Движимое и недвижимое имущество в русской правде

Право собственности в Русской Правде.

Собственник по Русской Правде имел право распоряжаться имуществом, вступать в договоры, получать доходы с имущества, требовать его защиты при посягательствах. Объектами права собственности выступает весьма обширный круг вещей — кони и скот, одежда и оружие, торговые товары, сельскохозяйственный инвентарь и так далее.

Формы собственности были различными. Помимо общинных угодий, семейных наделов и частных боярских владений существовал конгломерат земель, принадлежавших лично князю (княжеский домен).

Феодальная собственность возникала как частная и состояла из боярских наследственных владений – вотчин и княжеских пожалованиях. Уже в ХIв. летописи упоминают о селах княжеских дружинников, которые раздавались при условии пожизненной и наследственной службы. Княжеская раздача земель сопровождалась получением иммунитетов (независимых действий в этих владениях) — судебных, финансовых, управленческих.

Земельная собственность церкви возникла на основе государственных пожалований в виде десятины. В дальнейшем она росла за счет вкладов, покупок и т.д.

Субъектами права собственности могли быть только люди не рабского состояния. Деление вещей на движимость и недвижимость не нашло юридического оформления, но статус движимости разработан в Русской Правде довольно обстоятельно. Собственностью ее содержание, и различные виды владения не имели специальных обобщающих терминов, однако на практике законодатель различал право собственности и владение.

Собственник имел право на, возврат своего имущества (коня, оружия, одежды, холопа), из чужого незаконного владения на основе строго установленной процедуры за причиненную «обиду» назначался штраф в 3 гривны. Возвращение вещей требовало свидетельских показаний и разбирательства при необходимости перед «сводом из 12 человек». Общий принцип защиты движимой собственности заключался в том, чтобы вернуть ее законному хозяину и заплатить, ему штраф в качестве компенсации за убытки. Движимая собственное (включая холопов) считается в Русской Правде объемом полного господства собственника: при спорах о ее возвращении государство не накладывает штрафов, стороны сами договариваются между собой. Доверившие имущество рабам и холопам (для торговых операций и т.д.) несли в случае причащения убытков и, истребления вещи ответственность перед третьими лицами в полном объеме. Законодатель понимал, что право, собственности определяется волей самого собственникам. Защита движимой собственности, если это не было связанно с уголовным преступлением, не носило сословного, характера каждый вправе равнозначно определять ее судьбу.

7. Право собственности и обязательственное право в Русской Правде

Русская Правда содержит в себе прежде всего нормы уголовного, наследственного, торгового и процессуального законодательства; является главным источником правовых, социальных и экономических отношений восточных славян.

Обязательство представляет собой правоотношение, в силу которого лицо, нарушившее интересы другого лица, обязано совершить определенные действия в пользу потерпевшего

В Русской Правде обязательства из деликтов влекут ответственность в виде штрафов и возмещения убытков. Укрывающий холопа должен вернуть его и заплатить штраф (ст. Краткой Правды). Взявший чужое имущество (коня, одежду) должен вернуть его и заплатить 3 гривны штрафа (ст. ст. 12, 13 Краткой Правды). Договорные обязательства оформляются в систему при становлении частной собственности, но понятия абстрактного понятия договора еще не существует. Позднее под договором стали понимать соглашение двух или нескольких лиц, в результате которого у сторон возникают юридические права и обязанности. В Древней Руси существовало несколько разновидностей договоров.

. Право собственности и обязательственные отношения. Древнерусское законодательство знало довольно развитую систему норм, регулирующих имущественные отношения. В законе отражаются отношения собственности, предусмотрена правовая защита как недвижимого, так и движимого имущества. Феодализм характеризуется наличием полной собственности феодала на средства производства и неполной собственности на работника. При этом феодально-зависимый крестьянин также наделен определенными средствами производства. Феодальная собственность на Руси возникает на базе распада первобытнообщинных отношений. Обязательства возникали из причинения вреда и из договоров. Например, человек, нанесший ранение другому человеку, кроме уголовного штрафа должен был оплатить убытки потерпевшего, в том числе услуги врача. Для древнерусского обязательственного права характерно обращение взыскания не только на имущество, но и на саму личность должника, а порой даже на его жену и на детей. Так, злостного банкрота можно было продать в холопы. Русская Правда знает определенную систему договоров. Наиболее полно регламентирован договор займа.

Этот вид правовых норм регулирует правоотношения людей по поводу вещей. Наиболее полным правом на вещь является право собственности. Однако, скорее всего, оно возникло только в XII в. Производительность труда в IX–XI вв. была крайне низкой, а образ жизни – коллективный. Человек не мог осознавать себя независимой личностью, претендующей на субъективные права. Поэтому, во-первых, вещное право существовало в виде более примитивной (чем право собственности) формы – в виде владения. Под владением понимается фактическое обладание вещью, отношение к ней как к собственной.

Во-вторых, под «собственностью» понималась лишь «движимая собственность». Такой вывод можно сделать, в частности, на основании статей 12 и 17 «Краткой редакции «Русской Правды», где перечисляются виды собственности: конь, оружие, одежда. Для подавляющей массы народа земля, луга, выгоны для скота – то есть недвижимая собственность – оставались в коллективном пользовании. Вся эта земля распределялась между членами общины поровну и перераспределялась через определенное количество лет. Лишь двор и огород принадлежали отдельным семьям, и то без права передачи посторонним лицам. В городах существовало представление об имуществе вне оборота, например, городские мостовые.

