Ельцин начальник службы безопасности

Содержание:

Спускаемся в подвал и отсиживаемся — Коржаков рассказал о планах Ельцина во время путча

Первый президент России Борис Ельцин во время путча и штурма Белого дома в 1991 году не был намерен совершить побег в США, хотя американское посольство предложило ему убежище. Об этом рассказал экс-начальник службы безопасности Ельцина, участник событий Александр Коржаков.

«Когда была угроза штурма, Белый дом практически был окружен баррикадами и танками, положение было трудное, я сказал Ельцину, что есть два выхода: или спускаемся в подвал и отсиживаемся, или есть предложение американского посольства», — приводит РИА Новости слова Коржакова.

Ранее бывший вице-президент Российской Федерации Александр Руцкой рассказал о поведении экс-президента страны Бориса Ельцина во время событий 1991 года, вошедших в современную отечественную историографию как августовский путч. В интервью изданию «Московский комсомолец» он заявил, что во время путча в 1991 году Ельцин якобы ушел в «трехсуточный запой» и намеревался сбежать в американское посольство.

Коржаков опроверг также сообщения о «запое» Ельцина. В Ельцин-центре заявления Руцкого назвали «бессовестной ложью» и попыткой переписать историю.

Августовский путч начался с создания Государственного комитета по чрезвычайному положению, в который вошли ряд высших чиновников СССР, включая представителей советского правительства, армии и спецслужб. Эта организация объявила своей целью не допустить развала СССР, сорвав подписание договора о создании СНГ.

По словам Руцкого, тогда противостоявший ГКЧП Ельцин пребывал в жестком стрессе, ушел в «трехсуточный запой» и неоднократно пытался сбежать в посольство США.

Коржаков опроверг сообщения о попытках Ельцина сбежать во время путча

МОСКВА, 20 авг — РИА Новости. Первый президент России Борис Ельцин во время путча и штурма Белого дома в 1991 году не планировал бежать в США, хотя американское посольство предложило ему убежище. Об этом рассказал РИА Новости бывший начальник службы безопасности Ельцина, участник событий Александр Коржаков.

Ранее в интервью газете «Московский комсомолец» бывший вице-президент России Александр Руцкой сообщил, что во время путча в 1991 году Ельцин якобы ушел в «трехсуточный запой» и пытался сбежать в американское посольство.

«Когда была угроза штурма, Белый дом практически был окружен баррикадами и танками, положение было трудное, я сказал Ельцину, что есть два выхода: или спускаемся в подвал и отсиживаемся… или есть предложение американского посольства…», — заявил Коржаков.

Он отметил, что здание посольства было через дорогу от Белого дома, в 200 метрах.

По его словам, когда находиться в доме правительства на Краснопресненской набережной стало опасно для жизни и необходимо было его покинуть, он сопроводил Ельцина к машине. «Тогда он (Ельцин. — Прим. ред.) меня спросил: «Куда мы собираемся ехать?» Я ему сказал, что или в посольство, или в подвал. Он сказал, нет, давайте я лучше здесь, со своими. Он хотел быть со своими», — отметил Коржаков.

Начальник службы безопасности Ельцина также назвал неправдой слова Руцкого о запое президента. Коржаков пояснил, что в те дни Ельцин почти ничего не пил и не ел из-за нервного напряжения. «Только чай, кофе, выпили по рюмке коньяка. Вот так было дело», — заключил он.

«Вел себя мужественно»

В Ельцин Центре резко раскритиковали заявление Руцкого. Так, первый заместитель исполнительного директора организации Людмила Телень назвала слова бывшего вице-президента России ложью.

«Это бессовестная ложь. Общеизвестно, что в эти дни Борис Ельцин вел себя очень мужественно, возглавив сопротивление граждан России путчистам. Это подтверждают и участники событий, и журналисты, которые все три дня находились в Белом доме. Действительно, служба безопасности Бориса Ельцина рассматривала возможность его эвакуации в посольство США. Однако сам Ельцин категорически отказался от этого. Это не раз описано в воспоминаниях участников событий», — сказала Телень РИА Новости, комментируя заявления Руцкого.

По ее словам, воспоминания современников Ельцина позволили восстановить почти поминутно события того времени. «Но сейчас выросло целое поколение людей, которое по разным причинам плохо представляет себе, что происходило в дни путча. На них, видимо, и рассчитывал Руцкой, предприняв попытку переписать историю», — отметила первый заместитель исполнительного директора Президентского центра Б. Н. Ельцина.

Она подчеркнула, что, согласно воспоминаниям одного из сотрудников службы охраны, Борису Ельцину предлагали в случае опасности воспользоваться специальным выходом из Белого дома, который позволял обойти оцепление, однако он от этого тоже отказался. Телень добавила, что Ельцин «показал себя в те дни человеком большого личного мужества и никакие заявления Руцкого не смогут это опровергнуть».

Версия 5.1.11 beta. Чтобы связаться с редакцией или сообщить обо всех замеченных ошибках, воспользуйтесь формой обратной связи.

© 2018 МИА «Россия сегодня»

Сетевое издание РИА Новости зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 08 апреля 2014 года. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-57640

Учредитель: Федеральное государственное унитарное предприятие «Международное информационное агентство «Россия сегодня» (МИА «Россия сегодня»).

Главный редактор: Анисимов А.С.

Адрес электронной почты Редакции: internet-group@rian.ru

Телефон Редакции: 7 (495) 645-6601

Настоящий ресурс содержит материалы 18+

Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria.Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике страницы;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес МИА «Россия сегодня» или сотрудников агентства;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.

Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты moderator@rian.ru

В письме должны быть указаны:

  • Тема – восстановление доступа
  • Логин пользователя
  • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.

Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

Ельцин начальник службы безопасности

3 – 4 октября 1993 года в Москве произошли трагические события, когда после зашедшего в тупик противостояния законодательной и исполнительной власти страны был расстрелян Верховный Совет. Спустя 25 лет непосредственный участник той битвы за власть, начальник охраны Бориса Ельцина Александр Коржаков, рассказал «Фонтанке», что категорически не согласен с теми, кто заявляет сегодня, что октябрь 1993-го породил современный русский авторитаризм.

Человек, который лично арестовал Руслана Хасбулатова и Александра Руцкого, считает, что повторение событий той осени невозможно, Алексей Навальный не борется против власти, а люстрации советской номенклатуры быть просто не могло. Человек, стоявший с Ельциным на танке в августе 1991 года, признался, что до сих пор жалеет о невыполненном приказе своего шефа в том кровавом октябре.

— Александр Васильевич, вы согласны, что расстрел и последовавшее за ним принятие новой Конституции – это фактический отказ от настоящей демократии?

– Жаль, что вы не читали мои книги, где всё это описано. Ельцин тогда хотел добра для России. Это же не питерские, которые к власти пришли. Их тогда близко не было ещё. На сегодня я всех простил, кроме тех трёх негодяев: Руцкого, Хасбулатова и Макашова. Просто потому, что из-за них погибло полтораста человек. И были сотни раненых. А остальных, кто был в Белом Доме, я всех простил. Если бы победила противоположная нам сторона тогда, то сегодня у нас в стране рулил бы не «питерский Путин», а какой-нибудь «чеченский Кадыров». Я уверен, что Руцкой через месяц-полтора сдал бы всё Хасбулатову. Ведь к тому времени они уже всё что могли в Москве захватывали. Всё было бы иначе, чем сегодня.

— Многие нынешние оппозиционеры говорят, что Владимир Путин как «авторитарный лидер» родился именно тогда.

