Должностные преступления в ук рф

Должностные преступления

Подборка наиболее важных документов по запросу Должностные преступления (нормативно-правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Нормативные акты: Должностные преступления

Документ доступен: с 20 до 24 ч. (выходные, праздники — 24 часа)

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Должностные преступления

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Должностные преступления в здравоохранении

Должностное преступление – это общественно опасное деяние, совершенное должностным лицом в связи с его служебным положением и причинившее либо создавшее угрозу причинения существенного вреда, либо нарушения прав и законных интересов граждан, организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Объективная сторона должностных преступлений предполагает наличие таких обязательных признаков, как совершение деяний вопреки интересам службы, т.е. находящихся в противоречии не только с задачами, для выполнения которых образован данный орган или учреждение, но и с теми полномочиями, выполнение которых возложено на должностное лицо, и наличие причинной связи между незаконными действиями (бездействием) должностного лица и наступившими последствиями. Субъектами должностных преступления могут быть только должностные лица (п.1 примечание к ст.285 УК РФ), которыми постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляются организационно-распорядительные , административно-хозяйственные функции в государственных и муниципальных органах, учреждениях, Вооруженных силах РФ и т.д.

В УК РФ указано, что субъектом преступления может быть лицо, обладающее специальными оговоренными в законе качествами – специальный субъект преступления. Таким специальным субъектом преступления могут считаться работники здравоохранения при выполнении ими профессиональных обязанностей, т.е. занимающие постоянно или временно должности в учреждениях здравоохранения и имеющие по закону определенные права и обязанности, полномочия в осуществлении административных, хозяйственных и других задач. Невыполнение или недобросовестное выполнение в таких случаях профессиональных функций, злоупотребление ими в корыстных интересах могут привести к нарушениям прав пациентов, причинению вреда здоровью, интересам государства и т.д. В связи с этим очень важно определить уголовно-правовое положение медицинского работника, в основе которого лежит сложный вопрос о признании или непризнании медицинского работника должностным лицом или специальным субъектом преступления. Это имеет большое практическое значение для квалификации должностных преступлений, совершенных в сфере здравоохранения.

В разъяснениях ст.285 УК РФ указано, что рядовые медицинские, фармацевтические и санитарные работники (врачи, фельдшеры, медицинские сестры, провизоры и т.д.) при исполнении своих профессиональных обязанностей по оказанию медицинской помощи больным не обладают ни административно-хозяйственными, ни организационно-распорядительными полномочиями, присущими должностным лицам. То есть они осуществляют чисто профессиональные функции по лечению пациентов.

Главный врач, заместители главного врача, заведующие отделами, лабораториями, главная, старшая медицинская сестра, дежурный врач и т.д. считаются должностными лицами.

Наиболее часто в сфере здравоохранения встречаются следующие должностные преступления: «Злоупотребление должностными полномочиями» (ст.285), «Получение взятки» (ст.290), «Служебный подлог» (ст.292) и «Халатность» (ст.293).

Рассмотрим основные моменты вышеперечисленных статей Уголовного Кодекса РФ. Статья 285 «Злоупотребление должностными полномочиями». Состав данного преступления предполагает наличие следующих признаков:

а) использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы;

б) совершение деяния из корыстной или иной заинтересованности;

в) наступление конкретных последствий деяния (нарушение прав и интересов граждан, организаций и т.д.);

г) наличие причинной связи между действием должностного лица и последствиями.

Отсутствие вреда как необходимого признака состава преступления исключает уголовную ответственность по данной статье.

Формы и способы злоупотреблений должностными лицами могут быть разными: издание приказов, распоряжений, противоречащих закону, нормативному правовому акту, повлекших последствия; необоснованное расходование денежных и других ресурсов без признаков хищения, сокрытие хищений, недостач в ЛПУ, попустительство совершению преступлений иными лицами (например, должностное лицо, в полномочия которого входит контроль за хранением и расходованием наркотических средств, сознательно не выполняет этой обязанности, ответственность наступает при наличии у должностного лица корыстной или иной личной заинтересованности).

В практике здравоохранении чаще привлекаются к уголовной ответственности должностные лица по ч.1 ст.285 УК РФ. Она предусматривает наказание в виде штрафа от 100 до 200 минимальных размеров оплаты труда, либо лишение права занимать определенные должности на срок до 5 лет, либо арест на срок от 4 до 6 месяцев, либо лишение свободы на срок до 4 лет.

