2009 г., в разделе 3 которого указано, что соглашение действует до 1.08.2009 г., и копию заявления К. от 7.09.2009 г., из которого следует, что доверитель просит рассмотреть вопрос о расторжении заключенного соглашения.

У Квалификационной комиссии отсутствуют сомнения в достоверности данных адвокатом Д. объяснений о том, что доверителем (К.) было расторгнуто соглашение на защиту обвиняемого Ш. по уголовному делу, находящемуся в производстве, тем более что данный факт подтверждается письменным заявлением доверительницы от 7.09.2009 г. о расторжении соглашения.

Вопрос о правовых последствиях расторжения доверителем в период производства по уголовному делу заключенного им ранее с адвокатом соглашения об оказании юридической помощи самому доверителю или назначенному доверителем лицу (обвиняемому) обсуждался Квалификационной комиссией и Советом Адвокатской палаты г. Москвы по дисциплинарному производству, возбуждавшемуся в отношении адвоката Ц. (заключение Комиссии от 8 июля 2005 г. и решение Совета от 14 июля 2005 г. // Вестник Адвокатской палаты г. Москвы. 2005. № 7—8 (21—22). С. 10—24). Правовые позиции дисциплинарных органов Адвокатской палаты г. Москвы по данному вопросу сводятся к следующему.

Основанием принятия адвокатом Д. поручения на защиту Ш. являлось соглашение об оказании юридической помощи, то есть гражданско-правовой договор, заключенный в простой письменной форме между доверителем и адвокатом, на оказание юридической помощи назначенному доверителем лицу (см. п. 2 ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). Вопросы расторжения соглашения об оказании юридической помощи регулируются ГК РФ с изъятиями, предусмотренными Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (см. ст. 25 названного Федерального закона). В соответствии с п. 1 ст. 450 ГК РФ «изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором», а в соответствии со ст. 977 ГК РФ «договор поручения (каковым по своей правовой природе является соглашение об оказании юридической помощи — защите по уголовному делу. — Примечание Комиссии) прекращается вследствие: отмены поручения доверителем; отказа поверенного.» (п. 1); «доверитель вправе отменить поручение, а поверенный отказаться от него во всякое время. Соглашение об отказе от этого права ничтожно» (п. 2). Единственное изъятие содержится в пп. 6 п. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»: «Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты». Оно означает, что такая разновидность договора поручения как соглашение об оказании юридической помощи — защите по уголовному делу может быть расторгнута в одностороннем порядке по инициативе доверителя («отмена поручения доверителем»), но не может быть расторгнута в одностороннем порядке по инициативе адвоката («отказ поверенного»). 7 сентября 2009 г. доверительница К., что подтверждается ксерокопией ее заявления, расторгла заключенное ею ранее с адвока¬том Д. соглашение об оказании юридической помощи Ш., поэтому адвокат обоснованно руководствовалась общим правилом о последствиях расторжения договора, установленным п. 2 ст. 453 ГК РФ, — «при расторжении договора обязательства сторон прекращаются».

Исходя из положений законодательства Российской Федерации, после прекращения договора поручения (соглашения об оказании юридической помощи — защите обвиняемого Ш.) ввиду отмены поручения доверителем адвокат Д. была не вправе совершать какие-либо юридически значимые действия в интересах Ш., в том числе принимать участие в производстве следственных (процессуальных) действий.

При этом положение закона о том, что «адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого» (ч. 7 ст. 49 УПК РФ, пп. 6 п. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»), не может пониматься в том смысле, что при расторжении соглашения об оказании юридической помощи (защите по уголовному делу) защита по соглашению переходит в защиту по назначению, поскольку никакого автоматического преобразования (перехода, изменения) основания оказания адвокатом обвиняемому юридической помощи в законе не предусмотрено. Расторжение соглашения как юридический факт означает, что обвиняемый на данный конкретный момент не обеспечен защитником, что обязывает должностное лицо или государственный орган, в производстве которого находится уголовное дело, совершить ряд последовательных действий, предписанных законом для обеспечения конституционного права каждого обвиняемого в совершении преступления пользоваться помощью адвоката (защитника).

В рассматриваемой ситуации заявление обвиняемым Ш. отказа от защитника Д. не требовалось (оно не имеет никакого юридического значения), поскольку адвокат осуществляла защиту подсудимого на основании соглашения с доверителем, а не по назначению. Расторжение соглашения — это юридический факт, повлекший прекращение всех правовых последствий, основанных на соглашении.