– Ответ на этот вопрос вы найдёте в книге «От первого лица: разговоры с Владимиром Путиным» (книга Наталии Геворкян, Андрея Колесникова и Натальи Тимаковой 2000 года). Но сегодня вы её уже не достанете. Её не тиражируют. Потому что там мы видим Путина не политика. Я бы сказал, что там мы видим наивного человека. Там есть момент о том, как он спасал чемодан с деньгами из своего горящего дома. События 1993 года тут ни при чём. А во власть его втащила семейка. Березовский (Борис Березовский – в 1996 – 1997 годах заместитель секретаря Совета безопасности РФ. – Прим. ред.), Юмашев (Валентин Юмашев – муж дочери Бориса Ельцина), Таня (Татьяна Дьяченко – дочь Бориса Ельцина). Авторитарная власть в России родилась не после октября 1993 года. Она зародилась после поражения Собчака на выборах в 1996 году, когда Путин вчистую всё продул.

— Победи Руцкой и Хасбулатов в 1993 году, Путин бы мог состояться как один из ведущих политиков страны?

– Путин был человеком, заточенным на конкретную персону. Он, кроме Дрездена и Петербурга, ведь нигде тогда ещё не был. Он не знал России. Он бы просто не состоялся, учитывая извечное неприятное отношение москвичей к ленинградским. Он бы просто не приехал в Москву. За попадание в Москву он должен быть благодарен Чубайсу (Анатолий Чубайс в 1996 году был главой администрации президента РФ. – Прим. ред.) и Бородину (Павел Бородин – в 1996 году управляющий делами президента. – Прим. ред.). Именно поэтому Чубайса никогда не посадят при Путине. Именно он принёс Ельцину указ о назначении Путина заместителем управделами президента. Специально для него ввели должность в администрации президента (в 1996 – 1997 году Владимир Путин курировал юридическое управление и управление российской загрансобственности. – Прим. ред.). Дали охрану, квартиру. И в той же книге 2000 года «От первого лица» – это другой Путин, не тот, которого мы знаем сегодня.

— События, подобные октябрю 1993 года, могут повториться в России? Вас не пугает нынешняя молодёжь?

– Исключено. Таких событий уже не будет. Ведь тогда не было единой власти. Было двоевластие, его противостояние. А сейчас у нас одна власть. Единая. Будут душить всех, кто против. Помните, как было у французов при Великой Французской революции? Сегодня у нас авторитарная власть. Да, ещё не все 100% населения построены. Но для этого поставили Золотова (Виктор Золотов – главнокомандующий войсками национальной гвардии Российской Федерации). Путина это устраивает.

— И всё же, случись кризис власти, не важно, чем он будет вызван, сегодня власти будут готовы применять силу, так как это было 25 лет назад?

– У меня есть друг-академик, который работал над новым танком «Армата». У машины недоделана защита. Так вот, он искал денег, чтобы доделать работу над этой защитой. Миллионов 150 вроде бы надо было. Так получилось, что он дошёл с этим вопросом аж до одного высокопоставленного генерала. Рассказал ему, что есть разработки современных средств разгона толпы. На что ему генерал ответил, что ему ничего этого не надо, так как он заказал 32 «шмеля» (советский реактивный пехотный огнемёт одноразового применения с дальностью стрельбы 200 метров. – Прим. ред.). И сказал, что ему этого будет достаточно, чтобы любую толпу успокоить.

— У вас есть ответ на вопрос, почему при Ельцине враги президента не умирали от отравлений?

– Всё просто. При Ельцине нас перестали бояться американцы. Они нам поверили. Да, сегодня многие говорят, что тогда в стране сильно работало ЦРУ. Но мне об этом ничего не известно. В любом случае, то, как сейчас говорят о тех временах, точно не соответствует на все 100% истине. Да, что-то сдал Горбачёв. Но не думаю, что он сдал больше, чем сдали после Ельцина. По морям. По землям. Если посмотреть договоры о границах. Другими словами, после 1993 года ситуация стала спокойнее. Ельцин подружился с немецким лидером Гельмутом Колем. Дружил с французским лидером. Такого, как сегодня, тогда было просто не представить! Я понимаю, что в 1990-е поделили промышленность. К этому есть вопросы. Но коррупции по всей стране тогда было в 1000 раз меньше, чем сейчас.

— Когда же начался этот кратный рост темпов разложения чистой русской демократии?

– 20 июня 1996 года меня уволили. Честная эпоха закончилась после этого. Я знал, что Ельцин с помощью своей службы безопасности хотел сильно поменять верхушку КГБ (с апреля 1995 года организация уже называлась «Федеральная служба безопасности» (ФСБ). – Прим. ред.). В организации состояли десятки тысяч человек. А в службе безопасности Ельцина на тот момент было 900 человек. Но жульё тогда нас сильнее боялось. Мы смогли уволить коррупционеров из администрации президента. Помните, был такой глава администрации Филатов (Сергей Филатов – руководитель администрации президента РФ в 1993 – 1996 годах. – Прим. ред.)? Сумели уволить коррупционеров из правительства. И это были ребята не как Миша-2%. Они за подпись брали не меньше 10 миллионов. Ещё 18 человек уволили. В том числе, из управделами кабмина. Очень много было планов по этой работе на будущее, после выборов президента (выборы президента РФ 1996 года прошли в два тура, 16 июня и 3 июля, в результате которых победил Борис Ельцин. – Прим. ред.).

— Вы считаете, что решение закрыть уголовное дело о массовых беспорядках в октябре 1993 года было правильным (дело было закрыто в 1995 году. – Прим. ред.)?

– Да. Я считаю, что это было сделано правильно. И правильно, что отпустили арестованных ребят. Кроме Хасбулатова, Руцкого и Макашова. А остальных отпустили правильно, потому что на их совести нет ни одного мёртвого. А на этих трёх есть. Макашов руководил штурмом Останкино. Руцкой всем остальным. Естественно, вместе с Хасбулатовым.

— Но ведь закрытое тогда уголовное дело сегодня не позволяет однозначно говорить, кто чьи приказы выполнял, кто стрелял, а кто нет. У общества нет всей информации. А значит, мы не можем точно оценить, насколько сильно тот октябрь 1993-го повлиял на октябрь 2018-го.

– Да никто этого в обществе не хочет знать! Сегодня уже не хочет. Я сам ездил по всей России и развозил свою книгу об этом! Я же был депутатом и мог бесплатно ездить (в 1997 – 2011 годах Коржаков работал депутатом Государственной думы во фракциях «Отечество – Вся Россия» и «Единая Россия». – Прим. ред.). От тиража в 500 000 у меня осталась 1000. Я её продавал сам. Единственное, что в Тульской области я смог распространить побольше – 50 000 книг (в 2011 – 2014 годах Александр Коржаков работал в правительстве Тульской области в должности «советника-наставника тульского правительства». – Прим. ред.). Я только в Нижневартовске был трижды, и каждый раз был полный зал! У меня в книге 40 страниц про те события. А сейчас по телевизору показывают максимум по 5 минут сюжеты о тех событиях.

— То есть, если показывать сюжет длиннее, люди захотят знать больше?

– Конечно! Но сегодня показывают интервью с Руцким, который рассказывает, каким плохим был Ельцин. А Ельцин был хорошим! Его указ 1400 был как раз для того, чтобы договориться по-мирному. Он хотел договориться о новом парламенте. О разделе власти. Со всеми беседовали. Все, кто захотел, получили работу. А после октября все, кто захотел, стали депутатами Государственной думы! И Конституция была принята хорошая! И Ельцин её не трогал. А Путин пришёл и начал её трогать. Причём самые больные места. Одномандатников отменил. Выборы губернаторов отменил. Себе срок добавил. Это то, против чего мы все боролись в 1990-е! У нас же до Ельцина все руководители были посмертные. И теперь опять будет то же самое. Путин уже даже дольше Брежнева рулит!

— Победи Руцкой с Хасбулатовым в 1993 году, этого бы ничего не было.