В «Русской правде» понятия «владение» и «собственность» едины. Под собственностью понималась, прежде всего, движимая собственность: деньги, одежда, челядь, рабочий скот. «Русская правда» определяет стоимость ряда вещей: княжеский конь с пятном ценился 3 гривны, а кони смердов – в 2 гривны. Остальные предметы имели цену без различия владельцев.

За нарушение прав собственности полагались серьезные наказания. Так, за перепахивание межи устанавливался очень крупный штраф – 12 гривен. Суровые наказания вводились и за кражу или порчу чужого коня, кражу другого имущества, незаконное пользование чужим имуществом, порчу межевых знаков.

«Русская правда» знает понятие «давность владения».

Хотя судя по статьям 13 и 14, законодатель различал «незаконное добросовестное» и «незаконное недобросовестное» владение, его не интересовало, собственник ли владел вещью или нет. Главное для него – нарушены ли права владельца.

В XII в. появилась княжеская, а также боярская и монастырская собственность.

Основными источниками княжеского имущества до XII в. являлись военные захваты, сбор дани, продажа пленных, судебные и торговые пошлины. При низкой производительности труда захватывать землю в частную собственность не имело смысла. Но сам факт начала в XII в. процесса удельной раздробленности и прекращение борьбы Рюриковичей за киевский престол является основанием для утверждения, что земля начала представлять в глазах князей значительную ценность. Княжеская земля состояла из бывшей государственной собственности.

Боярская собственность вырастала из «кормления», то есть оплаты князем боярской службы в виде разрешения взимать дань с определенного района в определенных размерах.

Монастырская собственность формировалась в ходе освоения незанятых крестьянами труднодоступных земель. Но церковно-монастырская собственность под определение частной не совсем подходит: это собственность не индивидуальная, а корпоративная, где даже самые высокие иерархи не столько наживались на ней, сколько управляли этой собственностью.

Субъектами гражданских правоотношений были все свободные люди. Объектами – вещи и действия.

Образовательный портал — все для студента юриста.

Имущественные права по Русской правде

Право собственности, обязательственное право, наследование по РП.

Субъектами имущественных отношений являлись все свободные, включая иностранцев. Гражданская правоспособность — с момента рождения; гражданская дееспособность — с момента совершеннолетия (вступление в брак). Вступление в монашество ограничивало дееспособность (монастыри юр. лица). Объектами имущ. Отношений явл. Вещи, недвижимое имущество. Здесь представлено вещное право. Земля передавалась и охранялась по наследству. Сделки заключались в устной форме: наличие свидетелей и символов; нет исковой давности.

Ст. 37. Добросовестный владелец вещи может требовать у продавца краденной вещи возмещения вреда, независимо от времени. Право владения предшествует праву собственности. Защищается законное и незаконное владение (ст. 14). Субъектами правоспособности на землю являются частные лица, феодалы, общины. Способы Возникновения права собственности по русской правде:

— договор; по наследству;

— приплод (рождение от скота или от рабыни).

Прекращение права собственности по русской правде :

— в случае передачи вещи;

Обязательственные отношения могли возникать из причинения вреда или из договоров. За невыполнение обязательств должник отвечал своим имуществом или своей свободой. Форма заключения договоров была устной, они заключались при свидетелях, на торгу или в присутствии мытника.

Договор купли-продажи заключался при свидетелях и при мытнике (представитель князя). В Уставе Владимира Мономаха говорится о самопродаже свободного человека в холопы. Нагота — денежная единица, передавалась мытнику.

Договор комиссии сообщ. о купце, кот. едет в другие земли с товаром .

Договор займа — объекты: вещи, деньги (до 3х гривен без свидетелей). Под проценты — наличие свидетелей, на кратковременный срок — взимание процентов каждый месяц — третные резы (50% суммы). Владимир Мономах в 1113 г. упорядочивает взимание процентов. Либо уплачивается 150%, либо двукратное уплачивание процентов + сумма долга — «Устав о резах» — ст. 47 «если нечем платить, то должник превращается в холопа». Несчастное банкротство — в случае стихийного бедствия. Если по вине должника — кредиторы решали его судьбу. В первую очередь — иноземные купцы; местный князь; местные купцы. Закупничество — разновидность договора займа.

Договор личного найма (ст. 110) порождал холопство, поступление в тиуны. «Тиун становился холопом, если при поступлении на службу это не обговаривалось». Договор подряда — гос-во нанимает на работу мостников. Четкое фиксирование обязательств (ст.43 КП; ст. 96,97 ПП).

Договор хранения — дружеская услуга. Спор решался присягой.

Обязательства, вытекающие из правонарушений (в РП нет разграничения между уголов и гражд. правонарушениях, т.к. за оба след. штраф, возмещение ущерба). Публичные наказания (штраф в пользу князя). Штрафы различ.: штраф князю и штраф частному лицу. Все установленные преступления по РП заканчивались штрафом. 1) При убийстве чиновника помимо штрафа (виры) взималось головничество (взыск в пользу семьи убитого); 2) Защите подлежит честь и достоинство женщины (изнасилование, клевета). Сумма штрафа, чтобы обеспечить ее существование. 3) Убийство чужого раба тоже имело последствия в виде штрафа его господину.