Вместе с тем, обязанность обеспечить право обвиняемого на защиту лежит на следователе. В правовых ситуациях, описанных в ст. 50 УПК РФ, следователь обязан принять меры по замене защитника. Адвокат Д. начала осуществлять защиту обвиняемого Ш. с 25 марта 2009 г., представив следователю ордер № 09-148, выданный Коллегией адвокатов на основании соглашения с доверителем. Поскольку полномочия защитника (адвоката) удостоверяются письменным документом — ордером, то и сообщение о прекращении полномочий защитника (о расторжении соглашения) также должно быть облечено в письменную форму. Адвокат Д. уведомила следователя о данном обстоятельстве письмом от 17 сентября 2009 г. № 09-240, что подтверждается подписью руководителя СО по ЮВАО Ш. Таким образом, неучастие адвоката Д. в следственных (процессуальных) действиях 7 сентября 2009 г. и следующие за этой датой дни не признается Квалификационной комиссией упречным. Однако Квалификационная комиссия обращает внимание адвоката Д., что с даты расторжения соглашения на оказание юридической помощи и до момента уведомления следователя об исчезновении правовых оснований для продолжения адвокатом защиты обвиняемого Ш. прошло несколько дней, в то время как такое уведомление адвокатом должно было быть направлено незамедлительно.

Адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан соблюдать Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Кодекс профессиональной этики адвоката. За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (пп. 4 п. 1 ст. 7; п. 2 ст. 7 названного Закона).
Согласно общим началам осуществления уголовного судопроизводства в Российской Федерации, а также общепринятым нормам морали (межличностного общения) законодателем презюмируется конструктивное сотрудничество профессиональных участников уголовного судопроизводства при исполнении каждым из них возложенной на него законом процессуальной функции. Изначально между следователем и защитником должны складываться конструктивные взаимоотношения.

Из материалов дисциплинарного производства усматривается, что 24, 26, 28 августа 2009 г. и 2, 3, 4 сентября 2009 г. адвокат Д. не явилась для участия в следственных (процессуальных) действиях с участием обвиняемого Ш., хотя о датах их проведения была следователем уведомлена через секретаря адвокатского агентства «М. и партнеры».

Участвуя или присутствуя на судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях, адвокат должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, проявлять уважение к суду и другим участникам процесса, следить за соблюдением закона в отношении доверителя и в случае нарушений прав последнего ходатайствовать об их устранении (ч. 1 ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката).

При невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для участия в судебном заседании или следственном действии, а также при намерении ходатайствовать о назначении другого времени для их проведения адвокат должен заблаговременно уведомить об этом суд или следователя, а также сообщить об этом другим адвокатам, участвующим в процессе, и согласовать с ними время совершения процессуальных действий (п. 1 ст. 14 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Неявка адвоката Д. для производства следственных (процессуальных) действий 24, 26, 28 августа 2009 г. и 2, 3, 4 сентября 2009 г. и несвоевременное направление уведомления заявителю о расторжении соглашения об оказании юридической помощи обвиняемому Ш. Квалификационная комиссия расценивает как проявление неуважения к следователю, в производстве которого находилось уголовное дело, то есть как нарушение ч. 1 ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Относительно утверждения заявителя о том, что адвокат Д. при осуществлении профессиональной деятельности допустила нарушения ч. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката в части добросовестного и своевременного исполнения своих обязательств, Квалификационная комиссия отмечает, что заявитель не вправе ставить вопрос о дисциплинарной ответственности адвоката за неисполнение (ненадлежащее исполнение) им своих обязанностей перед доверителем, а Квалификационная комиссия в рамках настоящего дисциплинарного производства не вправе давать оценку исполнению адвокатом этих обязанностей, поскольку претензии к качеству юридической помощи, оказываемой адвокатом по соглашению с доверителем, вправе предъявлять лишь последний.

Утверждение заявителя о том, что адвокатом Д. нарушены требования п. 5 ч. 1 ст. 9 и ч. 3 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, не нашло своего подтверждения в процессе рассмотрения настоящего дисциплинарного производства.

На основании изложенного Квалификационная комиссия Адвокатской палаты г. Москвы, руководствуясь п. 7 ст. 33 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и пп. 2, п. 9 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, единогласно выносит заключение:

  • о нарушении адвокатом Д. ч. 1 ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката по фактам неявки в качестве защитника по уголовному делу Ш. для производства следственных (процессуальных) действий 24, 26, 28 августа 2009 г. и 2, 3, 4 сентября 2009 г. и несвоевременного направления уведомления следователю по особо важным делам В. о расторжении соглашения об оказании юридической помощи обвиняемому Ш.;
  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства в отношении адвоката Д. в оставшейся части вследствие отсутствия в действиях (бездействии), описанных в сообщении следователя от 17.09.2009 г. № 87пр/2008-358059, нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

Совет согласился с мнением Квалификационной комиссии и вынес адвокату Д. замечание.