– Ещё раз. Сегодняшний день стал возможен не после октября 1993 года, а после 1996-го. Я тогда предлагал перенести выборы президента на 2 года, ровно для того, чтобы избежать этого всего. Но тогда ваши друзья журналисты меня и обосрали! Все СМИ написали, что Коржаков хочет отменить выборы. Я не отменить хотел, а перенести! Потому что я видел, кого мы тогда выбирали. Мы выбирали овощ! И было понятно, что им будут руководить другие люди. Вот после этого мы и дошли до Путина… Не надо путать события 1993 и 1996 годов!

— Сегодня лидер государства называет тех, кто ему не близок, «подонками». Владимир Путин так назвал Сергея Скрипаля. Какие выражения звучали в Кремле в ту осень?

– Да не было никаких особенных сильных выражений. Они не нужны были Ельцину. Я ему прямо сказал, что буду штурмовать здание со своими ребятами из службы безопасности. Тогда он просто попросил меня, чтобы, когда я попаду в Белый Дом, я сразу кончил этих двоих (Александра Руцкого и Руслана Хасбулатова. – Прим. ред.). Чтобы не было потом всего этого шума. Ну, нет их и нет. Погибли. Но не получилось у меня их застрелить. Какой там мат! Куда может быть круче приказа их прикончить? Но я не мог этого сделать, потому что они прятались за кучкой депутатов.

— Жалеете, что не удалось выполнить приказ?

– Да. Потому что то, что они натворили накануне их ареста, продолжается до сих пор. А прошло уже 25 лет. Тогда убили полтораста человек. И это только официально. Потом посидели немного в Лефортово и вышли под аплодисменты! В Останкино и сегодня убивают людей. Журналистов там не осталось. Одни пропагандоны.

— Вы же сказали, что правильно сделали, что отпустили защитников Белого Дома.

– Но лидеров нужно было судить! Я не говорю, что их нужно было расстреливать. Но лет 20 надо было дать точно.

— Как вы сегодня думаете: зря Ельцин не осмелился тогда провести люстрацию партийных чиновников, силовых структур?

– У нас каждые 10 лет в стране случаются события, которые меняют ход её истории. У Ельцина не было никакого опыта управления такой страной. Он же сам был коммунист. И потом, что такое люстрация, когда Ельцин объявил, что теперь в стране демократия. И пока у него мозг работал до 1996 года, он старался соблюдать её принципы. Как его пресса ни обгаживала, он всё равно её не трогал. Самым страшным наказанием при нём было снятие с должностей. Извините, это был переходный период. Самый тяжёлый период, когда приходят или жополизы, или такие, как Николай Егоров (руководитель администрации президента с января по июль 1996 года. – Прим. ред.). 50% того, что Ельцин победил тогда на выборах, – это его заслуга. А сегодня его фамилию уже никто и не знает. Этот человек смог всего за полгода поставить на уши всех, чтобы страна проголосовала за Ельцина. А семейка Ельцина потом тихо его забыла. И он тихо умер от рака, который заработал на той поганой работе!

— То есть Ельцин просто не успел провести люстрацию? Или не мог отказаться от услуг?

– Да не было вообще такого слова тогда! Вам что надо? Чтобы Ельцин был Пиночетом?! Ельцин был демократ! Но он, в конце концов, скурвился, потому что стал овощем. К нему приходили с документами, а он только и спрашивал: «А Чубайс согласен?» И Чубайс потом просто сбежал, когда понял, что если Ельцин умрёт, а он ещё будет главой его администрации, то он закончит тюремными нарами. И тогда страной фактически рулили Таня и Юмашев. И к 2000 году страна пришла к тому состоянию, после которого она и стала теперешней. Не в 1993-м дело. И повторения не будет. Сегодня достаточно дать людям денег, и они заткнутся. Самое обидное, что с таким подходом у России нет будущего. Если во времена Брежнева у молодёжи будущее было, то теперь нет.

— Кто-то идёт за Навальным. Это путь в нормальное будущее или в повторение трагедий на улицах?

– Это нормально. Навальный борется не против власти, а против того, как она распорядилась своими возможностями. Сели и сидят. И они уже старые, как Политбюро в конце СССР. Такие же старые. Это одни и те же люди! Вся эта шайка, которая проиграла Собчака. А теперь они делают то же с Россией! Они же не видят страну! Не ездят по ней! Бабки как жили в огородах, так и стоят задницей кверху.

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанки.ру»

Начальник службы безопасности Ельцина опубликовал книгу воспоминаний

В издательстве «Эксмо» вышла новая книга Александра КОРЖАКОВА «Бесы 2.0. А цари-то ненастоящие». EG.RU публикует отрывок из воспоминаний экс-начальника службы безопасности Бориса Ельцина.Юмашева называли «Прыщавым обмылком»?

Каждый месяц только Рома Абрамович приносил Тане Дьяченко в чемоданчике — «дипломате» сотни тысяч долларов прямо в Кремль. А все, что попадает в Кремль, проходит через «телевизор» — рамку на входе. И было прекрасно видно, что пачки в чемоданчике — из стодолларовых купюр. По его размеру несложно было прикинуть, что каждый транш Абрамовича составлял примерно 400 — 500 тысяч долларов. Хотя я не исключаю, что деньги где-то еще передавались и вне Кремля, а эти шли на мелкие расходы.

Официальных браков у Татьяны было три. Неофициальных, конечно, больше, если считать «временных попутчиков» Анатолия Чубайса, Шамиля Тарпищева и других, а также Михаила Лесина, ставшего миллионером благодаря вхождению в «семью», через постель в апартаментах «Президент-отеля», а потом внаглую — через квартиру №10 президентского дома на Осенней улице. Используя Таню, Лесин мог провести любой нужный ему указ Президента России.

Дьяченко, по сути, сделала из президента марионетку. Его изолировали от окружающего мира, все новости которого он узнавал только через дочь и Чубайса, которые уже мало чего стеснялись. Например, чуть ли не в открытую проводили время в апартаментах первой леди, госпожи Наины, в первом корпусе Кремля.

Обслуживали парочку (чай, кофе) горничные, которые недоумевали: у них что — квартир и дач нет? Да и опасались девушки: ведь Наина Иосифовна, если заметит следы, решит, что это они, горничные, на ее кровати кувыркались.

ЕБН и КОРЖАКОВ прошли путь от любви до ненависти. Фото: © РИА «Новости»

Но замуж в третий раз Татьяна Дьяченко вышла не за Анатолия Чубайса, а за Валентина Юмашева. Молодого супруга она ценила как бизнес-партнера, но за полноценного мужчину, судя по всему, не считала.

Сотрудники Службы безопасности президента никогда всерьез Юмашева не воспринимали. Офицеры дали ему прозвище «Прыщавый обмылок» — надо сказать, весьма точное. Я это понял, когда с него однажды в бане упало полотенце, которым Валя всегда при водных процедурах старательно прикрывался. «Обмылок», на самом деле…

Юмашев фанатично любил колбасные изделия и копчености. Водку вообще не пил, только красное вино и коньяк, но закуски уничтожал много.

В Кремле горничные вымуштрованные: принесут главе Администрации президента Юмашеву к обеду или к чаю мясных изделий тарелку — спустя десять минут она уже пустая. Несут следующую. Вообще еда в Администрации президента не задерживалась: Сергей Филатов, будучи ее главой, всю оставшуюся закуску домой уносил, а Юмашев, не отходя от кресла, съедал. Врачи мне сказали, что у него развилась так называемая мясная подагра. Весь в прыщах был поэтому — буженину с карбонатом в таких количествах редкий организм без последствий выдержит.

Издательство «Эксмо» — только бестселлеры

Шохин брал по $10 млн. за подпись?