Движимое и недвижимое имущество в русской правде

Навигация по сайту

Реклама на сайте

Начнем их характеристику с права собственности (вещного права). Русская Правда и другие источники не знают единого общего термина для обозначения этого права. Причина, очевидно, заключается в том, что со­держание этого права было тогда различным в зависимости от того, кто был субъектом и что фигурировало в качестве объекта права собственно­сти. В Русской Правде в подавляющем большинстве случаев речь идет о праве собственности людей на движимое имущество, движимые вещи, но­сившие общее название «имения» (того, что можно взять, «имати»). Для обозначения принадлежности вещи использовались термины: мой, твой, его и т.д. В качестве объекта «имения» фигурируют одежда, оружие, кони, другой скот, орудия труда, торговые товары и пр. Право частной собст­венности на них было полным и неограниченным. Собственник мог ими вла­деть (фактически обладать ими), пользоваться (извлекать доходы) и рас­поряжаться (определять юридическую судьбу вещей) до их уничтожения, вступать в договоры, связанные с вещами, требовать защиты своих прав на вещи и др. То есть можно говорить, что собственность на Руси – весь­ма древний институт, считавшийся во времена Русской Правды объектом полного господства собственника.

Можно предполагать, что субъектами права собственности в указанное время были все свободные люди (без холопов, ибо последние относились к разряду имущества). Собственник имел право на возврат своего имущест­ва из чужого незаконного владения на основе строго установленной в Рус­ской Правде процедуры (о ней чуть позже). За причиненный имуществу ущерб назначался штраф. Возвращение вещей требовало свидетельских показаний и т.д. Причем можно утверждать, что охрана частной собст­венности усиливается от Краткой Правды к Пространной: если в первой величина штрафа зависела только от вида и количества украденного ско­та, то в последней (ст. 41–42) она определяется и местом совершения преступления (украден ли скот из закрытого помещения или с поля).

Гораздо сложнее обстоит дело с собственностью недвижимой и, в пер­вую очередь, с земельной собственностью. В Русской Правде ей посвяще­но всего несколько статей (ст. 70–72 Пр. Пр., ст. 34 Кр. Пр.), в которых устанавливается штраф в 12 гривен за нарушение земельной или бортной (пчельника) межи. О том, кому принадлежит земля (князю, феодалу или крестьянину), закон молчит. Большой размер штрафа вызвал предполо­жение ряда исследователей о феодальном владении, скорее всего, княже­ском. Но есть и другое мнение, что это могла быть межа любого конкрет­ного индивидуального хозяйства или общих владений деревни, а значи­тельный размер штрафа – лишь показатель уважения законодателем прав землевладельца.

Тем не менее, Русская Правда в первой своей редакции не знает недви­жимости как предмета сделок между живыми или на случай смерти, из-за земли ещё не возникало споров. Отношение к ней поначалу, как считал М.Ф. Владимирский-Буданов, было не юридическое, а фактическое. Зем­лю занимали для скотоводства или земледелия, пользовались ею, пока она не истощалась, и переходили на другом участок. Первый же, по восста­новление производительных сил, становился достоянием другого лица. Существует также предположение, что поскольку каждое отдельное лицо было членом общины (или рода), именно община выступала в качестве юридического лица, в том числе и в праве владения землей. И лишь со временем, в результате войн, выделения богатых общинников, дружинников и торговцев, появления капиталов, личное начало одолевает общин­ное и появляется индивидуальная собственность на землю.

Это мнение не является, однако, единственным. Ряд учёных, напротив, полагает, что укрепление общинных порядков последовало за индивидуализацией хозяйства и явилось результатом фискальной политики Москов­ского государства.

Как бы то ни было, можно смело утверждать, что в XII в. земельная собственность существовала в виде княжеского домена (ряд сел принадле­жали княгине Ольге уже в X в.), боярских и монастырских вотчин, общин­ной и семейно-индивидуальной собственности. Очевидно, уже тогда суще­ствовали и внутрифеодальные договоры о земле и нормы, регулировав­шие землевладельческие отношения. Но о том, как они выглядели, можно судить только по более поздним источникам.

Самым древним способом приобретения права собственности на землю была заимка – завладение свободной землей, без строгого определения границ (а «куды соха, топор и коса ходили») владения. Главным же осно­ванием существования права собственности на землю стали давность вла­дения и труд (мы увидим это далее в нормах Псковской судной грамоты,). Позднее к заимке прибавляются другие способы: прямой захват общин­ной земли, княжеские раздачи земель дружинникам, тиунам и церкви, и, наконец, купля.

Русская Правда краткой редакции. Важнейшим юридическим источником Древнерусского государства является Русская Правда.

Тексты Русской Правды дошли до настоящего времени в более чем ста списках. Условно Русская Правда в ее многочисленных списках делится натри редакции:

1) Краткая Правда (X — XI вв.); 2) Пространная Правда (XII — XV вв.); 3) Сокращенная Правда (XV в.).

Тексты всех трех редакций по своему составу, древности и конкретике значительно отличаются друг от друга.