Уважительные причины невозможности явки адвоката в судебный процесс или на следственные действия

В последнее время участились сообщения следователей и дознавателей на то, что адвокаты не приходят в назначенное время для проведения следственных действий, несмотря на то, что были заранее извещены о дате их проведения.

Поступают сообщения судей о срыве адвокатами судебных процессов.

Сообщения следователей и дознавателей в Адвокатскую палату оформляются письмом, с просьбой помочь найти адвоката и объяснить ему его профессиональные обязанности, нередко поступают представления следователей, в которых, в ультимативной форме, предписывается строго наказать адвоката за неявку на следственное действие, и сообщить о принятых мерах в месячный срок.

В подобных случаях, приходится разъяснять следователям, что в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 158 УПК РФ, представление вносится только по фактам установления обстоятельств, способствующих совершению преступления, а не явка адвоката на проведение следственного действия, не относится к таковым.

Кроме того, пункт 1 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката (принят первым Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003 г.), содержит исчерпывающи перечень субъектов, наделенных правом подачи жалобы, внесения представления, направления сообщения в Адвокатскую палату на действия (бездействия) адвоката, выразившиеся в нарушении норм Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодекса профессиональной этики адвоката.

Поводами для возбуждения дисциплинарного производства являются:

1. Жалоба, поданная в адвокатскую палату другим адвокатом, доверителем адвоката, или его законным представителем, жалоба лица, которому адвокат отказал в бесплатной юридической помощи без достаточных оснований.

2. Представление, внесенное вице-президентом адвокатской палаты.

3. Представление, внесенное в адвокатскую палату гос. органом, уполномоченным в области адвокатуры (Управление Минюста РФ по Омской области).

4. Сообщение суда (судьи).

Однако эти обстоятельства не освобождают адвокатов от неукоснительного выполнения требований п. 1 ст. 14 Кодекса профессиональной этики адвоката, согласно которому, при невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для участия в судебном заседании или следственном действии, а также при намерении ходатайствовать о назначении другого времени для их проведения, адвокат должен заблаговременно уведомить об этом суд или следователя, а также сообщить об этом другим адвокатам, участвующим в процессе, и согласовать с ними время совершения процессуальных действий.

Ни одно сообщение следователей и прокуроров не остается без законного реагирования со стороны руководства Адвокатской палаты, и в случаях явных нарушений требований п. 1 ст. 14 КПЭА, вице–президентом АПОО вносится представление о возбуждении дисциплинарного производства против допустившего нарушение адвоката.

Руководство Управления Минюста РФ по Омской области, по обращениям прокуроров и следователей,

вносит представления в Адвокатскую палату, в соответствии с положением п.п. 3 п. 1 ст. 20 КПЭА.

Практический смысл умышленного затягивания проведения следственных действий адвокатом, мало понятен. Либо возникает конфликт между следователем и адвокатом, а адвокат ничего умнее не придумывает, как, указанным способом, вынуждает следователя продлевать сроки расследования, что почти всегда не желательно следствию. Либо, по своим соображениям обвиняемый или его близкие, просят адвоката затянуть ход следствия.

Почти исключены случаи, когда истекает срок предварительного расследования и, умышленное затягивание проведения следственных действий, способствует освобождению обвиняемого из-под стражи.

Этот запрещенный прием малоэффективен, т.к. действующий УПК РФ, предусматривает возможность судебного продления срока содержания под стражей, а также, возможность ограничения сроков ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, в случаях умышленного затягивания сроков ознакомления с делом.

Были случаи, когда адвокаты отказывались выполнять следственные действия до той поры, пока суд не рассмотрит их жалобу в порядке ст. 125 УПК РФ, на неправомерные, по их мнению, действия следователя, но эти случаи, скорее результат непрофессионализма адвоката, чем допустимый тактический прием защиты, т.к., жалобы и ходатайства адвоката в любые инстанции, не приостанавливают ход предварительного следствия.