Когда Павел Бородин возглавил Управление делами президента, перетащил в Москву немало своих знакомых из Якутии — например, заместителем Генерального прокурора РФ стал Василий Колмогоров. Практически заново Бородин отстроил баню в поселке Архангельское и каждую субботу там устраивал «день якутской бани» — его земляки, ставшие москвичами, съезжались попариться. Но было одно обязательное условие: игра в карты на деньги по-крупному. Он мне сам рассказывал о том, что у него была задача выигрывать каждую субботу в бане не менее 50 тысяч долларов — чтобы имелись наличные на карманные расходы, ибо все другие деньги лежали на счетах, прибавляя в процентах. Бородину каждую субботу везло именно на 50 тысяч долларов и больше. Думаю, это была такая завуалированная форма «благодарности» от земляков-якутов, которых он сделал жителями столицы, при должностях.

Кстати, если у Касьянова было прозвище «Миша — два процента», то того же Шохина можно было звать «Саша — десять миллионов»: именно столько он спокойно просил (в валюте, естественно) у бизнеса за свою подпись на документах. Это оперативным путем было добыто, а не следственным, уголовных дел никто не открывал.

Татьяна ДЬЯЧЕНКО вышла замуж за Валю ЮМАШЕВА.

Наина довела свекровь до смерти?

Охрана дала первой мадам прозвище «Тортилла» за ее вечно сонные, полузакрытые «Наинины глазки».

Деньгами в их семье распоряжалась только она. Зарплату партийного руководителя помощники приносили Наине. Нельзя не отметить, конечно, и ее положительные черты: она всегда заботилась о своих дочерях, о муже, они были ухожены. Но забота о своих родных не распространялась на родню мужа.

. но до сих пор бегает к Толику ЧУБАЙСУ

Мать Ельцина, очень хорошая скромная женщина Клавдия Васильевна, всегда жила с младшим братом Бориса Николаевича. Но когда ее начала мучить сердечная недостаточность, старший сын принял решение поселить ее у себя в Барвихе. Но поскольку бытовыми вопросами там ведала Наина, в огромной даче площадью 2500 квадратных метров для пожилой больной женщины не нашлось места возле сына и его жены. Мать поселили на отшибе, в комнатке рядом с помещениями для парикмахерши, напротив дежурки — а это значит постоянный шум, звонки, сигнализация, доклады, курилка…

Два раза в жизни я видел последствия гнева ЕБН на жену. Дважды он со всей дури ей вмазал так, что она ходила в темных очках, стараясь не попадаться на глаза охране и горничным. Думаю, левой рукой с тремя пальцами бил. Если бы правой — у нее голова бы отлетела.

Шамиль ТАРПИЩЕВ всегда ждал Таню при полном параде

И, думаю, он ее убил бы, если бы узнал, что это она, по сути дела, довела его престарелую мать до могилы.

Ельцину сообщили: Клавдия Васильевна умерла. Он приехал в Барвиху совершенно подавленный, горе испытывал неподдельное и большое, это было видно.

Я шел по коридору, в доме началась суета, скорбные хлопоты. Навстречу — сестра-хозяйка, попросила меня отойти в сторону, долго мялась, потом шепотом сказала:

— Александр Васильевич, я не смогу промолчать — меня потом совесть замучит. Это из-за Наины у старушки приступ случился такой, что сердце не выдержало. Она устроила ей скандал. Орала на весь дом, выговаривала за какие-то свердловские истории. Вот бабушка и отдала Богу душу…

ЕЛЬЦИН держал Сашу ШОХИНА в правительстве за виртуозное умение готовить коктейли

Гарант случайно нагадил в штаны?

Вспоминаю одну из поездок Ельцина в северокавказскую республику, какую — не важно. Совещание с участием местного директорского бомонда было назначено на 10 часов утра. Ну поскольку это — Кавказ, а приехал к ним ЕБН, вкусы которого по части меню на завтрак уже были известны, то прямо с утра подали спиртное. Высокий гость опохмелился, хотя и в меру — выступать же нужно было.

Поскольку мы его уже изучили, то по озабоченному сопению поняли — думает ЕБН: «А где здесь туалет?» Которого при комнате президиума вообще не оказалось: с этим на Кавказе всегда нелегко было, почему-то без почтения там к естественным нуждам относятся.

Выхожу, обращаюсь к офицеру охраны и выясняю, что туалет имеется один на весь этаж, и в конце коридора. По краю ковровой дорожки, вдоль подоконников выстроились нафары (в переводе с восточного — человек, лицо). Это тоже незыблемая южная традиция: будь хоть начальник цеха или знатный бригадир колхоза, при нем обязательно должен быть «человек» — портфель носить, пальто подать и прочее. Ельцин и я позади просквозили мимо них, как вдоль строя. Нафары подобострастно кланялись и заинтригованно глядели вслед…

ЕБН, заходя в туалет:

— Сколько до заседания?

Заскочил в сортир и — «завис».

Когда мое терпение иссякло — уже минут пять как должно идти совещание, — я заглянул в туалет. Наблюдаю такую картину: кабины без дверей, унитазов нет, в полу — дырки, как в армейской казарме. Из крайней кабинки торчит голова охраняемого лица — ладно, спасибо, что живой. Захожу еще через пять минут. Ельцин стоит у зеркала, щедро наливает в ладонь «шипр» и шлепает себя по щекам, мурлыча любимую «Калинку», что свидетельствовало о полном удовлетворении жизнью. Одеколон атмосферу в помещении, так сказать, улучшил, но, как ни странно, не очень сильно…

Говорю докладчику №1: все, время, давайте поторопимся, люди ждут. ЕБН, кстати, очень не любил опаздывать. Он согласно кивнул головой и бодрой походкой направился к залу. По коридору за ним моментально распространился шлейф далеко не одеколонного аромата. Впрочем, не побоюсь этого слова, невыносимой вони. Нафары, все так же стоящие вдоль стен, начали переглядываться, принюхиваться. Я оглянулся и, мягко говоря, обалдел: ЕБН этого не замечал, но на ковровую дорожку за ним после каждого шага шлепалось нечто, оставляя следы, какие обычно оставляет бредущий с пастбища теленок, плотно объевшийся лугового клевера…

Я был в шоке — за мою карьеру подобное происходило впервые. Нафары церемонно кланялись, я старался загородить ЕБН от их взглядов, да куда там…

В комнате для президиума нас встретил старший адъютант Кузнецов. Я прошептал ему на ухо: «Толя, катастрофа, ЕБН … в штаны!» За то, что Анатолий сделал, ему надо было бы дать орден за заслуги перед страной. В комнате стоял стол человек на пятнадцать, накрытый для президиума: выпить-закусить в ходе работы над резолюцией. Толя моментально сгреб со стола все накрахмаленные салфетки, несколько бутылок с нарзаном, отвел ЕБН в сторону и… ну, короче, осуществил все необходимые манипуляции по приведению оплота демократии в относительный порядок.

Ребята из выездной охраны бегом принесли из машины свежий костюм, сорочку, галстук. Местная обслуга свернула в коридоре пострадавшую ковровую дорожку. В комнату несколько раз пытался заглянуть глава республики, тоже с подозрением принюхивающийся, — адъютанты держали дверь, не пуская его. Ошалевшего от всего этого и, кажется, так ничего и не понявшего ЕБН под гром оваций втолкнули в зал. Он что-то долго говорил с трибуны про реформы и воспитание человека будущего, но получилось, на мой взгляд, не очень убедительно для присутствующих. Особенно для первых рядов. Слушатели вертели головами, пытаясь по лицу соседа понять, чувствуют ли они то же самое. Они стали подозревать, что источник ароматов стоит на трибуне, но опасались себе в этом признаться.

Людмила ПИХОЯ была спичрайтером президента. Потом возглавила Управление по информационной политике Федеральной службы налоговой полиции, а позже стала вице-президентом «ИМПЭКСБАНКа». Кадр: Youtube.com

Президент разорвал платье и наставил засосов?

