Доказательства по ст 163 ук рф

Новая практика разрешения дел о вымогательстве

В июне этого года УК РФ отметит свое двадцатилетие. Тем не менее за все время его действия не было принято ни одного акта высшего суда, разъясняющего порядок рассмотрения дел о вымогательстве, – суды были вынуждены руководствоваться постановлением, отсылающим к ранее действовавшему УК РСФСР 1960 года (Постановление Пленума ВС РФ от 4 мая 1990 г. № 3 «О судебной практике по делам о вымогательстве»; далее – Постановление № 3). В конце декабря 2015 года ВС РФ обобщил сложившуюся за прошедшие годы практику и актуализировал ее с учетом ныне действующих норм (Постановление Пленума ВС РФ от 17 декабря 2015 г. № 56 «О судебной практике по делам о вымогательстве (ст. 163 УК РФ)»; далее – Постановление № 56). Принятое в 1990 году постановление признано утратившим силу.

Может ли, по мнению Суда, охранник, имеющий доступ к имуществу, быть потерпевшим от этого преступления и как быть, если требование передать имущество является законным, но при этом, сопряженное с угрозой, оно полностью отвечает всем признакам вымогательства? Ранее действующее Постановление № 3 подобных разъяснений не давало. Рассмотрим, чем новые рекомендации ВС РФ отличаются от ранее действовавших и как судам предлагается разрешать эти вопросы.

Вымогательство – требование передать имущество или права на него либо совершить другие действия имущественного характера под угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения имущества, а также под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред их правам или законным интересам (ч. 1 ст. 163 УК РФ). За совершение этого преступления виновному лицу грозит ответственность в том числе в виде лишения свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до 80 тыс. руб.

Закон также предусматривает повышенную ответственность при наличии квалифицирующих признаков – совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, применение насилия или причинение тяжкого вреда здоровью, вымогательство в крупном или особо крупном размере (ч. 2-3 ст. 163 УК РФ). В этом случае самое суровое наказание может составлять 15 лет лишения свободы со штрафом 1 млн руб.

Что является предметом вымогательства?

Если в ранее действовавшем постановлении подробно предмет вымогательства не описывался (в различных фрагментах текста встречалось лишь общее упоминание об «имуществе» и «праве на имущество»), то в Постановлении № 56 предмету этого преступления уделено особое внимание (п. 2-3 Постановления № 56). Суд напомнил, что по смыслу закона к предмету вымогательства относится:

  • чужое, то есть не принадлежащее преступнику, имущество (вещи, наличные и безналичные денежные средства, ценные бумаги);
  • имущественные права, в том числе права требования и исключительные права. ВС РФ отдельно указал, что имущественными правами могут быть, например, удостоверенная в документах возможность осуществлять правомочия собственника или законного владельца в отношении определенного имущества (например, доверенность на право управления и/или распоряжения имуществом или свидетельство о праве постоянного (бессрочного) пользования и др.);
  • другие действия имущественного характера, то есть действия, не связанные непосредственно с переходом права собственности или других вещных прав. К ним Суд отнес безвозмездное производство работ или оказание услуг потерпевшим в пользу вымогателя, а также исполнение потерпевшим за виновного определенных обязательств.

Тем самым, хотя данные разъяснения и не носят революционный характер, ВС РФ помог судам в вопросе толкования действующих норм, дав им необходимый ориентир в понимании предмета вымогательства и его составляющих – ранее судам приходилось самостоятельно решать этот вопрос.

Кто может быть потерпевшим?

Как уточнил ВС РФ, потерпевшим от вымогательства может быть признан не только собственник или законный владелец имущества, но и другой его фактический обладатель, которому причинен физический, имущественный или моральный вред. В этом качестве может выступать, например, охранник или иное лицо, имеющее доступ к имуществу в силу своих служебных обязанностей или личных отношений – завхоз, бухгалтер и т. д. (п. 4 Постановления № 56).

При этом УК РФ не разъясняет, кто считается близкими потерпевшего, распространением сведений о которых ему могут угрожать. Суд определяет круг близких людей максимально широко и уточняет, что к ним следует относить:

  • супруга (супругу);
  • близких родственников (родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушек, бабушек, внуков);
  • иных родственников;
  • лиц, состоящих в свойстве с потерпевшим;
  • лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений (п. 5 Постановления № 56).