Общественные отношения раннего периода Древнерусского государства отражены в Русской Правде краткой редакции (Краткая Правда). Краткая Правда сохранилась в двух списках и помещена в Новгородской летописи. Эта редакция (КП) состоит из «Правды Роськой» Ярослава Мудрого (ст. 1 — 17); «Правды Руськой земли» сыновей Ярослава Мудрого (ст. 18 — 41); «Покона вирного» Ярослава Мудрого

и «Устава мостников». Считается, что окончательно Краткая Правда оформлена в 1068 — 1071 гг.

Древнейшая часть Краткой Правды еще не знает народных восстаний 1068 — 1071 гг. и двойных вир (80 гривен), еще не говорится и о судебных пошлинах в пользу князя, не сформированы еще правопривилегии. Под самим преступлением понимается только убийство или ущерб здоровью, личности и собственности. За убийства людей независимо от социального происхождения в пользу ближайших родственников убитого взимается 40 гривен. В «Правде Роськой» существует пережиток «народного суда» — кровной мести. Кровная месть

— родовой обычай, но в «Правде Роськой» он ограничен ран — негосударственным законодательством. Право мести предоставлялось только ближайшим родственникам. Однако месть могла быть заменена денежным эквивалентом (40 гривен), причем без различия социального положения («русин здесь приравнивался к изгою»). «Правда Роськая» ограничивает судебный и следственный процесс — в государстве еще не сформированы соответствующие институты. Поэтому к праву мести за нанесенную обиду (телесные увечья) допущены только ближние родственники. Еще одной причиной ограничения было избежание самосуда (ст. 2). В других случаях (имущественные преступления) следственный процесс сложнее, то есть допускается свод (древний судебный обычай установления личности преступника, в дальнейшем законодательстве свод получил развитие). «Правда Роськая» еще не знает системы доказательств. В статьях фигурирует только свидетель, знающий обстоятельства преступления, — видок. В суде рассматривались и клятвы (присяги — «роты»). После досудебного следственного процесса ст. 14 говорит об изводе

— суде 12 мужей. Суд по «Правде Роськой» различает ответственность в зависимости от субъективной стороны преступления против личности (ст. 2 — 9). Например, в ст. 3 в зависимости от формальной стороны дела и от умысла предусмотрено более строгое наказание, чем в ст. 2. Плата за удар багром,

жердью, тяжелой чашей вчетверо больше, чем за простое избиение вследствие возможных тяжелых результатов такого удара.

В ст. 1 и 5 говорится о нанесении тяжких телесных повреждений. В двух случаях предусмотрена плата 40 гривен и право мести. Указанное обстоятельство объясняется тем, что потерпевший становился неработоспособным и не мог впредь содержать семью.

Нанесение морального вреда приравнивалось нанесению телесных повреждений, не повлекших потерю работоспособности (см., например, для сравнения ст. 2, 3, 7). А вот ст. 8 уже говорит о том, что правовые понятия отличали неправомерное действие от намерения и попытки совершить таковое, от угрозы действием, равно как степени последствия того или иного преступления. Правовые понятия подразумевают и моральную точку зрения. Например, драка может быть объяснена личностными или иными субъективными причинами, потому и менее наказуема, а вот причинение увечий было уже тяжким преступлением.

Ст. 9 представляется очень важной, даже концептуальной. Она говорит о «роте»

— клятве при заключении договора или в судебном споре при отсутствии свидетелей («видоков»). «Рота» упоминалась и в русско — византийских договорах. Здесь же «рота» имеет еще значение и в уголовном праве. Статья также подразумевает, что варяг и колбяг — иноземцы, и представить свидетелей им сложнее, чем местному населению, — отсюда и упрощение следственного процесса.

Статья 10 — 17 раскрывают различные субъективные стороны имущественных преступлений. В частности, ст. 10 исходит от упрощенного раннегосударственного права о помощи потерпевшему в нахождении пропавшей вещи (в том числе раба — челядина). Обнаружение украденного в чьем — либо доме означало отказ от помощи потерпевшему и приравнивалось к воровству. В основном этот закон применялся

в отношении иноземцев — у них было легче укрыться. Здесь закон предусматривал, что иноземец мог и не знать о социальном положении и намерениях, действиях находившегося в его доме (челядина). Поэтому предусматривался трехдневный срок.

В общем, законодательство предусматривало довольно мягкие наказания за имущественные преступления, в основном штраф 3 гривны (без рассмотрения последствий кражи для потерпевшего) и возмещение ущерба потерпевшему. Не зря статьи об имущественных преступлениях помещены после наиболее тяжких

— уголовных. Этот факт говорит о ранней государственности, ‘отсутствии острых социальных противоречий, что в основном свойственно раннему феодализму. Вот, например, ст. И, 12. За различные обстоятельства кражи коня предусмотрено одно и то же наказание — 3 гривны и возмещение украденного (та же концепция, что и в ст. 10). Но статьи дают различный оттенок преступления. При этом ст. 12 защищает еще и собственность соседской общины — «мира» («верви»). Несколько иной оттенок у ст. 17, где предусмотрены как добровольное признание вины, так и введение следствия в заблуждение. Статья 13 как бы дополняет ст. 10. Здесь говорится о своде — древнем судебном обычае. Суть обычая заключалась в следующем: истец должен был «идти до конца свода» в пределах одного города. Всего подразумевалось три степени свода. Последний подозреваемый в своде считался преступником. (В дальнейшем свод получил развитие в Пространной Правде.) Кроме того, статья говорит об институте поручительства. При этом поручитель также нес материальную и моральную ответственность. Наконец, в своде могли участвовать только тяжущиеся стороны — истец и ответчик (ответчики).