Сестра-хозяйка Маша носила кофе-чай Ельцину, суп в тарелку наливала и котлеты подкладывала. Пока однажды не грянула буря…

В тот вечер Ельцин сказал, что останется на даче ночевать, предупредил по телефону об этом Наину, попросил принести в кабинет ужин и в его ожидании разминался коньячком. Я спускался по центральной лестнице, собираясь выезжать в Москву, и с кем-то говорил по спутниковому на ходу. И вдруг мне навстречу из примыкавшего коридора буквально вылетает Маша. Я даже аппарат выронил от неожиданности. Всегда безукоризненно выглаженное платье порвано, шея и открытые плечи — в засосах, предплечья исцарапаны. Маша, рыдая в голос, пыталась обрывками платья прикрыть голое тело, а я, моментально сообразив, что именно там случилось, бормотал банальности, потому что за годы моей службы такая ситуация приключилась впервые.

— Ну, подожди, Маша! Что для тебя сделать, чтобы это между нами осталось? Ты только скажи…

Сам «насильник» уже храпел на весь коридор.

Кроме Маши, в команде была еще одна официантка Даша. Она носила погоны, служила в 9-м Управлении, прапорщик. После ухода Маши я прикрепил ее к Ельцину. Она не такая симпатичная была. Я понадеялся, что уж эту-то Ельцину не придет в голову прижучить в темном углу. Свежо предание…

Проходит полгода, и я испытываю ощущение дежавю: точно такая же картина — вечер, коридор и женщина в порванном платье с засосами на шее… С той только разницей, что рыданий не было — не на ту напал. Я прапорщицу успокаиваю, но особо и не требуется.

Скандал закатывать — пустое дело, служба.

Впрочем, Ельцину все же удалось вывести Дашу из себя. Она однажды не выдержала и мне пожаловалась:

— Товарищ генерал, что мне делать: Борис Николаевич в туалете упорно подтирается не бумагой, а полотенцами для лица с гербом России, вышитым золотом. Их стирают в общей машине, негигиенично. Да и дорогие они, а я — материально ответственная.

Ну, поскольку в русских сказках все случается трижды, была и третья серия этой эпопеи.

Появилась женщина, проработавшая потом с Ельциным многие годы. Ну, назовем ее просто — Спичрайтерша.

Поднимаюсь в приемную. И вдруг дверь распахивается, и из кабинета появляется Спичрайтерша: глаза на конус, кофточка до пупка расстегнута, бюстгальтер непонятно на чем держится — одна сиська голая болтается, помада по лицу размазана. Тот же сценарий случился: «А не выпить ли нам по рюмашечке, ну иди ко мне, я — президент…» До дела у него вряд ли доходило, не тот случай. Но засосы повсюду — фирменный стиль. Как говорится, не съем, так понадкусываю.

Как бы то ни было, пару хлебных должностей, будучи почти 10 лет при теле Ельцина, эта женщина заработала. Руководила впоследствии центром общественных связей федерального ведомства — генеральская должность, работала вице-президентом одного из банков.

Коржаков: Мы с Ельциным по три литра водки в день выпивали

Кто из советских политиков сделал больше всех для развала СССР, действительно ли Борис Ельцин хотел назначить своим преемником Бориса Немцова, победит ли Владимир Путин на предстоящих президентских выборах в России и кто может составить ему конкуренцию, правда ли, что семья Бориса Ельцина сказочно богата, и может ли быть такое, что умерший при загадочных обстоятельствах российский олигарх Борис Березовский на самом деле жив? Об этом в авторской программе Дмитрия Гордона на телеканале «112 Украина» рассказал бывший начальник службы охраны первого президента России Бориса Ельцина Александр Коржаков. Издание «ГОРДОН» эксклюзивно публикует текстовую версию интервью.

– Александр Васильевич, добрый вечер!

– Очень рад вас видеть, вспоминаю нашу незабываемую встречу…

– …я в своей новой книге о ней упомянул. Тебя охарактеризовал и дал твое интервью.

– Спасибо! Скажите, Александр Васильевич, исторической личностью вы себя ощущаете?

– Ну вот когда ко мне обращаются журналисты, то, наверное, немножко бывает. А обращаются часто. А так… Я уже 13-й год в деревне живу, и мне это не нужно – быть исторической личностью. (Улыбается). Я просто живу хорошей, нормальной жизнью – на природе.

– Охраняя членов Политбюро, вы могли днями не есть, часами стоять на ногах и целый день не пользоваться туалетом. Скажите, пожалуйста, сложно было – чисто физически?

– Ну, надо было к этому готовиться. Зачем наедаться или напиваться перед работой? (Смеется). Да и здоровье было нормальное.

– К слову, на здоровье такие испытания не отразились?

– Вы знаете, у нас в СССР просто так не давали год за полтора, год за два, год за три… А у меня вся служба так шла: и год за три, и за два было… Поэтому, конечно, сейчас все сказывается.

– Помню, вы мне рассказывали, что члены Политбюро своих охранников за людей, в общем-то, не считали: один из них звучно испускал перед вами газы. Кто это был?

– Не буду говорить, потому что уже все члены Политбюро моего периода испустили дух. Зачем фамилию называть?

– Но обидно было или нет?

– Сначала было немножко чудно. (Смеется). Ну, как ты правильно выразился, это говорит о том, что не считали за человека.

– Правда ли, что вы присутствовали при агонии Андропова?

– Правда: она длилась несколько недель. Я не присутствовал только в день смерти, когда отключили аппаратуру. А так – да, неоднократно рядом был.

– В 85-м году после череды похорон, после кончины Константина Устиновича Черненко, генеральным секретарем ЦК КПСС стал молодой и энергичный Михаил Сергеевич Горбачев. Вам неоднократно приходилось общаться с ним в разных обстоятельствах. Что вы о нем сегодня думаете?

– Вообще, по-разному его оценивают. Я лично считаю, что самая большая заслуга Горбачева – гласность. Перестройка – это туфта, а вот гласность – великое дело. Я ему благодарен и всегда об этом буду говорить – пока еще могу писать книги. Не знаю, сколько это продлится: у нас же идет удушение гласности разными путями – как в интернете, так и в газетах. Трудно найти газету, которая может писать правду о том, что творится в нашей стране.

– Это правда, что Раиса Максимовна Горбачева мужа била?

– Знаете, я у них работал всего две недели, и за это время такое было один раз, поэтому не знаю, насколько регулярно это происходило.

– Он приехал поздно вечером, практически ночь была на дворе, и от него пахло: коньячку на работе бахнул. А она очень следила за этим – чтоб Михаил Сергеевич не выпивал. Но выпивал все равно, в том числе с Ельциным. Когда они готовили новый Союзный договор, там регулярная выпивка была, но норму они знали – не перегибали.

– Вы бывший начальник службы охраны первого президента России Бориса Ельцина. Скажите, пожалуйста, кто был в России более влиятельным человеком: вы, Ельцин или Черномырдин?

– Ну, ты, наверное, читал статью Тамары Замятиной в «Известиях», которая накатала там, кто у нас владеет страной? Я думаю, у нее и надо спрашивать, как она к таким выводам пришла…

– Тем не менее вы не отрицаете, что несколько лет фактически руководили Россией?

– Это глупость, придуманная такими людьми, как Киселевы: я имею в виду и вашего, который в Украине процветает, и нашего, который на «России» командует, ура-патриота в другую сторону.

– Но вы сидели на кнопке управления страной, когда Ельцин физически не мог руководить?

– Наверное, такой кнопки у нас нет – есть ядерная. Чемоданчик такой, а при нем офицеры – вот они и те, кому они команду дают, могут нажимать кнопки. А у меня какие кнопки могли быть? Только в телефоне. Отвечать приходилось не раз, не два, и даже не 10 – находясь за пультом Ельцина, тем, кто ему звонил. Иногда спрашивал: «Что передать?».

– Правда ли, что Борис Николаевич Ельцин был проектом председателя КГБ Крючкова и тот хотел сделать его президентом СССР вместо Горбачева?

– Ну, это в последние годы такую версию придумали. Раньше, когда Ельцин был жив, да и когда он умер, никто так не говорил. Стали говорить, когда уже Крючкова не стало и спросить не у кого.