Утратившее силу постановление относило к числу близких потерпевшего лишь близких родственников и иных лиц, чьи жизнь, здоровье и благополучие ему дороги, а следовательно, обеспокоенность потерпевшего в отношении дальних родственников и лиц, состоящих с ним в свойстве, нужно было еще подтвердить. ВС РФ упростил жертвам вымогателей задачу.

Как следует квалифицировать деяние, если требование преступника является законным?

Нередко бывает и так, что человек требует передать ему имущество или право на него либо совершить другие действия имущественного характера по вполне законным основаниям. Это возможно, в частности, когда одно лицо выполнило свои обязательства по сделке и, например, передало денежные средства, а другое лицо уклоняется от своего обязательства по передаче имущества, оказанию услуги и т. д. Случается, что при этом свое требование просящий сопровождает угрозой или агрессивными действиями.

Такие действия, по мнению ВС РФ, не влекут уголовную ответственность за вымогательство. При наличии признаков состава другого преступления, например, самоуправства (ст. 330 УК РФ) или угрозы убийством (ст. 119 УК РФ), Суд советует квалифицировать содеянное по соответствующей статье (п. 13 Постановления № 56). При этом самое суровое наказание за эти преступления мягче, чем аналогичные санкции за вымогательство. Так, при самоуправстве лицо не может быть привлечено к ответственности в виде лишения свободы, исключение составляют лишь применение лицом насилия или угроза его применения – в этом случае нарушитель может быть лишен свободы на срок до пяти лет. А за угрозу убийством максимальный срок лишения свободы составляет два года, хотя в настоящий момент Госдума приняла к рассмотрению законопроект 1 , которым предложено декриминализировать это преступление и предусмотреть за него не уголовную, а административную ответственность в виде ареста до 30 суток, или обязательных работ, или штрафа в размере 50 тыс. руб.

Этот вывод особенно важен, поскольку в ранее действовавшем постановлении Пленума ВС РФ подобного уточнения не было.

Константин Кудряшов, адвокат, член Адвокатской палаты г. Москвы:

«Несмотря на то, что в опубликованном документе отсутствуют какие-либо радикальные нововведения – он скорее систематизирует наработанную за последние годы практику – считаю данное разъяснение ВС РФ важным. Это правило существовало на практике, но то, что Суд сформулировал его однозначно и недвусмысленно, позволит в будущем не оказаться на скамье подсудимых большому количеству людей, по сути, вымогателями не являющимися».

Другие выводы

ВС РФ отметил, что вымогательство по общему правилу предполагает наличие угрозы применения любого насилия, в том числе угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (п. 6 Постановления № 56). Важно, что такую угрозу потерпевший должен воспринимать как реальную и опасаться ее осуществления. При этом не имеет значения, выражено виновным намерение осуществить ее немедленно либо в будущем. Некоторые юристы считают, что данное положение следует дополнить, указав критерии, которые позволят судить о реальности такой угрозы.

Антон Матюшенко, президент Ассоциации честных адвокатов, член Международного Союза Адвокатов:

«ВС РФ разъясняет, что угроза, которой сопровождается требование при вымогательстве, должна восприниматься потерпевшим как реальная, но не приводит примеров, когда угроза может восприниматься таковой, и не указывает критерии реальности. В этой ситуации возможен отказ в возбуждении уголовного дела и непризнание судами некоторых вымогательств преступлениями. Потерпевшие будут считать реальной каждую угрозу, тогда как сотрудники правоохранительных органов на практике соглашаются с этим только тогда, когда угроза подкрепляется демонстрацией оружия. Поэтому могут возникнуть случаи, когда потерпевший от вымогательства не сможет получить защиту от государства».

Суд также уточняет, что к сведениям, позорящим потерпевшего или его близких, следует относить сведения, порочащие их честь, достоинство или подрывающие репутацию – это может быть, например, информация о совершении этими лицами правонарушения или аморального поступка. При этом совершенно неважно, соответствуют ли эти сведения действительности (п. 12 Постановления № 56). Появилось и еще одно важное уточнение – к сведениям, распространение которых может причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких, ВС РФ отнес данные, составляющие охраняемую законом тайну. Ранее действовавшие разъяснения не содержали уточнения ни о банковской, ни о коммерческой, ни о какой-либо другой тайне.