Ст. 14, кроме упомянутого уже Извода (суда 12 мужей), говорит о высоком уровне правовых понятий. Закон предусматривал, что часть похищенного за время нахождения у

вора будет утрачена. Поэтому оговаривалось, что похищенное должно быть возвращено все без остатка.

Статья 15 также дополняет ст. 10 и дает ценные сведения о следственном процессе. Концепция заключается в следующем: после осуществления свода до конца (иногда предусматривалось три поочередных свода) обнаруживался последний подозреваемый (тать). Как и в ст. 13, последний обязан был возместить все убытки и возбуждал уже новый свод, где выступал первым истцом. Далее процедура повторялась до трех сводов — и так далее.

Статья 16 органически вытекает из предыдущих, но впервые говорит о холопе, а не о домашнем рабе — челядине. В феодальном праве холоп не отвечает за свои действия. Ответственность за холопа несет его господин. Кроме того, холоп не имеет имущества, поэтому имущественная ответственность лежит на его господине. С другой стороны, на холопа распространяется обычай кровной мести. Такое положение обусловлено патриархальным характером рабства (холоп был как бы членом семьи). Однако оскорбление свободного холопом — особенно оскорбительно. Поэтому, даже получив за холопа штраф 12 гривен, потерпевший оставлял за собой право мести. Но отомстить (побить) холопа можно было только вне жилища его господина, так как жилище на Руси было неприкосновенно. Без разрешения хозяина посторонние в него не допускались.

Итак, изучение древнерусского права завершается «Правдой Роськой».

Документ говорит о довольно развитых правовых понятиях, правовой культуре и наиболее частых деяниях — бытовых уголовных преступлениях и воровстве. Преступления против церкви и государства еще не предусмотрены. Следственный процесс — состязательный, с большой долей инициативы тяжущихся сторон. Процессуальная сторона и следствие, в частности, не разработаны. Это объясняется не только ранней государственностью, но и ролью, ответственностью общины в предотвращении преступлений.

Если же преступление все же совершено — на общине лежала ответственность в активном ее раскрытии.

В суде имели место не только свидетельские показания, но и клятва («рота»), поединок («поле») и моральная ответственность перед «миром» («вервью»). Это свидетельствует о значении правовых обычаев и менталитета человека в Древней Руси.

Русская Правда Пространной редакции дошла до нас в более чем ста списках. Памятник права обнаружил А.И. Мусин — Пушкин (1792 г.), а прокомментировал И.Н. Болтин (1788 г.). В Пространную Правду вошли юридические сборники, составленные для судей в период княжения Владимира Мономаха (не ранее 1113 Г.). Эти сборники, известные как «Мерило Праведное» и «Кормчая», в оригинале звучат «Суд Ярослава Владимировича. Русский закон» (ст. 1 — 52) и «Устав Владимира Мономаха» (ст. 53 — 121).

Источниками кодификации Владимира Мономаха служили нормы обычного права, предыдущее законодательство (Краткая Правда) и обширная судебная практика. Иногда считают, что своеобразная «кодификация» была проведена после восстания киевских низов против ростовщиков в 1113 г. Так или иначе, но старое законодательство раннегосударственного периода уже не отвечало требованиям времени.

Новое законодательство свидетельствует о более развитой системе права. Феодальное право в Пространной Правде основывается на правовой привилегии одного сословия над другим. Такие привилегии называются юридическим термином «правопривилегии». Правопривилегии отсутствовали в «Правде Роськой» — все свободные жители Руси имели равные права и ответственность перед законом. В XII в. «Суд Ярослава Владимировича» устанавливает правопривилегию для представителей княжеской администрации.

В наследственном порядке ст. 88 говорит о преимуществах для бояр и дружинников. Статья 87 таких привилегий для смердов не предусматривает. В других контекстах Пространной Правды к привилегированным слоям относятся все категории свободного населения (князья, бояре, княжеские мужи, тиуны, дворецкие, купцы, ремесленники, смерды, общинники и др.). К зависимым, соответственно, относятся закупы, рядовичи, холопы и др. Статья 56 — 64, 120 — 121 говорят о правовом положении этой категории населения. Исходя из правопривилегий строится более развитая, чем прежде, система гражданско — правовых норм. Законодательство защищает право собственности движимого и недвижимого имущества. Статья 69 — 76, 79 — 84 предусматривают штрафы за

имущественные преступления, а также регламентируют порядок передачи собственности по обязательствам и договорам.