Статья 290 УК РФ «Получение взятки» — один из наиболее опасных видов должностных преступлений. Особенностью данного преступления является то, что взятка может быть получена как за незаконные действия должностного лица, так и за действия, которые входят в его компетенцию. В случае взяточничества в системе здравоохранения речь идет о действиях, которые должностное лицо осуществляет в силу своего служебного положения, а не о действиях профессионального характера недолжностных лиц. Получение взятки считается оконченным преступлением с момента ее принятия получателем независимо от того, совершены ли действия, обещанные за взятку, или их предполагается совершить в будущем. Субъектом получения взятки может быть только должностное лицо. Отягчающим обстоятельством при ее получении является совершение

Преступления по предварительному сговору группой лиц, многократность получения взятки, вымогательство.

Крупный размер взятки. Крупным размером взятки признается сумма денег, стоимость ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера, превышающие триста минимальных размеров оплаты труда.

Термин «взятка» спорен в медицинских кругах, где многими сознательно ассоциируется с благодарностью пациента врачу, который своими действиями восстановил здоровье, трудоспособность, спас жизнь и т.д.

Уголовный кодекс РФ предусматривает за получение взятки следующее наказание:

а) штраф в размере от 700 до 1000 минимальных размеров оплаты труда, или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 7 месяцев до года; либо лишение свободы на срок до 5 лет с лишением занимать определенные должности на срок до 3 лет (в случае получения взятки лично или через посредника в виде днег, ценных бумаг, иного имущества и т.д. и если действия должностного лица входят в служебные полномочия);

б) лишение свободы на срок от 3 до 7 лет с лишением права занимать определенные должности на срок до 3 лет (в случае получения взятки за незаконные действия);

в) лишение свободы на срок от 7 до 12 лет с конфискацией имущества или без таковой ( в случае получения взятки группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, неоднократно, с вымогательством взятки, в крупном размере).

Статья 292 УК РФ «Служебный подлог».

Для применения данной статьи необходимы следующие условия:

а) внесение должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений;

б) внесение исправлений, искажающих их действительные.

Официальным документом признается письменный акт, устанавливающий событие или факт, имеющие юридическое значение и влекущие соответствующие юридические последствия . Субъектом является только лицо, деяние может быть совершено только с прямым умыслом. В отношении медицинских работников (должностных лиц) она применяется в следующих случаях: выдача официального документа об освобождении от работы заведомо здоровому человеку, подделка, подчистка, внесение исправлений в медицинские документы или полная их замена (амбулаторная карта, история болезни), выдача справок о якобы имеющихся заболеваниях, о смерти и т.д. Как показывает судебно-следственная практика, большинство уголовных дел относится к выдаче заведомо ложных больничных листов о нетрудоспособности, ложных справок о состоянии беременности и заболеваниях, оформление ложных медицинских документов при страховании от несчастного случая и др. В данных случаях субъектом преступления может быть как должностное лицо (главный врач, замы, заведующие отделениями и т.д.), так и недолжностное (врач, медсестра, провизор и т.д.), преследующие корыстные цели (получение вознаграждения в виде денег, имущества, товаров и др.) или другую какую-либо личную заинтересованность (родственники, близкие).

Статья 292 УК РФ «Служебный подлог» предусматривает наказание в виде штрафа в размере от 100 до 200 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до двух месяцев, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо исправительными работами на срок от 1до 2 лет, либо арестом на срок от 3 до 6 месяцев, либо лишением свободы на срок до 2 лет.

Статья 293 УК РФ «Халатность» — это неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, ели это повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан, организаций и др.

Ответственность за халатность наступает только при существенном нарушении прав и законных интересов граждан, если это повлекло за собой смерть человека или иные тяжкие последствия. При этом по делу обязательно должна быть установлена причинная связь между противоправными действиями должностного лица и наступившими последствиями. Медицинские работники (недолжностные лица) не подлежат наказанию по данной статье. Как показывает судебно-следственная практика, чаще всего привлекаются по это статье дежурные врачи ЛПУ, действии которых самые разнообразные: чрезмерно поспешный, невнимательный опрос больного или его родственников с целью получения анамнестических данных, заболеваниях и т.д., неполное заполнение медицинской документации, недостаточное обследование, непроведение консилиумов, дефекты организации (отсутствие рентген-пленки, бумаги дл записи ЭКГ, ЭХОГ, ЭЭГ, неподготовленность операций, отсутствие инструментов и т.д.), неправомерный отказ в госпитализации больных и т.д. Уголовно наказуемая халатность предполагает в обязательном порядке, что исполнение соответствующих действий входило в круг обязанностей должностного лица ( в т.ч. дежурного врача), и закрепленных в должностных инструкциях, приказах, распоряжениях. Отсутствие надлежаще оформленного правового акта о круге обязанностей должностного лица исключает ответственность за халатность.