– Есть легендарное фото: вы с Борисом Николаевичем во время путча на танке. Скажите, пожалуйста, убить вас тогда могли?

– Да убить всегда могут: стены вон регулярно падают, кирпичи порой низко летают… Конечно, могли: столько оружия у людей на руках было! И вокруг не только танкисты, но и солдаты, офицеры, все вооружены, полный боекомплект. Да и снайперы могли стрелять. Другое дело, что замечательно, что до этого не дошло. Если бы тогда три парня не погибли, путч еще продолжался бы…

– Перед президентскими выборами 96-го года рейтинг Ельцина составлял четыре процента. Вы мне когда-то сказали: «И Зюганову, и Жириновскому, и Явлинскому я говорил: «Ребята, мы никуда вас не пустим и власть не отдадим». Кто же выиграл выборы в 96-м: Ельцин или Зюганов?

– Это не один вопрос, а сразу несколько. Ну, во-первых, рейтинг у Ельцина был таким за год до выборов, а не непосредственно накануне. Он его подтянул. Явлинскому я говорил: «Ты президентом не будешь никогда, потому что еврей». Жириновскому не нужно было ничего говорить: он согласен был идти министром рыбного хозяйства, сам понимал, что президентом ему никогда не стать. А по Зюганову я четыре раза вел переговоры с Зоркальцевым – это четвертый или третий человек был в партии, отвечал за идеологию, и все, о чем мы говорили, Зюганову передавал. Там действительно было о чем поговорить, и я как конкретный мужик сказал: «Мы вас, коммунистов, к власти не допустим, потому что вы уже порулили, показали, как вы ведете нас в светлое никуда, дайте теперь нам порулить».

– Кто же выиграл реально – Ельцин или Зюганов?

– Об этом точно знают только два человека. Первый – Александр Владимирович Старовойтов, который создал систему, новое на тот момент явление, ведь электроника в обиход только входила. Вот он мог знать. Ну и тот, кто подсчитывал голоса, – Коля Рябов. Он был тогда главой Центральной избирательной комиссии и буквально через несколько дней после объявления результатов дал приказ сжечь все протоколы на всех участках. Это и есть люди, которые точно знают, сколько голосов кто набрал.

– Бывший президент России, ныне премьер-министр Дмитрий Медведев, сказал: мол, мы прекрасно знаем, что выборы тогда выиграл Зюганов. Он это заявил официально.

– Это наш премьер-министр?

– Это тот премьер-министр, которого я считаю «Киндер-сюрпризом» №2: он же не может без своего планшета! Ни слова сказать, ни что-то новое нам выдать. Давайте не будем этого премьер-министра слушать: я думаю, ему осталось немножко поработать…

– Александр Васильевич, вы были фактически членом семьи Ельцина. Правда ли, что вы с Ельциным резали друг другу вены на руках и смешивали кровь?

– Наверное, членом семьи это они меня считали, а может, просто сейчас так красиво говорят. Тогда этого не было: я был подчиненным для Ельцина, и даже иногда пыталась командовать мной хозяйка. Но у нее не получалось – Ельцин всегда на моей стороне был, говорил: «Отойди от него, не лезь, не мешай!». Это была моя защита от нее, от ее сплетен. А руки друг другу резали, да. Два раза это было. Один раз – в бане в Якутии, второй – в Президентском клубе. Оба раза по инициативе Ельцина. У меня на левой руке с обеих сторон шрамы, которые оставил Борис Николаевич. У него шрамов не осталось, потому что я в ответ только царапал его.

– А лихой он был мужик вообще – с вашей точки зрения?

– Хулиганистый, да. Улица тогдашняя, советская, давала хорошую школу. Мы все были лихие, и я в том числе. (Улыбается).

– Вы Ельцина любили?

– В смысле? Как понять-то: как мужик мужика, что ли?

– Нет, как человек человека.

– Любить можно женщину и Родину, ну, может, еще какие-то харчи. А его я уважал. Когда стал с ним работать, тяжело пришлось, но постепенно в курс дела вошел и уважением проникся. Более того, когда его сняли несправедливо, оболванивали и не давали ответить, он очень сильно переживал, но я переживал не меньше. У меня в первый раз в жизни появилась такая болезнь – крапивница. Потом, правда, ее вылечили, и больше ее не было никогда. Сказали, что именно от нервов.

– Пил Борис Николаевич сильно?

– Да. Как я с ним познакомился, так и пил. До того как меня уволили, пил постоянно.

– Сколько он мог принять на грудь – рекордно?

– В горкоме партии мы бутылку коньяка на двоих за три минуты выпивали, а когда уже работали в Кремле, доходило до шести бутылок на брата.

– Нет, он уже перешел на водку.

– Шесть бутылок водки на каждого?

– Да. По три литра. А что делать? Ему нравилось со мной выпивать. Я почему-то не пьянел: у меня все сразу на низ шло, не всасывалось. Но имей в виду, что раньше мы бутылку коньяка выпивали за три минуты, а здесь уже садились в 11, а вставали тоже в 10 или 11. А потом утром мой повар показывал мне, сколько бутылок мы вчера выпили.

– Вы меня сейчас просто восхитили: три литра принять и не опьянеть – это какую надо иметь подготовку!

– Ну, ты знаешь, у него хорошее было здоровье, а у меня родители тоже из деревни, вроде тоже все нормально. Я ведь, когда к Ельцину пришел, 18 раз подтягивался, 100 раз отжимался, один из лучших спортсменов в управлении был.

– Вам приходилось все время с ним выпивать?

– Ну, как? Когда он приглашал, говорил: «Наливай!». Иногда и не приходилось – когда Сосковца вызывал и с ним хотел. Сосковец меня хвалил за то, что я выручал его и давал разбавленную водку. Мы вместе ее открывали, Ельцин думал, она непочатая, а на самом деле разбавленная была. Сосковец говорил: «Господи, Саша, ты меня спас! У меня сегодня важное совещание, я не знал, как на него пойду. А оттого, что выпил не 250 граммов водки, а только 125, уже легче».

– Управлять Россией – это не хухры-мухры.

– Ну, я ею не управлял – только видел, как управляют. А то, что сейчас делают с Россией. Ну, ее насилуют просто.

– Вы мне рассказывали: «Над океаном Наина меня разбудила: «Борис Николаевич упал и лежит без движения. Обоссался, пьянь чертова!». Что это было?

Вижу, хорошо ты, Дима, читал мою последнюю книгу: здесь я уже пишу так, как было, что обоссался он, а не описался. Когда в первых книгах я «описался» написал, мне говорили, что так нельзя о президенте. Ну, как она его оскорбила, так я и процитировал. Книга очень жесткая, а иначе никак. Что это было? Очень сильный сердечный приступ. Перелеты в Америку в возрасте Бориса Николаевича, частые выпивки, усталость – все это сказалось. Но в тот вечер он как раз не напился, принял максимум четыре рюмки. Приступ случился. А первый инфаркт у него был летом 1995-го.

– Скажите, а в Беловежье Ельцин пил?

Там пили все: и руководители, и помощники, и охрана. Коньяка было навалом! Кстати, коньяк был не очень хороший, потому что белорусский, а в Беларуси виноград не свой. Но вот зубровки хорошей было много.

– Но и Кравчук, и Фокин, и Шушкевич, и Бурбулис уверяли меня, что ничего не пили во время встречи в Пуще. Кто прав – вы или они?

Значит, давай так: ты меня нигде на вранье не поймаешь, потому что каждое слово в моей книге – правда. По крайней мере, никто на меня в суд еще не подал. Разве что Наина может сказать: «Да Коржаков опять что-то выдумывает!». Но я ничего не выдумываю, просто с памятью у меня хорошо и учился я на «пятерки».