На высоком уровне в Древней Руси было обязательственное право (ст. 27, 30, 33 — 35, 54 и др.). Обязательственные отношения истекали из причинения вреда имуществу другого человека и из договоров между субъектами частного права. Поэтому все субъекты права — физические лица, феодально независимые (ст. 46, 66, 120 — 121). Обязательств между частным лицом и государством Пространная Правда еще не знает. Не разграничиваются в законодательстве гражданская и уголовная ответственность — любая ответственность соотносится с конкретным преступлением. Следующей особенностью можно назвать обращение взыскания не только на имущество, но и на личность должника или членов его семьи. Правда, здесь «Русский закон» различает по субъективной стороне смягчающие обстоятельства (добросовестное банкротство — см. ст. 52, 54), поэтому преступлением считается только банкротство умышленное. Например, ст. 52, 53 говорят о праве продать в рабство лицо, умышленно и многократно бравшего в долг и ставшего на путь мошенничества. Пространная Правда говорит о формах заключения

обязательственных договоров. Как правило, такие договоры заключались устно, но при свидетелях на торгу. При отсутствии правильной формы заключения обязательственных договоров допускались свидетели — послухи. В некоторых случаях можно было сослаться и на свидетельство холопа (см. подробнее ст. 45 — 46, 47, 50, 64).

Суд Ярослава Владимировича различает целый ряд договоров, из которых истекали обязательства. В тексте говорится о договорах купли — продажи (ст. 37, 38), займа (ст. 48, 50 — 55), кредитования (ст. 48 — 49,51), личного найма (ст. 54,57,104, 105 и др,), хранения — поклажи(ст. 49, 54, 55), поручения (ст. 47, 111). Наиболее полно здесь регламентирован договор найма. По виду определяются обычный заем, заем между купцами, заем с самозакладом, а также по сроку действия — долгосрочный и краткосрочный.

Право наследования и семейное право регламентируют ст. 85, 87 — 102. Наследство могло быть по закону (без завещания) и по завещанию (духовной грамоте). Преимущество при наследовании двора получал младший сын. Этот правовой обычай отмечался у многих народов: скифов, древних славян. Есть он и в Русской Правде. В права наследства не вступали незаконнорожденные дети от рабы — наложницы. Супруга (вдова) в право наследства также не вступала. В основном семейное право строилось в соответствии с обычаями и церковными канонами. Брачный возраст определялся в 12 — 13 лет для невесты и 14 — 15 лет для жениха. Рассматривала акты гражданского состояния церковь.

К семейному праву непосредственное отношение имеет Устав князя Ярослава Мудрого о церковных делах. Памятник права (обнаружен в конце XVIII в.)

является продолжением Устава князя Владимира, но в отличие от своего предшественника не только определяет компетенцию церковного суда, но и содержит нормы, регулирующие брачно — семейные отношения. В частности, закон запрещает браки между представителями различных религий, ограничивает развод,

а также содержит статьи, относящиеся к социальным нормам.

Большое значение уделяется в Русской Правде уголовному праву. Название уголовного права происходит от терминов, связанных со словом «голова», например, ответственность «за голову» (убийство).

Правовая система Древней Руси знает два вида преступлений — против личности и имущества. В отличие от предыдущей редакции законодательство знает соучастие в преступлении — соучастники наказывались одинаково, независимо от меры вины (ст. 41 — 43). Новым в законодательстве является срок давности преступления, возможно, различалось и отсутствие события преступления (ст. 18). В «Суде Ярослава Владимировича» получили развитие статьи, конкретизирующие субъективную сторону преступления. Различия между умыслом и неосторожностью еще нет, но различаются прямой и косвенный умысел при ответственности за бытовое убийство (ст. 35, 67, 84) и убийство в разбое. При этом подозрение в убийстве можно было оспорить, предоставив семь свидетелей, в то время как в других случаях требовалось трое (ст. 17).

Убийство, с точки зрения Русской Правды, уставов и грамот князей, церковных канонов, — не только тягчайшее преступление, но и смертный грех. Чтобы не отвечать убийством на убийство, ст. 2, 65 отменяют смертную казнь и заменяют ее «потоком и разграблением» — то есть изгнанием из верви (изгойство) при полной конфискации имущества. Церковь при этом налагала епитимью. Виновного можно было обратить в рабство.

Следующим после убийства и грабежей по социальной опасности значилось воровство (татьба). Самая тяжкая кража в Пространной Правде — конокрадство. Статья 31, 32 об этом преступлении стоят сразу же после статей о преступлениях против личности и достоинства людей. Штраф за конокрадство полагался 3 гривны (см. также ст. 81). Очень

опасными преступлениями считались поджог (ст. 80), уничтожение межевых знаков (ст. 69 — 71), урожая, сельскохозяйственных продуктов, угодий и промыслов (ст. 65 — 73, 77 — 80). Для купцов и перевозчиков источником существования была ладья. Кроме того, она технологически сложна и дорога в изготовлении. Здесь предусмотрены несколько видов штрафа (ст. 76). Практически все преступления наказывались штрафами (кроме потока и разграбления, изгойства, внесудебной расправы (за воровство) и случаев кровной мести). Размеры штрафа различались в зависимости от преступления. Различается несколько видов штрафа. «Продажа» — это уголовный штраф в пользу князя (в предыдущей редакции этого штрафа не было). Вира подразумевала возмещение вреда потерпевшему (головничество) — ст. 10 — 17. Наиболее тяжким наказанием здесь являлась «дикая вира» (ст. 6, 8) — ее платила вся вервь. В дополнение к вире или самостоятельно мог назначаться «урок» — стоимостной эквивалент в случае утери украденного имущества, или выплата за убийство (ст. 11 — 17). Урок выплачивался потерпевшей стороне.