Уголовный кодекс предусматривает за это преступление наказание в виде штрафа в размере от 100 до 200 минимальных размеров заработной платы или иного дохода осужденного за период от 1 до 2 месяцев, либо обязательными работами от 120 до 80 часов, либо работами на срок от 6 до 12 месяцев, либо арестом на срок до 3 месяцев. В случае смерти или тяжких последствиях – лишением свободы на срок до 5 лет.

Статья 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий». Под эту статью подпадает совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и интересов граждан, организаций, учреждений и т.д. Наказание по этой статье предусмотрено то же, что и в ч.1 ст. 285 «Злоупотребление должностными полномочиями».

Должностные преступления

Понятие должностного преступления

Должностные преступления – это преступления, которые затрагивают деятельность государственного или муниципального аппарата, при наличии ряда признаков: виновный представляет должностное лицо, совершенные лицом общественно опасные действия (бездействие) непосредственно связаны с занимаемым служебным положением.

УК РФ содержит специальный раздел (глава 30), посвященный должностным преступлениям (затрагивают государственную власть, государственную и муниципальную службу). К преступлениям данного типа относится злоупотребление должностными полномочиями, дача и получение взятки, халатность и пр.

Характеристика должностных преступлений

Ст. 285 УК. Злоупотребление должностными полномочиями. В данном преступлении предусматривается, что должностным лицом используется служебное положение вопреки интересам службы, такое деяние совершается из корыстной или другой личной заинтересованности и нарушает права и законные интересы различных субъектов (граждане, организации, общество, государство).

Важно отметить, что злоупотребление своими должностными полномочиями следует отличать от присвоения или растраты, которые совершаются с использованием служебного положения (ч. 3 ст. 160 УК), от злоупотребления полномочиями (ст. 201 УК). У данных преступлений имеются разные объекты.

Ст. 285.1 УК. Нецелевое расходование бюджетных средств. Преступления связаны с отношениями, возникающими при осуществлении расходов бюджетов, при этом затрагивает все уровни бюджетной системы (федеральный, региональный, местный).

Схожее преступление обозначено в ст. 285.2 УК, но имеется связь уже с внебюджетными фондами, нецелевым расходованием их средств.

Ст. 286 УК. Превышение должностных полномочий. Подразумевает совершение должностным лицом таких действий, которые явно выходят за пределы его полномочий и нарушают законные интересы и права различных субъектов (граждане, организации, общество, государство). Совершенные действия не относятся к рамкам компетенции виновного лица.

  • Ст. 287 УК. Затрагивает вопросы преступлений, связанные с отказом в предоставлении необходимой информации компетентным органам в лице Федерального Собрания, Счетной палаты.
  • Ст. 288 УК. Присвоение полномочий должностного лица. В данном случае государственный (муниципальный) служащий, который не является соответствующим должностным лицом, присваивает полномочия такового и совершает действия, существенно нарушающие законные права и интересы других лиц.
  • Ст. 289 УК. Незаконное участие в предпринимательской деятельности. В связи с государственной службой, существует институт ограничения действий должностных лиц, который, в частности, запрещает заниматься предпринимательской деятельностью. Данная категория преступлений связана с нарушением такого запрета, или должностное лицо предоставляет преимущество коммерческим организациям.
  • В ст. 290 – 291.2 УК предусмотрены меры уголовной ответственности за взяточничество, включает в себя получение и дачу взятки. Выделение данных преступлений в разные составы происходит в связи с тем, что их совершают разные субъекты, разное содержание объективной стороны.
  • Ст. 292 УК. Служебный подлог. Предмет преступления – официальный документ, в связи с которым возникают определенные юридические факты и правовые последствия.
  • Ст. 293 УК. Халатность. Это единственное должностное преступление, совершаемое по неосторожности. Связано с тем, что должностное лицо не исполняет или ненадлежащим образом исполняет свои обязанности (небрежное или же недобросовестное отношение к службе), когда это влечет за собой крупный ущерб.
  • Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

    Должностные преступления в ук рф

    Прокуратура Республики Коми Официальный сайт

    Усилена уголовная ответственность за должностные преступления

    Развитие страны и формирование правового государства в современных условиях непосредственно связаны с правовым просвещением. Согласно Основам государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан важнейшей задачей государства является пропаганда и разъяснение необходимости соблюдения гражданами своих обязанностей, уважения прав и законных интересов других лиц. Развитие страны и формирование правового государства в современных условиях непосредственно связаны с правовым просвещением. Немалая роль в этих процессах отведена органам прокуратуры. Осуществляя надзорные полномочия, прокурор выполняет и просветительскую функцию.

    Правовое просвещение неразрывно связано с решением задач профилактики и предупреждения правонарушений. Вопросам организации этой работы посвящен приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 10.09.2008 № 182 «Об организации работы по взаимодействию с общественностью, разъяснению законодательства и правовому просвещению».