В основном причины срыва проведения следственных действий и судебных заседаний по вине адвокатов намного банальней, в нарушение требований п.п. 5. п. 1 ст. 9 КПЭА, адвокат, погоне за заработком, принимает поручения на оказание юридической помощи в количестве, заведомо большем, чем он в состоянии выполнить. Результат такой гонки известен – страдает качество профессиональной юридической помощи, т.к. она превращается в скорую помощь, адвокат приобретает проблемы, связанные с нарушениями ритмичной работы следствия и суда.

Помимо указанных причин, остальные — наша забывчивость и просто халатность, что недопустимо в любой сфере профессиональной деятельности.

Во избежание неприятных последствий, связанных с возбуждением дисциплинарного производства против адвоката, допустившего срыв судебного процесса или следственного действия, необходимо уяснить следующие положения:

1. Надлежащее извещение адвоката о времени судебного процесса или следственного действия.

ч. 4 ст. 231 УПК РФ определяет – стороны должны быть извещены о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала.

Не соблюдение этого требования судом, явилось основанием для отказа в возбуждении дисциплинарного производства против двух адвокатов, по сообщениям судей.

Действующим УПК РФ установлен порядок вызова на допрос свидетеля и потерпевшего (ст. 188 УПК РФ). Установлен порядок вызова обвиняемого для предъявления обвинения (ч. 3, 4 ст. 172 УПК РФ). Порядок вызова адвоката для производства следственного действия не регламентирован.

По многолетней сложившейся практике, приемлемой является передача следователем, дознавателем информации для адвоката о времени и месте проведения следственного действия, любыми средствами — связи – почтовое уведомление, телефонное сообщение лично адвокату, телефонограмма по месту работы адвоката, осуществляющего профессиональную деятельность адвокатским кабинетом, телефонограмма руководителю адвокатского образования для передачи адвокату и т.п.

Допустим любой доступный способ сообщения следователем, дознавателем адвокату о времени и месте проведения следственного действия. Главное, чтобы указанная информация своевременно дошла до адвоката, чтобы он имел реальную возможность спланировать график своей работы, и в случае реальной занятости по иным делам, иметь возможность заблаговременно уведомить следователя, дознавателя о том, что адвокат по уважительной причине не может прибыть в назначенное время для проведения следственного действия, и согласовать со следователем, дознавателем другое время для проведения этих действий.

В случаях возникновения претензий к адвокату со стороны следствия, по не явке для проведения следственного действия, следствие должно документально подтвердить факт своевременного извещения адвоката о времени и месте проведения следственного действия, подтверждение того факта, что данное сообщение было получено адвокатом.

Совершенно недопустимы случаи, когда в адвокатском образовании дежурный адвокат принимает от следователя, дознавателя сообщение о вызове для проведения следственного действия конкретного адвоката, записывает эту информацию в журнал телефонограмм, который должен быть заведен в каждом образовании, и на этом считает свои функции исчерпанными. Адвокат для которого предназначена информация, не заглядывает каждодневно в журнал и, в лучшем случае, обнаруживает запись по истечению сроков вызова. К сожалению, такие ситуации не редки.

Прямая обязанность дежурного адвоката, либо адвоката, принявшего информацию от следователей, дознавателей, либо суда, в тот же день лично довести данную информацию до адвоката, которого она касается. Это будет способствовать исключению многих конфликтных ситуаций, связанных со срывом адвокатами судебных процессов и следственных действий.

Адвокаты, осуществляющие профессиональную деятельность адвокатским кабинетом, в соответствии с Постановлением Совета АПОО от 28.07.2010 года « Об организации деятельности адвокатских кабинетов АПОО »,

должны иметь реальное рабочее место со стационарной телефонной связью, и организовать свою работу так, чтобы имелась возможность непосредственной связи с адвокатом.

2. Уважительные причины не явки адвоката в судебный процесс или на проведения следственного действия.

Ситуаций в профессиональной деятельности адвоката, препятствующих своевременной явки на назначенное процессуальное действие, может возникнуть великое множество.

Наиболее типичные: А. Когда факт невозможности по уважительной причине прибыть на процессуальное действие, возник до назначения даты судебного заседания или следственного действия.

Б. Когда обстоятельства, препятствующие своевременному прибытью адвоката, возникли внезапно, (не своевременное возвращение адвоката из командировки или отпуска в результате задержки транспорта, внезапная болезнь адвоката и т.п.).

Как правило, уважительными причинами, препятствующими адвокату, своевременно принять участие в судебном процессе или в следственном действии могут признаваться:

— ранее согласованное с адвокатом и назначенное судебное заседание или следственное действие по другому делу.