В уголовные дела часто вмешивалась и церковь (см. грамоты и уставы). Наказанием церковь определяла епитимьи, телесные наказания или тюремное заключение («клеть»). По церковным уставам за похищение невесты («умычка») полагалась не только уголовная санкция (государство), но и церковная санкция (наказание, определяемое церковью), закон предусматривал и гражданско — правовую ответственность перед родителями невесты.

Судебный процесс. В Древнерусском государстве высшей судебной властью обладал князь, ограничений компетенции этого суда не было. Суд, по Пространной Правде проходил в «Княжьем дворе» — не только резиденция князя, но и месте, где заседали судьи и тиуны (помощники наместников). Правом суда обладали и наместники князя — «посадники». Некоторым из них жаловалось право суда без доклада князю

по наиболее опасным преступлениям (убийство, грабеж, татьба).

Самой ранней формой судебного процесса был общинный суд, на котором состязались истец и ответчик. Первоначально общинный суд «добрых людей» рассматривал как уголовные, так и гражданские дела. Однако по мере укрепления власти князя компетенции общинного суда ограничивались гражданскими исками. В большей степени общинный суд сохранился в Новгороде и в Пскове, где имел место вечевой суд (разновидность общинного).

В Древней Руси по «Суду Ярослава Владимировича» не было разграничения гражданского и уголовного процесса. Сам процесс носил характер открытого и состязательного. Процесс начинался с момента его объявления на торгу — «за — клич» (ст. 32, 34). Следующим этапом был свод — очная ставка и тяжба сторон (ст. 35 — 39). Далее вступало правило «идти до конца свода» в пределах одного города и «до третьего свода» вне города. Последний подозреваемый считался преступником и мог в свою очередь объявить «заклич» и т.д. Кроме этого старого обычая применялось и следствие — «гонение следа» (ст. 77). Розыск преступника мог осуществляться самостоятельно, силами потерпевшей стороны. Привлекались и свидетели. Кроме известных уже «видаков» упоминаются и «послухи» (ст. 47 — 50). Применялась и присяга (ст. 47). В качестве доказательств упоминаются явные: следы побоев, увечья и т.д. — ст. 29, 31, 67, 68.

В Пространной Правде говорится уже о формальных доказательствах («ордалиях»). В таких случаях дело решалось вооруженным поединком («поле»), проводилось «испытание железом». Тяжущиеся брали в руки раскаленный металл — кто выдерживал это «испытание — божий суд» — тот и считался правым (ст. 22, 85 — 87). В системе формальных доказательств упоминается «поле». Победивший в поединке («в поле») признавался выигравшим дело. Однако церковь выступала против такого поединка и грозила тяжущимся в вооруженном поединке анафемой.

Отдельным видом формальных доказательств считается «рота» (присяга). Клянущийся на Писании (а до этого языческими богами) утверждал или отрицал какое — либо событие, а суд должен был основываться на этом, формальном по сути, доказательстве.

Исполнителями судебного решения были «вирники». Они должны были взыскать с виновного установленную «виру» (штраф). Однако системы исполнения наказаний по имеющимся в распоряжении источникам эпохи Русской Правды не прослеживается.

Тема 12. Право собственности

1- й период. Вещное право — это право лица на вещь, т. е. право владеть, пользоваться и распоряжаться вещью. Высшая форма вещного права — право собственности.

Субъектами права собственности могли быть только люди не рабского состояния.

Древнерусское законодательство имело довольно развитую систему норм, регулирующих имущественные отношения. Предусматривалась защита любого имущества, как движимого, так и недвижимого. И хотя деление вещей на движимые и недвижимые не нашло юридического оформления, статус движимости разработан в Русской правде довольно обстоятельно.

Следует обратить внимание на право собственности на землю (недвижимое имущество). Основные формы собственности на землю:

— общинная земля (коллективная собственность);

— княжеские земли — комплекс земель, принадлежавший лично князьям. Они взимали там оброки, налагали повинности, распоряжались землями по собственному усмотрению;

— частновладельческая (вотчинная) земля. Феодальное землевладение сложилось в форме вотчины — владения, находившегося в собственности феодала и передаваемого по наследству. Эти земли, как правило, получались от князя под условия службы и княжеская раздача земель сопровождалась получением иммунитетов — независимых судебных, финансовых, управленческих действий в своих владениях;

— церковное землевладение возникло на основе государственных пожалований в виде десятины — специального налога в пользу церкви. В этот период церковное землевладение было незначительным.

Правовыми основаниями для владения землей становятся пожалование, наследование, купля. В начальный период существования государства серьезное значение имел захват земель.

2- й период. В Новгороде и Пскове право собственности базировалось на товарно-денежных отношениях в гораздо большей степени, нежели в монархических русских княжествах.

В Псковской судной грамоте впервые появляется деление вещей на движимые (живот) и недвижимые (отчина). Для недвижимости устанавливается особый режим владения. Во-первых, князь не имел собственных земельных владений в пределах республик и не мог отдавать землю в собственность кому-либо по своему усмотрению. Во-вторых, существовало обширное церковное землевладение.