Стоит также иметь в виду, что распространение в ходе вымогательства заведомо ложных сведений, незаконное распространение данных о частной жизни лица, разглашение тайны усыновления, а также охраняемых законом сведений образуют совокупность преступлений, предусмотренных как ст. 163 УК РФ, так и соответствующими нормами уголовного законодательства (ст. 128.1 («Клевета»), ст. 137 («Нарушение неприкосновенности частной жизни»), ст. 155 («Разглашение тайны усыновления (удочерения)») и ст. 183 («Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну») УК РФ).

Решая вопрос об отграничении грабежа и разбоя от вымогательства, сопровождаемого насилием, ВС РФ рекомендовал судам учитывать следующее:

  • при грабеже и разбое насилие является средством завладения или удержания имущества, а при вымогательстве оно подкрепляет высказанную преступником угрозу;
  • при грабеже и разбое завладение имуществом происходит одновременно с совершением насильственных действий либо сразу после их совершения, а при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем (п. 10 Постановления № 56).

Вымогательство, добавил ВС РФ, является оконченным преступлением с того момента, когда соединенное с угрозой требование передать имущество или совершить иные действия имущественного характера доведено до сведения потерпевшего. И неважно, выполнил потерпевший данное требование или нет (п. 7 Постановления № 56).

Оценивая Постановление № 56, юристы склонны приветствовать действия ВС РФ, отмечая как преемственность между ранее действовавшими и нынешними разъяснениями, так и подчеркивая важное значение нового документа.

Андрей Комиссаров, адвокат, руководитель коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры»:

«Ряд правовых позиций, нашедших свое отражение в новом постановлении ВС РФ, в той или иной степени плавно перетек из старого постановления 1990 года. К таким, в частности, можно отнести положение о неоднократных требованиях передачи одного и того же имущества, которые не образуют совокупности преступлений (п. 3а Постановления № 3, п. 8 Постановления № 56), вопросы отграничения грабежа и разбоя от вымогательства, соединенного с насилием (п. 2 Постановления № 3, п. 10 Постановления № 56) и др.

Однако данное постановление полезно именно с точки зрения определения и конкретизации ВС РФ некоторых понятий, таких как «право на имущество», «другие действия имущественного характера», «потерпевший», «близкие потерпевшего», «иные сведения, распространение которых может причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего либо его близких» и т. д.».

«В ранее действовавших разъяснениях нет некоторых понятий, использованных Судом в Постановлении № 56, поскольку в то время просто не существовало, например определений коммерческой, налоговой тайны и т. п.», – добавляет Константин Кудряшов. «Новое постановление безусловно полезно уже только потому, что принято во время действующего сегодня УК РФ», – заключает Антон Матюшенко.

Таким образом, Постановление № 56 стало важным шагом на пути совершенствования правоприментельной практики – в нем ВС РФ не только актуализировал рекомендации по рассмотрению дел о вымогательстве, приведя их в соответствие с действующим законодательством, но и существенно уточнил ряд важных практических вопросов, ответы на которые ни в УК РФ, ни в Постановлении № 3 закреплены не были, – начиная с уточнения и расширения круга близких людей, распространением сведений о которых может угрожать вымогатель (п. 5 Постановления № 56), и заканчивая включением банковской, коммерческой и иной тайны в перечень сведений, распространение которых может причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего (п. 12 Постановления № 56).

Можно ли добиться условного срока обвиняемому по ст 163 УК РФ, если потерпевший не имеет претензий?

Меня обвиняют по статье 163 ук рф ранее не судим потерпевший идет на встречу мне что не имеет претензий и жалоб скажите как добиться условного наказания

Ответы юристов (5)

Здравствуйте! Вы не написали часть статьи 163. Если это первая часть, то преступление относится к категории средней тяжести.

В соответствии со ст. 76 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.

Заявляйте ходатайство об освобождении от уголовной ответственности на основании указанной нормы. Это же должен сделать и потерпевший.