Другой вопрос: пили или напивались? Пить они пили, но не напиваясь, потому что у них там то разговор шел важный, то документы им приносили, они обсуждали что-то, правили и так далее. Но когда документы уносили, кто-то время от времени с инициативой выступал: «Давайте по рюмочке!». И рюмочки стояли маленькие, стаканов не было.

– Это правда, кстати, что в Беловежье между Витольдом Фокиным и Геннадием Бурбулисом разгорелся конфликт, в результате чего Фокин Бурбулиса ударил?

– В первый раз слышу: при мне этого не было. Может, я в то время пытался соединить Ельцина с Бушем, потому не видел.

– Кто конкретно из шестерых лидеров трех союзных республик – президентов и премьер-министров – больше всех сделал для развала Союза? Есть такой человек?

– Я думаю, больше всех сделал все-таки Михаил Сергеевич Горбачев, потому что Союз фактически был уже разрушен, все республики заявили о независимости, свои декларации издали. А здесь нужно было только попытаться юридически это оформить. Тогда ведь как думали? Что все будет дружно и красиво, наверное, валюта останется общая… Никто не предполагал, что все будет так холодно и жестко, не был к этому готов.

– Правда ли, что вам приходилось купаться с Ельциным в ледяной воде?

– Много раз – не могу даже вспомнить, сколько. И в ледяной воде плавали, и когда льда не было. В настоящую ледяную, когда по Москве-реке льдины шли, он меня заманил. В смысле, не просил идти с ним купаться, но я был обязан его охранять, потому пошел, а что делать?

– А правда, что когда Ельцина якобы сбросили в реку с моста, о чем говорили тогда на съезде народных депутатов, на самом деле он просто отправился к барышне, но у той как раз был другой ухажер, который намял Борису Николаевичу бока?

– Ну, версий много разных, но Ельцин всегда отстаивал одну – что четыре мужика его схватили, пиджак на голову, в машину – и к мосту. Других версий я от него не слышал. Хотя назавтра съездил, посмотрел… Если бы меня с того моста сбросили, я бы, наверное, разбился, потому что там очень мелко. Мост высокий, а глубина реки под ним – ну, максимум около метра.

– Вы мне сказали: «Ельцин жену мог не только ракеткой пониже спины ударить, но и хорошенько ей в глаз зарядить». Часто Борис Николаевич так поступал?

– Он мне рассказывал про это дело – как он вообще ее выдрал, когда она болтала… Вообще-то, не очень этично это пересказывать: нелицеприятные для Наины моменты. А то, что на моей памяти… Два раза по две недели она в темных очках дома ходила – значит, опять получила. А получала просто за то, что если хочет человек добавить, не надо ему мешать: иногда это так бесит, что…

– Татьяна Дьяченко, дочка Бориса Николаевича, многое в Кремле решала?

– Ну, когда Ельцин стал, как овощ, решала все.

– Да, потому что папа доверял только ей. А ею, соответственно, руководили Юмашев, Березовский, Чубайс… Они Татьяне советовали, что надо папе подсунуть, что провести, протолкнуть. Вот она и рулила. Могла чего-то и не сказать ему, а могла, наоборот, сказать другое.

– Семья Бориса Николаевича Ельцина сегодня очень богата?

– Дима, можно я добавлю – к ответу на предыдущий вопрос?

– Вот когда ты сказал, что я управлял страной, – это как раз домыслы той семейки: Тани и ее друзей, Березовского, Гусинского… Это они выдумали, чтобы меня перед Ельциным подставить. И когда он меня уволил ни за что, просто за то, что поймал воров для него, я совершил, наверное, единственный шаг, о котором жалею. Подписал заявление об уходе, когда он попросил, и Таня со своей компанией реально начала руководить страной. Только за полгода их правления из страны было вывезено 300 миллиардов долларов. В прошлом году вывезли 30 миллиардов – в 10 раз меньше. Потому что уже вывозить некуда: не принимают…

– Александр Васильевич, так выходит, что богата семья Ельцина?

– Если слово «семья» в широком смысле употреблять, то очень, а если в узком… Ну, Юмашевы – весьма богатые люди, тем более еще и с Дерипаской породнились, а у Окуловых достаток средний, потому что те воровали, а Окуловы такого не делали. Наина, как обычно, ничего не знает, у нее только пенсия в несколько миллионов… Ну, как «несколько»? У Ельцина 120 с чем-то миллионов была, а у нее, наверное, половина. Так что не надо воровать: хватит и того, что дает государство.

– Когда при жизни Бориса Николаевича вы написали знаменитую книгу «Борис Ельцин: от рассвета до заката», Наина Иосифовна сказала: «Мы Александра Васильевича любили, считали членом семьи, а он нас предал». Так предали или нет?

– А как можно предать предателя? Это Ельцин меня предал, а я его не предавал – пошел мстить, разоблачать, как хочешь, так и называй, но надо было наказать предателя. А Наина… В новой книжке я немножко больше правды о ней рассказал, хотя у меня еще пять скелетов найдется в шкафах – по поводу этой семейки, о-о-очень много! Это не та семейка, которая должна была у нас страной рулить, не та!

– Когда Ельцин умер, какие у вас были ощущения? Вам его по-человечески жалко стало?

– Нет. У меня вообще никаких ощущений не было. Меня замучили звонками и приглашениями: мол, приходи, без очереди пропустим поклониться, цветы возложить… Я сказал: «Ребята, вы что? Не надо. Кому надо – идите, кланяйтесь, слезу пускайте. Я давно уже к нему равнодушен». Мог бы сказать, что забыл, но вы же мне, журналисты, не даете забыть! (Смеется).

– Вы мне сказали: «Ельцина я уже давно простил, какие счеты могут быть к человеку с явными признаками если не маразма, то дебилизма?». Но вы его часто вспоминаете, признайтесь?

– Так я же говорю: мне о нем напоминают. Видимо, сегодня часто. Когда ложусь спать, например. Вряд ли он мне приснится, но перед сном раз вспомню.

– Виктор Степанович Черномырдин восемь лет служил послом России в Украине, мы с ним дружили, у меня замечательные воспоминания о нем сохранились: потрясающий мужик был! Скажите, Ельцин к Черномырдину ревновал?

– Кого? Меня или Россию?

– Нет-нет, он предполагал, что Виктор Степанович может стать президентом?

– Ельцин был уверен, что тот не будет баллотироваться в президенты. Если книжку мою вспомнишь, образца 97-го года, то там есть глава «Ночной разговор» – о том, как я Черномырдина разоблачил, ведь он же велел подписи для себя собрать. После того он так в штаны наложил, бедный, что поклялся: ни в какие президенты он не пойдет. Хотя мог пойти, этого хотели его сторонники.

Я, правда, в своей новой книге немного переосмыслил свое личное отношение к Виктору Степановичу: наверное, мне все-таки нужно было с ним дружить, потому что он никого из своих ребят не предавал и как мужик оказался гораздо более русским, чем Ельцин.

– Хороший мужик был, да…

– Потому в новой книге я о нем хорошо сказал. Хотя я ведь не привирал ничего – писал как было.

– Александр Васильевич, вспомним Бориса Немцова – красивого, высокого, умного, молодого… Насколько я помню, Борис Николаевич официально назвал его своим преемником, да и сам Немцов признавался мне, что Ельцин ему сказал: «Будешь после меня президентом России!». Скажите, пожалуйста, Борис Николаевич действительно так считал?

– Ну, это было на первых порах – когда Немцов только стал губернатором, мы к нему приезжали и он действительно пускал много пыли в глаза, принимал замечательно, как при Горбачеве, когда тетки все время ходили, одни и те же, с буханкой хлеба… Тогда у Ельцина мысль о преемничестве и возникла. Периодически она к нему снова и снова приходила, но не скажу, чтобы Борис Николаевич со мной советовался, делать президентом Немцова или нет. Он очень долго колебался на этот счет – и решил, видимо, не делать. Это же семья заставляла его о преемнике думать – когда рейтинг был четыре процента…

– Скажите, кто из зачем, на ваш взгляд, убил Немцова?