    Своевременное правовое информирование, разъяснение населению законодательства является особым видом прокурорской деятельности. Возможности настоящего раздела официального сайта прокуратуры Республики Коми направлены не только на информирование населения о существующих нормах закона, но и формирование навыков, способов ориентирования человека в значимой для него правовой ситуации, осознанного выбора своего правового поведения на основе должных правовых взглядов и убеждений.

    Федеральным законом от 13 июля 2015 г. № 265-ФЗ внесены изменения в Уголовный кодекс Российской Федерации.

    Данным законом предусмотрено усиление мер ответственности за злоупотребление должностными полномочиями и халатность, расширен перечень субъектов преступления.

    В настоящее время ст. 285 УК РФ распространяет свое действие и на должностных лиц государственных компаний, государственных и муниципальных унитарных предприятий, акционерных обществ, контрольный пакет которых принадлежит РФ, субъектам РФ или муниципальным образованиям.

    Введена уголовная ответственность по ч. 1.1 ст. 293 УК РФ за неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе или обязанностей по должности, повлекшее причинение особо крупного ущерба.

    При этом «особо крупный ущерб» оценен в 7,5 млн рублей.

    Федеральный закон вступил в силу 24 июля 2015 г.

    Специфика последствий совершения преступления, предусмотренного статьей 285 УК РФ (Злоупотребление должностными полномочиями)

    Рубрика: Юриспруденция

    Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №1(22)

    Специфика последствий совершения преступления, предусмотренного статьей 285 УК РФ (Злоупотребление должностными полномочиями)

    Место преступных последствий в структуре преступлений определяется в теории уголовного права по-разному. Так: «Ряд авторов придают ему самостоятельное значение, роль самостоятельного признака, характеризующего объективную сторону преступления. Другие авторы рассматривают преступные последствия как завершающий момент действия. Третьи относят последствия одновременно и к действию, и к объекту преступления. Поскольку вследствие воздействия посягательства на объект преступления одновременно с окончанием деяния наступают преступные последствия, можно утверждать, что каждая из трех названных позиций имеет право на существование» [8, С. 111].

    Однако следует согласиться с мнением Соктоева З.Б., согласно справедливому утверждению которого «Раскрытие понятия последствий совершения преступления подчинено задаче выявления юридически значимой причинной связи, позволяет с большей конкретизацией определить место преступного результата в структуре уголовно-правовой причинности, в структуре преступления в целом. Как компонент причинной связи преступные последствия представляют собой самостоятельное социально-правовое явление, в котором повторяются свойства и закономерности преступного деяния, отражаются характер и особенности объекта преступления» [8, С. 112].

    «Отличительная характеристика коррупционных преступлений состоит в следующем: посягая на нормальное функционирование государственных, муниципальных, частных организаций, они не только снижают их авторитет в обществе, но и подрывают у граждан уверенность в защищенности своих прав и законных интересов» [10, С. 65].

    Однако прежде всего следует отметить, что «…увеличение масштабов коррупции приводит к возникновению в российской экономике ряда негативных явлений, в том числе неэффективное распределение и расходование государственных средств и ресурсов; неэффективность распределения финансовых потоков с точки зрения экономики страны; снижение объемов собираемых налогов; повышение уровня заурегулированности экономики» [6, С. 74].

    Уголовно-правовая доктрина современности (например, такие ученые-юристы как
    С.В. Борисов, А.А. Каширкина, А.Н. Морозов) вводит также понятие коррупционных рисков. Так, «Под коррупционным риском следует понимать вероятность (возможность) проявлений коррупции и наступления неблагоприятных последствий, вызванных ими. При этом под неблагоприятными последствиями имеются ввиду не только последствия в виде материального и иного ущерба, но и меры юридической ответственности, применяемые к организации и ее должностным лицам, снижение доверия со стороны граждан и органов власти, а также ухудшение репутации организации. Таким образом, коррупционные риски имеют комплексный характер» [3, С. 190].

    Указанное понятие должно соотноситься, следовательно, с последствиями совершения злоупотребления и превышения должностных преступлений как соотношение общего и частного.

    Далее, «поскольку преступные последствия представляют собой вредные (негативные) изменения в охраняемых уголовным законом объектах, классификация преступных последствий должна быть связана с классификацией объектов уголовно-правовой охраны» [8, С. 122].

    Так, «наиболее распространенная классификация преступных последствий разделяет все последствия можно на три разновидности:

    1) последствия, которые прямо перечислены в законе;

    2) последствия, хотя и не перечисленные в законе, но влияющие на ответственность виновного;

    3) последствия, с точки зрения уголовного законодательства безразличные для правовой оценки преступного посягательства» [8, С. 123].