Был известен институт пожизненного пользования имуществом, называемый кормлей. Пользователь имел право на доходы, но не мог распоряжаться имуществом и продавать его.

В ПСГ появляется совершенно новое узаконение о земской давности. Если человек бесспорно владел водой и землей в течение 4-5 лет, то он освобождался от притязаний на нее прежних владельцев. Но давность относилась только к возделанным или застроенным землям.

Определялись и способы получения собственности:

— истечение срока давности;

3- й период. Вещи делятся на движимые и недвижимые. Распоряжение движимым имуществом зависело исключительно от воли собственника. Закон предусматривал ответственность за нанесение ущерба движимой и недвижимой собственности: в полном объеме возмещался вред,

устанавливались государственные штрафы за порчу вещей. Наиболее сложный характер носили имущественные права, связанные с приобретением и передачей недвижимой собственности.

Получают юридическое закрепление сложившиеся ранее основные виды феодального землевладения. Интересна собственность государства- «черные земли» и непосредственно царя — дворцовые земли. Они различались по форме эксплуатации населявших эти земли крестьян и по организации управления ими. Дворцовые крестьяне отрабатывали барщину или платили оброк и управлялись представителями дворцовой власти. Черносошные крестьяне платили денежную ренту и подчинялись общегосударственным чиновникам.

Вотчинное землевладение, где существовали следующие виды вотчин: родовые; выслуженные (жалованные); купленные. Особую заботу государство проявляло о сохранности родовых вотчин. Поэтому было предусмотрено право родового выкупа. Судебник 1550 года определяет его в 40 лет, был обозначен и круг лиц, которые могут родовой выкуп осуществлять.

Поместное землевладение. Сам термин «поместье» впервые был использован в Судебнике 1497 года. Поместье давалось за службу и не могло передаваться по наследству. Лицо пользовалось им до тех пор, пока несло службу.

Постепенно различия в правовом положении между вотчиной и поместьем стираются.

Что касается монастырских и церковных вотчин, то теперь монастыри и епископы не могли приобретать земли без «государева дозволения».

4- й период. Существенные преобразования произошли в области вещных прав. В 1714 году устанавливается единый правовой режим для вотчины и поместья. Получило четкое законодательное разграничение понятие «движимое» и «недвижимое имущество». Под недвижимостью подразумевались земли, дома, лавки, заводы, фабрики, рудники.

При Петре I наблюдается повсеместное вмешательство государства в вопросы собственности подданных. Государство регламентирует собственность на недра, строевой лес.

С середины XVIII века имущество делится на родовое (приобретенное по родственной линии) и благоприобретенное (приобретенное не по праву наследования). При Екатерине II вошло в употребление само понятие «собственность». Но по-прежнему собственность на землю продолжает оставаться собственностью с ограниченным правом распоряжаться ею, так как сохраняется право родового выкупа. Срок родового выкупа сокращается с 40 до 3 лет. Императрица определила право владеть землей, населенной крестьянами, исключительно за дворянским сословием.

Екатерина II уничтожила многие ограничения права собственности, которые были установлены Петром I в интересах государства. В первую очередь это касалось права собственности на недра, а затем и на леса. Ею была проведена секуляризация т. е. передача церковно-монастырских земель в государственную собственность.

5- й период. Впервые сфера гражданского права выделилась как особая отрасль. В X томе Свода законов Российской империи было систематизировано действующее гражданское законодательство. Значительное внимание уделялось укреплению права собственности. Впервые в русском законодательстве было дано само понятие права собственности как права «исключительно и независимо от лица постороннего владеть, пользоваться и распоряжаться оным (имуществом) вечно и потомственно».

Имущество делилось на:

Право собственности на землю определялось как «право на все произведения на поверхности ее, на все, что заключается в недрах ее, на воды, в пределах ее находящиеся».

В свою очередь недвижимое имущество подразделялось:

Смысл подобного деления был связан с тем, что родовое имущество запрещалось делить, а также и завещать кому бы то помимо наследников. Существовало и право родового выкупа в 3 года.

6- й период. С отменой крепостного права были провозглашены буржуазные принципы гражданского права. Все подданные Российской империи стали субъектами права, окончательно утвердилось понятие юридического лица. Но закон не провозглашал равенства прав на собственность. Только по реформе П.А. Столыпина крестьяне могли реально стать частными собственниками.

Понимание права собственности оставалось, в основном, неизменным относительно Свода законом Российской империи 1832 года.

Важную роль играла государственная собственность. Сюда входили казенные земли, леса, озера, здания. Закон предусматривал возможность принудительного выкупа государством имущества у частных лиц за вознаграждение. Особенно этот процесс активизировался в связи с железнодорожным строительством.

Главными объектами недвижимости являлись земля, дома, фабрики, заводы, железные дороги. В движимых имуществах центральное место заняли капиталы, ценные бумаги.

Во время Первой мировой войны общенациональные интересы побуждали государство вмешиваться в права собственников и ограничивать принцип частной собственности установлением запретов на распоряжение собственностью. Закон предусматривал, что любые товары и механизмы (например, автотранспорт) могут изыматься в интересах государства.

Временное правительство после Февраля 1917 года исключило из законодательства статьи о сословных и национальных ограничениях в обладании собственностью.