– Холуи убили, и холуи дали команду. Я в своей книге писал, что могу это сравнить с тем, как журналиста Холодова убрали. Те хотели лизнуть задницу Грачеву, а эти – Путину. Ну, лизнули. Но не очень удачно.

– А какие холуи, откуда? Вы знаете, кто это вообще?

– Ну, как? Тут даже придумывать ничего не надо – они все чуть ли не с одной фамилией и из одной республики. Та республика живет, как в свое время татаро-монгольское иго: Россия платит им оброк пожизненный. Уже не знают, бедные, куда деньги девать, пресытились «мерседесами» и так далее. А другие республики слезу смахивают, глядя на них.

– Как бывшему руководителю Службы охраны президента, вам хорошо известно, как это сложно – подойти незамеченным так близко к Кремлю. Казалось бы, любое перемещение фиксируется, все должно быть понятно…

– …ну, их и разыскали быстро. Знаю, что многие камеры плохо работали, но все равно ведь нашли.

– Вы утверждали, и мне говорили, что Березовский уговаривал вас убить Гусинского, Лужкова и Кобзона. А сам Березовский был убит, покончил с собой или жив до сих пор?

– Ну, во-первых, он не за один раз просил убить Кобзона, Лужкова и кого там еще, забыл?

– Да, а периодически приносил какую-то информацию о них: мол, надо убрать. А во-вторых, что касается его смерти… Я слышал, что он кого-то подставил, что вместо него погиб двойник, – все это чушь! В Скотланд-Ярде работают самые опытные люди, и будь это убийство, об этом сразу было бы заявлено. Он просто умер от тоски. Как Чудище в сказке «Аленький цветочек»: не дождалось девочки – и зачахло.

Так и это Чудище: денег его лишили, влияния тоже, Абрамовичу, пацану своему, которого он же вывел в олигархи, Березовский продул с позором. И этого позора не выдержал.

– Не жалко вам Бориса Абрамыча?

– А чего его жалеть-то? Что он хорошего для страны сделал?

– Я вам задам риторический вопрос: учитывая ваше влияние в России в середине 90-х, могли ли вы оказаться на месте Путина и стать президентом, наследником Ельцина?

– Теоретически – конечно, мог, у меня образование не хуже. А вот с той бандой-командой, которая его привела, я бы никогда в жизни в одном поле не сел, поэтому практически этого не могло быть никогда.

– Это правда, что с убитым генералом Рохлиным вы состояли в заговоре?

– Ну, во-первых, ты так сказал, будто он из-за заговора умер, а его сумасшедшая жена убила. А во-вторых, я об этом все в книжке написал.

– То есть вы с ним хотели взять в свои руки власть в России?

– Нет, не власть в России – я же описал подробно, что и как, если ты читал. Страной руководил не Ельцин, а Чубайс и Таня с Юмашевым, но народ-то выбирал Ельцина! И когда он первым своим указом поставил на должность главы Администрации президента Чубайса, люди в шоке были! Те выборы настолько фальшивы, что нельзя этих «деятелей» слушать. Выиграли они выборы? Да если бы люди знали, что Чубайс состоит в штабе Ельцина, они бы за Зюганова голосовали…

– А в чем феномен Чубайса? У него была личная связь с дочерью Ельцина, Татьяной Дьяченко?

– Конечно, была. И в штабе, и в Кремле: они не стеснялись ничего.

– То есть у них роман был?

– Ну, знаешь, в среде этих людей романов не бывает: они очень практичны.

– Скажите, а кто именно поставил Путина – фамилии вам известны?

– Так тебе же Березовский рассказал, ты что, не помнишь, что ли? Во всех твоих интервью это есть.

– Значит, Юмашев, Березовский – кто еще?

– Ну, Березовский и Юмашев – это, считай, одно целое. Правда, когда Березовский с Путиным поругался, Юмашев от него отошел, формально.

– Что вы думаете о Путине?

– А что я о нем могу думать? Кое-что в книге написал, но это тема для отдельного разговора, коротенько не скажешь. Много думаю.

– Путин вас боится?

– Вообще-то, он, по-моему, даже Трампа не боится…

– И Ким Чен Ына тоже.

– Но вы сказали, что «Путин боится Шойгу по-черному»…

– Я не так говорил. Я Сережу Шойгу очень уважаю, и если бы он был поаккуратнее… Ты знаешь, у него в армии рейтинг выше, чем у Путина, а по России Шойгу приближается к нему. Это ведь понятно, что пресловутые 86 процентов – липовые…

– …ну да. Шойгу уже очень близко.

– Однако Путин снова станет президентом?

– Да он пожизненный президент, непонятно, что ли?

– А что вы думаете о Кадырове?

– Верный абрек Путина.

– Емко! Сейчас власть в России принадлежит КГБ-ФСБ?

– Нет, власть принадлежит одному человеку, который построил вертикаль, на верхушке которой он находится.

– Несколько лет назад вы мне сказали: «Если бы в прессе появился список агентов, которых граждане знают в лицо, в стране наступил бы политический кризис, а на вопрос: «Кто нами управляет?», был бы однозначный ответ: «Агентура спецслужб». До сих пор так?

– Это лет 13 назад было, поэтому я думаю, что сейчас уже нет. Сейчас управляют нами питерские, которые пришли сюда незаконно. Сначала свой город развалили, теперь Москву перестраивают. Ну и Россию, естественно.

– Александр Васильевич, у меня еще пять-шесть вопросов. Можно ответить на них очень коротко, блицем таким? Собчак и Жириновский – агенты КГБ?

– Вряд ли. Жириновский – это не агент, а проект КГБ. Ну а Собчак при чем? Он нормальный был, юрист, завкафедрой. Зачем ему становиться агентом? Не верю.

– Вы мне сказали, что Собчак скончался на даме. Это действительно так?

– Об этом мне рассказал губернатор Калининградской области. Но я бы не утверждал, что на даме: может, он под дамой был? Сказали: от «виагры».

– Олег Калугин, генерал КГБ, который находится в Соединенных Штатах Америки, говорил мне, что патриархи последних лет были его клиентами: и Алексий, и Кирилл. Скажите, патриарх Кирилл – действительно агент КГБ?

– Ну, поскольку он не такой уж и молодой и в 70-80-е годы был на должности пониже, чем сейчас, то, наверное, был агентом. Вполне реально. А сейчас зачем? Сейчас за ним ФСО следит. (Улыбается).

– Вы однажды сказали, что в Кремле засела голубая команда. Она и ныне там?

– Ну, тогда пресс-секретарь был голубой – Костиков, вот и команда у него была голубая. А Песков вроде нормальной ориентации, и даже жену себе взял красавицу. Я думаю, сейчас этого нет.

– Эпиграфом к своей книге вы выбрали высказывание Талейрана: «Целые народы пришли бы в ужас, если бы узнали, какие мелкие люди над ними властвуют». Россия – несчастная страна?

– Несчастная. Я эту книгу многим друзьям подарил и спросил, как впечатление. Одна знакомая сказала: «Александр Васильевич, прочитала – и захотелось уехать куда-нибудь в дальнюю деревню, купить домик старенький, козу и на все наплевать».

– Три вопроса последние – жду быстрых ответов. Могли ли вы представить себе войну между Россией и Украиной?

– Представить все мог бы, но думаю, что этого не будет…

– Чем все это закончится?

– Ну, поменяется власть в Украине. У нас не поменяется, а у вас, я думаю, придет более разумный человек, чем Порошенко.

– Но зависит-то все от Путина, и мы с вами это понимаем, правда?

– Хочу поблагодарить вас за прекрасный вечер у вас в деревне Молоково – хочется его повторить и пригласить вас в Киев. Мы с вами пили украинскую горилку, ели сало, и у нас не было никаких разногласий. Спасибо за это интервью: надеюсь, оно не последнее…