    Следовательно, обоснованным представляется вывод о том, что правоприменитель в каждом конкретном случае должен устанавливать, ради предотвращения каких именно преступных последствий установлен тот ли иной уголовно-правовой запрет.

    Помимо представленной классификации в доктрине уголовного права, исходя из социального содержания преступных последствий, выделяется классификация таких последствий на три группы:

    При этом, «основными последствиями признаются такие последствия, именно для предотвращения которых создавалась изначально конкретная уголовно-правовая норма. Например, ст. 143 УК РФ. Дополнительными по отношению к основным последствиями следует считать те последствия преступного посягательства, которые наступают неизбежно наряду с основными, но задача их предотвращения решается законодателем попутно (например, причинение тяжкого вреда здоровью, при нарушений правил охраны труда). К факультативным же последствиями следует относить те преступные последствия, которые могут и не наступить при совершении преступного деяния, однако законодатель, конструируя норму, учел такую возможность их причинения виновным. Например, истязания при совершении преступления, предусмотренного ст. 117 УК РФ» [8, С. 123].

    Одновременно, необходимо в каждом конкретном случае учитывать, что «при доказывании события преступления ряд его элементов должен быть установлен независимо от того, имеют ли они уголовно-правовое значение или нет, поскольку без такого установления мы во всех случаях не можем считать полностью доказанным событие преступления» [8, С. 121].

    Кроме того, важное значение приобретают последствия совершения злоупотребления должностными полномочиями при формировании и анализе критерия общественной опасности указанного преступления. Так, «согласно ст. 6 УК РФ степень общественной опасности деяния, наряду с обстоятельствами совершения преступления и личностью виновного, должна выступать критерием назначения справедливого наказания, или иных мер уголовно-правового характера. В связи с этим, следует согласиться со следующим выводом: ведущими и определяющими для общественной опасности всей совокупности преступлений являются объективные признаки деяния, а среди них — объект и последствия преступления» [8, С. 91].

    Последствия же совершения коррупционных преступлений являются одними из самых сложных императивных квалифицирующих элементов составов таких преступлений. Как справедливо отмечается в литературе, «Если при совершении злоупотребления должностными полномочиями должностным лицом, не наступили установленные уголовным законом последствия, такие деяния следует квалифицировать как дисциплинарный проступок» [5, С. 21].

    Последствия основного состава злоупотребления должностными полномочиями сформулированы в соответствующей статье следующим образом: «существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом прав и интересов общества и государства». При этом следует обратить внимание, что термин «существенное нарушение» является оценочным. Волженкин Б.С., например, признает существенными следующие нарушения: «нарушение прав и свобод физических лиц, гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией РФ» [4, С. 144].

    Что касается правоприменителя, Верховный Суд РФ признает существенными следующие последствия: «создание препятствий в удовлетворении гражданами или организациями своих потребностей, не противоречащих нормам права и общественной нравственности (например, создание должностным лицом препятствий, ограничивающих возможность выбрать в предусмотренных законом случаях по своему усмотрению организацию для сотрудничества)»[2].

    Кроме того, как справедливо отмечает Яни П.С.: «При установлении последствий в виде существенного нарушения необходимо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу организации, характер и размер понесенного такой организацией материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного физического, морального или имущественного вреда» [11, С. 81].

    Кроме того, уголовный закон называет особо квалифицированный состав злоупотребления должностными полномочиями, который осложняется дополнительным основным элементом состава в форме наступивших последствий, которые названы в законе как «тяжкие последствия».

    К тяжким последствиям в доктрине уголовного права чаще всего относят «…длительная остановка транспорта или производственного процесса, крупные аварии, дезорганизация работы государственного или муниципального органа или учреждения, причинение по неосторожности смерти или тяжкого вреда здоровью хотя бы одному человеку, самоубийство или покушение на самоубийство, материальный ущерб в крупном размере» [6, С. 180].

    При этом, несмотря на оценочный характер указанных тяжких последствий, для правоприменителя и для требований законной и обоснованной квалификации требуется, чтобы такие последствия обладали свойствами, позволяющими так или иначе установить их размер, величину, степень, иные количественные либо качественные характеристики.

    При этом, «если в процессе вымогательства взятки должностное лицо совершило действия (бездействие), повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, содеянное при наличии к тому законных оснований должно быть дополнительно квалифицировано по статье 285 или 286 УК РФ» [2].