— участие адвоката в длительном судебном процессе.

— временная нетрудоспособность адвоката.

— назначение судебного заседания или следственного действия в период нахождения адвоката в отпуске либо в командировке.

3. Заблаговременность уведомления суда или следствия о невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для участия в судебном процессе или следственном действии.

Заблаговременность – то время, которого достаточно для замены адвоката в процессе, либо переносе дела слушанием на иной срок, если подсудимый не согласен на замену адвоката, по делам, в которых адвокат участвует по соглашению, а также, время, достаточное для принятия решения судом, следователем, дознавателем о переносе процессуального действия на другой срок.

По делам, в которых адвокат участвует по соглашению, в случаях невозможности по уважительным причинам прибыть в процесс, адвокат должен в обязательном порядке согласовать с подзащитным вопрос о его отказе от замены защитника. Адвокат должен разъяснить подзащитному его права , предусмотренные ст. ст. 16, 46, 47, ч.ч. 3,4 ст. 50, ч. 1 ст. 52 УПК РФ. Подзащитный должен письменно подтвердить свой отказ от замены защитника.

В случаях, согласия подзащитного на замену защитника, ввиду невозможности избранного защитника принять участие в судебной процессе по уважительной причине, необходимо передать новому защитнику, на которого согласен подзащитный, всю информацию по делу, включая адвокатское производство. Совершенно естественно, что новый защитник не может принять участия в процессе не изучив материалы уголовного дела, заблаговременность, подразумевает время достаточное для изучения новым защитником материалов дела.

В случаях внезапно возникших ситуаций невозможности адвокатом по уважительной причине принять участие в назначенном процессе, при согласии подзащитного на замену защитника, суд должен предоставить новому защитнику время для ознакомления с материалами дела и согласования позиции с подзащитным.

К сожалению, в дисциплинарной практике нередки случаи, когда работа адвоката по делам в порядке ст. 51 УПК РФ существенно отличается от работы по по соглашению, в то время как, п. 8 ст. 10 КПЭА устанавливает, что обязанности адвоката при оказании юридической помощи бесплатно не должны отличаться от работы по оказанию помощи за гонорар.

Из жалоб осужденных в Адвокатскую палату усматривается, что на следствии у обвиняемого был один адвокат в порядке ст. 51 УПК РФ, в суд пришел другой адвокат, и пошептавшись через огорождение с подсудимым, забрав у него обвинительное заключение, не обременяя суд вопросами по существу дела, адвокат произнес предельно краткую защитительную речь и обещал написать «касашку» (выражения адвоката приводятся дословно).

Иные адвокаты считают, излишним объяснять задержанному, подозреваемому, обвиняемому, подсудимому весь комплекс их прав и обязанностей, т.к. следствие и суд обязаны этот делать. Подобное мнение опровергают требования п.п. 1 п. 1 ст. 7 Федерального закона об адвокатуре, согласно которому, адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя.

Невозможно оказывать профессиональную юридическую помощь доверителю, не разъяснив ему его законные права, не выработав совместно позицию по делу, пути и методы отстаивания законных интересов доверителя .

Нельзя утверждать, что подобное поведение адвоката в работе по бесплатным делам – система. Большинство адвокатов профессионально исполняют свои обязанности, но, случаи откровенной халтуры, имеют место быть.

4. Порядок направления адвокатами уведомлений о невозможности прибыть по уважительным причинам в назначенное время в судебное заседание или для выполнения следственного действия. Подтверждающие документы.

Рекомендуется письменно информировать суд и следствие о невозможности по уважительной причине прибыть в назначенное время для проведения процессуальных действий. Уведомления адвокатов должны быть зарегистрированы в суде и на следствии, или могут быть переданы электронной связью. Важен факт регистрации уведомления адвоката, в случаях возникновения конфликтной ситуации.

Малоэффективны звонки секретарям судебного заседания, либо помощникам судей, как и звонки в кабинет следователя, дознавателя, т.к. в случае конфликта интересов, могут возникнуть сложности доказывания совершенного звонка.

В случаях внезапно возникшей ситуации, препятствующей адвокату в назначенное время выполнить заранее назначенное процессуальное действие, (внезапная нетрудоспособность адвоката, госпитализация, не возможность прибыть из отпуска или командировки, по причине задержки транспорта и т.п.), необходимо всеми доступными средствами связи через коллег, родственников, знакомых информировать суд и следствие о случившемся.

Совершенно недопустимы ситуации, когда следователь, дознаватель либо сотрудники суда не могут осуществить связь с адвокатом, только потому, что мобильный телефон адвоката не отвечает, либо выключен, а адвокат не явился в назначенное время, будучи заранее предупрежден о сроке проведения процессуального действия, естественно,

исключая редкие случаи внезапной госпитализации либо тяжкой болезни, и другие неординарные моменты. Налицо явное нарушение адвокатом требований ст. 14 КПЭА, обязывающей адвоката уведомлять суд и следствие о невозможности своей явки. Подобное поведение адвоката, безусловный повод для возбуждения против него дисциплинарного производства.

У адвокатов, ответственно относящихся к каждому поручения доверителей, риск возникновения проблем по своевременной явке на следствие и в суд минимален, т.к., ответственный адвокат следит за своими делами, согласовывает со следователем, дознавателем время проведения следственных действий, согласовывает график выполнения требований ст. 217 УПК РФ, справляется о дальнейшем движении дела, заранее уточняет дату рассмотрения дела, согласовывает с судом дни последующих заседаний, и по возможности, просит суд назначать слушания в приемлемые для суда и адвоката дни.

Подобная практика устраивает всех, и не порождает недоразумений, связанных со срывами судебных заседаний и следственных действий.

Не редко в сообщениях следователей, дознавателей и судов, о срыве процессуальных действий по вине адвокатов, указывается на то, что адвокат не представил оправдательных документов его не явки по уважительной причине, не представил листа нетрудоспособности, либо проездных документов, свидетельствующих о выезде адвоката за пределы региона.

Поступало сообщение следователя о том, что в результате проведенной проверки, установлено, что адвокат в назначенный день проведения следственного действия, для проведения которого адвокат не явился, адвокат не находился за пределами Омской области, что подтверждается документами железнодорожной кассы.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство, Федеральный закон о судах общей юрисдикции, закон о статусе судей, не предоставляют следователям, дознавателям, судьям права проверок подлинности сведений сообщенных адвокатами, в обоснование уважительности причины не возможности явки для проведения процессуального действия. Никто не вправе требовать от адвоката представления документов, подтверждающих его нетрудоспособность, с указанием диагноза заболевания, проездных документов, подтверждающих факт выезда адвоката в отпуск либо в командировку.

Ст.ст. 17, 18 Конституции РФ гарантируют гражданам основные права и свободы. Вмешательство в их личную жизнь запрещено законом. Адвокат не должен никому объяснять, куда и с кем он поехал в отпуск, не должен объяснять по каким делам он отбыл в командировку, тем более, не обязан раскрывать диагноз своего заболевания, в случаях нетрудоспособности. Тайна диагноза охраняется медицинским законодательством.

П. 1 ст. 8 Федерального закона об адвокатуре гласит – адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.

П. 3. ст. 18, того же закона запрещает истребование от адвоката сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам.

Для подтверждения невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для проведения процессуального действия, вполне достаточно уведомления адвоката следствию либо суду о его занятости, для адвокатов, работающих в адвокатских образованиях, возможно, направлять справку руководителя адвокатского образования.

Если адвокат сочтет допустимым, он может приложить к своему уведомлению, в качестве оправдательных документов, практически любые документы, подтверждающие его занятость по уважительной причине.

В данном случае, адвокат сам распоряжается предоставленными ему гарантиями и правами, при этом необходимо согласовывать с доверителем возможность обнародования тех либо иных сведений, если они касаются интересов доверителя.

Никто не вправе требовать от адвоката документов, подтверждающие невозможность его явки на назначенное процессуальное действие, и производить проверку подлинности этих документов, но адвокат имеет право обосновать уважительную причину невозможности явки, прилагая к уведомлению подтверждающие документы.

Иногда судьи считают, что не явка адвоката в судебный процесс равноценна проявлению неуважения к суду, и указывают на это в своих сообщениях.

Эти доводы юридически не обоснованны, т.к. необходимы доказательства прямого умысла адвоката на совершение действий, связанных с оскорблением участников судебного разбирательства или лиц, участвующих в отправлении правосудия, и объективно это должно, в чем-то выражаться.

Таких доказательств суды не представляют.

Вопросы взаимоотношений адвоката с предварительным следствием и судом, в случаях невозможности по уважительным причинам явки адвоката для проведения процессуального действия, не четко регламентированы Кодексом профессиональной этики адвоката. Соблюдение вышеизложенных элементарных правил, выработанных адвокатской практикой, позволит исключить конфликтные ситуации в этой сфере профессиональной деятельности.