    Далее, следует согласиться со Смеловой С. В., которая предлагает «разделить п. «а», ч. 3, ст. 286 УК РФ на два самостоятельных подсостава превышения должностных полномочий:

    – применение насилия не опасного для жизни или здоровья или угроза применения такого насилия (побои или иные насильственные действия, связанные с ограничением свободы потерпевшего (связывание рук, применение наручников и др.), причинением ему любой физической боли, либо угроза его применения);

    – применение насилия опасного для жизни или здоровья или угроза применения такого насилия (насилие, повлекшее причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, причинение легкого вреда здоровью, кратковременное расстройство здоровья, незначительная стойкая утрата общей трудоспособности» [9, С. 201].

    Также автор справедливо предлагает: «…закрепить признак с применением насилия не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой такого насилия в ч. 2, ст. 286 УК РФ, а с применением насилия опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой такого насилия — в ч. 3, ст. 286 УК РФ» [12, С. 26].

    Поскольку анализируемое преступление имеет высокую общественную опасность, и в первую очередь, как неоднократно отмечалось ранее, наносит урон репутации и престижу государственных и муниципальных органов власти, возникает справедливый вопрос: возможно ли осуществление в дальнейшем, после осуждения, должностным лицом своих профессиональных обязанностей?

    Ведь, «сохраняя статус должностного лица, такой гражданин может продолжить преступную деятельность, либо воспрепятствовать производству следственных и судебных действий по уголовному делу, а также оказывать воздействие на свидетелей-сотрудников, находящихся у него в прямом должностном подчинении» [7, С. 201].

    Такая мера процессуального принуждения в частности предусмотрена Конвенцией Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 г., которая предусматривает «…в целях обеспечения выполнения договаривающимися сторонами обязательств по защите демократических институтов и ценностей, предупреждению, искоренению коррупции и формированию антикоррупционной политики установление процедур, с помощью которых должностное лицо, обвиненное в совершении преступления, может быть в надлежащих случаях смещено, временно отстранено от выполнения служебных обязанностей, или переведено на другую должность соответствующим компетентным органом» [1].

    Кроме того, публичный характер этой меры «позволяет допустить ее применение только по решению соответствующего суда, в производстве которого находится уголовное дело, на основании ходатайства органа следствия (дознания), исходя исключительно из общественных и государственных интересов» [7, С. 202].

    Можно ли признавать применение таких процессуальных мер последствием совершения анализируемого преступления. Представляется, что подобные меры являются мерами ответственности, и их следует разграничивать с последствиями совершения преступления. Вместе с тем, когда отсутствие должностного лица приводит к временной невозможности нормального функционирования соответствующего органа власти, что в свою очередь приводит к дезориентации государственной деятельности, такие последствия можно рассматривать в качестве преступных последствий.

    Особенности регламентации ответственности за должностные преступления в России: исторический аспект

    Рубрика: Государство и право

    Дата публикации: 25.05.2016 2016-05-25

    Статья просмотрена: 323 раза

    Библиографическое описание:

    Колосовская Т. В. Особенности регламентации ответственности за должностные преступления в России: исторический аспект // Молодой ученый. — 2016. — №11. — С. 1310-1313. — URL https://moluch.ru/archive/115/30479/ (дата обращения: 26.11.2018).

    Одним из способов понимания действующего законодательства является изучение истории права, что позволяет провести хронологию развития права в определенной области, сравнить нормативный материал исторически сложившегося права с современным законодательством. Предопределяется, что в каждом действующем законе есть элемент прошлого. Установив истоки появления ответственности за посягательства на интересы службы, можно понять современное состояние этого юридического образования и уловить тенденции его развития. [1]

    Важное значение имеют знания об основных направлениях развития уголовного закона об ответственности за должностные преступления. Мы можем наблюдать, как активно в современной России осуществляется правотворчество. Безусловно, анализ ретроспективы должностных преступлений, помогает осмыслить современные тенденции развития уголовного законодательства в данной области исследования. В этой связи приобретают особую актуальность слова Н. Г. Чернышевского о том, что «без истории предмета нет теории предмета» [3]. При создании государства формируются органы, призванные охранять и защищать устои общества. Властные структуры в лице своих работников государственного аппарата наделяются объемом полномочий, которые в силу различных обстоятельств могут нарушаться в процессе их осуществления. Как следствие, возникает необходимость установления ответственности за нарушения при использовании должностных полномочий.

    Анализируя нормы законодательства России, связанные с должностными преступлениями и ответственностью за их совершение, правильно начать с IX столетия — времени княжеского правления. Отличительной чертой того периода времени является неограниченная власть князя на Руси. Округами управляли воеводы, назначаемые князьями. Воеводам выдавались уставные грамоты, в которых определялись размеры пошлин, взимаемых с населения. Грамоты по своему содержанию являлись должностными полномочиями воеводы и выдавались с целью предупреждения возможных злоупотреблений. Взимание налогов сверх установленных размеров, указанных в грамотах, считалось ничем иным как нарушением, а именно превышением полномочий (выходом за рамки этих полномочий). Однако такие ограничения касались только лишь взимания налогов, в остальном запреты не устанавливались, что свидетельствует о неограниченных его полномочиях. Вышеизложенное еще раз подтверждает тот факт, что на первоначальном этапе появления уголовных законов, предусматривающих ответственность за должностные преступления в период развития государственности Руси, объектом уголовно-правовой охраны являлись только лишь интересы государства. Должностные полномочия, их объем и вид устанавливался князем по личному усмотрению. Интересы личности в тот период времени не были защищены.

    В XV-XVIII вв. объектом уголовно-правовой охраны являлись уже общественные отношения, складывающиеся в связи с деятельностью лиц, уполномоченных на осуществление функций государственного управления, о чем свидетельствует анализ норм Судебников 1497 г. и 1550 г., Соборного уложения 1649 г., Воинских артикулов Петра I 1715 г.

    Изучая нормы Судебника 1550 года, необходимо отметить, что по сравнению с первым Судебником, в нем выделяются особо опасные виды преступлений, увеличивается количество составов таких преступлений как: преступления против порядка управления, должностные преступления. Помимо этого, вводится такое преступление как — подписка, то есть подлог судебных актов.

    В период эпохи Петра I в законодательстве появляется понятие «преступление» в том понимании, которое используется в современном законодательстве. Значимым явлением для того времени являлось упорядочение норм об ответственности должностных лиц, которые были единичны и носили непоследовательный характер. Уголовно-правовое законодательство представляло собой сложный конгломерат уголовных, административных и дисциплинарных норм. С середины XVIII в. должностные преступления стали относить не только к преступлениям против службы, но еще и государства. Уголовное законодательство Петра I характерно также тем, что за нарушение по службе должностные лица — чиновники подлежали суровой ответственности, вплоть до смертной казни.

    Воинские артикулы, за основу в которых взяты шведские артикулы Густава Адольфа (в обработке Карла XI), немецкое, датское и пр. законодательство представляют собой нормы позитивного и охранительного права. Именно в то время появляется выражение «чин всуе употребил», под которым подразумевалось превышение полномочий воинским начальником. [4]

    Одним из видов по Воинским артикулам являлись должностные преступления: казнокрадство, взяточничество и пр. Однако такого понятия как «превышение власти» в законодательстве предусмотрено не было. В тот период времени регламентированы были лишь запреты на частные виды нарушения властных полномочий.

    Ответственность за должностные преступления устанавливается со времен Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года — первого кодифицированного акта истории России, который являлся действующим актом в области уголовного права до 1918 года. Данные выводы сделаны на основе того, что Уложение впервые содержало общую норму, позволяющую раскрыть значимые определения и понятия, поэтому данный акт имел огромное значение. Его существование продолжительное время, свидетельствует о стабильности выработанных правовых норм. Уложение содержало понятие преступления и проступка, признаваемого менее опасным посягательством. Преступления предусматривали уголовные наказания. Проступки — наказания исправительные. Действующее законодательство России не предусматривает уголовную ответственность за проступки.

    В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года содержалось понятие злоупотребления и превышения власти. Превышение было определено как расширение прав предоставленных должностному лицу либо присвоение не предоставленных законом прав. Также к превышению власти приравнивалось совершение законных действий без надлежащего разрешения начальства. Превышение различалось от обстоятельств, сопровождающих его и зависимости от важности дела. Уложение включало в себя преступления, которые могли совершаться как в форме действий, так и в форме бездействия, которое представляло собой «неисполнение того, что под страхом наказания уголовного или исправительного законом предписано».

    Как отмечалось ранее, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных, выдержавшее испытание временем представляет собой особый интерес для изучения, в том числе для современного нормотворчества, применительно к существующим проблемам.

    В период царствования Николая II, а именно 22 марта 1903 года было принято новое Уголовное уложение, которое являлось завершающим актом дореволюционного периода. Нормативные установления этого исторического правового акта оказали существенное влияние на наполнение актов советского периода.

    Уголовное уложение объединяло в себе разрозненные нормы. Этим нормативным актом было заложено разделение отраслей уголовно-правового цикла и систематизировано предшествующее уголовное законодательство. В главе XXXVII «О преступных деяниях по службе государственной и общественной», содержались нормы, предусматривающие ответственность за должностные преступления, часть из которых устанавливали ответственность за бездействие должностного лица.

    Также необходимо отметить, что Уголовное уложение одержало понятие служащего, указывая, что им является всякое лицо, несущее обязанности или исполняющее временное поручение по службе государственной или общественной, в качестве должностного лица, или полицейского, или иного стража, или служителя, или лица сельского или мещанского управления. Закон не выделял какие-либо признаки субъекта, а делал акцент на некоторых видах должностей. В целом документом предусматривалось усиление ответственности за должностные преступления. [5]

    Уголовное законодательство дореволюционного периода отличается главной особенностью — суровостью наказания. Так, к примеру, если полицейским как должностным лицом было что-либо «учинено или допущено с намерением из мщения или же из корыстных или иных видов», к нему подлежало применению такое наказание, как лишение его всех прав и преимуществ, он также подлежал ссылке на поселение в Томскую или Тобольскую губернии, либо, альтернативно, на каторгу сроком до 8 лет. [6]

    Об этом свидетельствуют, в том числе, и санкции статей предусматривающих помимо наказания самого виновного, наказание лиц надзирающих за действиями должностного лица, которых уличили в упущениях. Подводя итоги анализа законодательства Российской империи, в части ответственности за должностные преступления можно отметить тот факт, что уголовный закон изначально обеспечивал охрану государственных интересов, затем дополнительно деятельность государственного аппарата, и в завершении — прав и интересов личности от злоупотреблений со стороны должностных лиц.

    Несмотря на наличие понятий злоупотребления и превышения власти в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года, все еще четкого разграничения установлено не было. Лишь в уголовных кодексах России XX в., были разграничены смежные составы превышения должностных полномочий и злоупотребления. Хронология уголовного законодательства в исследуемом периоде говорит о прогрессивном его развитии, а также указывает на преемственность норм из прошлого.

    Первым советским кодифицированным законодательным актом был Уголовный кодекс Российской Социалистической Федеративной Советской Республики 1922 года, в котором должностные преступления предусматривались в главе II Особенной части. В примечании к статье 105 УК РСФСР было сформулировано понятие «должностное лицо». Статья устанавливала ответственность за злоупотребление властью.

    На основе действующих нормативных актов в тот период времени не удавалось обеспечить единство судебной практики. Это способствовало масштабной редакции Уголовного кодекса, что по сути привело к принятию в ноябре 1926 года нового Уголовного кодекса РСФСР. В нем должностные преступления, указанные в главе III Особенной части предусматривались практически без изменений. При раскрытии понятия должностного лица, кроме определения, данного в предыдущем кодексе, дополнительно примечание к ст. 109 «Злоупотребление властью или служебным положением» выделяло профессиональные союзы. В нем, в частности, указывалось: «Должностные лица профессиональных союзов за совершенные ими служебные преступления, если они привлечены к ответственности по постановлениям профессиональных союзов, отвечают как за преступления должностные» [7].

    Особое внимание на борьбу с преступлениями, совершенными должностными лицами обращало постановление ЦИК и СНК СССР от 25 июня 1932 г. «О революционной законности», в соответствии с которым в случаях нарушения прав трудящихся, суды и прокуратура обязаны были привлекать к строгой ответственности должностных лиц. Законодательство второй половины XX в. характеризуется сужением круга должностных лиц, что отчетливо проявилось в УК РФ 1996 г., и вместе с тем частичным его расширением в 2007–2008 гг.

    Главное отличие действующего УК РФ состоит в содержании меньшего количества составов должностных преступлений, значительно мягких наказаний за совершенные деяния. Однако, как и прежде, вопрос о преступлениях против интересов государственной власти представляет ощутимую угрозу интересам общества в целом.

    1. Безверхов А. Г. Служебные правонарушения (тенденции развития норм) // Российская юстиция. — 2010. — № 4. — С. 26.
    2. Ишигеев В. С., Христюк А. А. Квалификация должностных преступлений. — Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2011. — С. 7.
    3. Чернышевский, Н. Г. Собр. соч.: в 15 т. Т. 11. — М.: [ГИХЛ], 1949. — С. 265
    4. Изосимов С. В. Преступления, совершенные управленческим персоналом коммерческих и иных организаций. — Н. Новгород, 2003. — С. 153.
    5. Сулейманов Т. М. История ответственности за злоупотребление должностными полномочиями по российскому уголовному праву (XVII-XX вв.) // История государства и права. — 2013. — № 13. — С. 54.
    6. Ермакова Л. Д. Уголовное право России: учебник / под ред. Б. В. Здравомыслова. — М., 2006. — С. 77.
    7. Исаев И. А. История государства и права России: Полный курс лекций. — М.: Юристъ, 1994. — С. 48.
    8. Ишигеев В. С., Христюк А. А.. Квалификация должностных преступлений. — Иркутск: БГУЭП, 2011. — С. 15.