Если речь о наказании, то обращайте внимание суда на смягчающие обстоятельства и мнение потерпевшего. Шансы получить условное наказание большие.

Уточнение клиента

10 Марта 2018, 18:13

Уточнение клиента

квалифицированный признак не назывался, но скорее всего или группой лиц или в крупном размере (200 000 взял) ущерб не возмещен, дело только началось

10 Марта 2018, 18:54

Есть вопрос к юристу?

Согласно статье 73 Уголовного кодекса РФ — Условное осуждение
1. Если, назначив исправительные работы, ограничение по военной службе, содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы на срок до восьми лет, суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания, он постановляет считать назначенное наказание условным.

Условное осуждение не назначается:

а) осужденным за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста;
а.1) осужденным за преступления, предусмотренные, частями первой и второй статьи 205.1, статьей 205.2, частью второй статьи 205.4, частями первой — третьей статьи 206, статьей 360 настоящего Кодекса;

б) при совершении тяжкого или особо тяжкого преступления в течение испытательного срока при условном осуждении, назначенном за совершение умышленного преступления, либо в течение неотбытой части наказания, назначенного за совершение умышленного преступления, при условно-досрочном освобождении;
в) при опасном или особо опасном рецидиве.

2. При назначении условного осуждения суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, в том числе смягчающие и отягчающие обстоятельства.

3. При назначении условного осуждения суд устанавливает испытательный срок, в течение которого условно осужденный должен своим поведением доказать свое исправление. В случае назначения лишения свободы на срок до одного года или более мягкого вида наказания испытательный срок должен быть не менее шести месяцев и не более трех лет, а в случае назначения лишения свободы на срок свыше одного года — не менее шести месяцев и не более пяти лет. Испытательный срок исчисляется с момента вступления приговора в законную силу. В испытательный срок засчитывается время, прошедшее со дня провозглашения приговора.

3.1. В случае назначения наказания в виде содержания в дисциплинарной воинской части условно испытательный срок устанавливается в пределах оставшегося срока военной службы на день провозглашения приговора.

4. При условном осуждении также могут быть назначены дополнительные виды наказаний.

5. Суд, назначая условное осуждение, возлагает на условно осужденного с учетом его возраста, трудоспособности и состояния здоровья исполнение определенных обязанностей: не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, не посещать определенные места, пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании или венерического заболевания, трудиться (трудоустроиться) либо продолжить обучение в общеобразовательной организации. Суд может возложить на условно осужденного исполнение и других обязанностей, способствующих его исправлению.

Подсудимый и его защитник при наличии оснований, указанных в ст.73 УК РФ, могут просить суд назначить условное наказание.

Все подсудимым суд бесплатно назначает дежурного защитника — адвоката, если у них нет адвоката по соглашению (за плату). В ходе предварительного следствия каждому подозреваемому, обвиняемому бесплатно адвоката назначают по требованию следователя.

Согласно статье 73 Уголовного кодекса РФ — Условное осуждение
1. Если, назначив исправительные работы, ограничение по военной службе, содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы на срок до восьми лет, суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания, он постановляет считать назначенное наказание условным.

Условное осуждение не назначается:

а) осужденным за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста;
а.1) осужденным за преступления, предусмотренные, частями первой и второй статьи 205.1, статьей 205.2, частью второй статьи 205.4, частями первой — третьей статьи 206, статьей 360 настоящего Кодекса;

б) при совершении тяжкого или особо тяжкого преступления в течение испытательного срока при условном осуждении, назначенном за совершение умышленного преступления, либо в течение неотбытой части наказания, назначенного за совершение умышленного преступления, при условно-досрочном освобождении;
в) при опасном или особо опасном рецидиве.

2. При назначении условного осуждения суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, в том числе смягчающие и отягчающие обстоятельства.

3. При назначении условного осуждения суд устанавливает испытательный срок, в течение которого условно осужденный должен своим поведением доказать свое исправление. В случае назначения лишения свободы на срок до одного года или более мягкого вида наказания испытательный срок должен быть не менее шести месяцев и не более трех лет, а в случае назначения лишения свободы на срок свыше одного года — не менее шести месяцев и не более пяти лет. Испытательный срок исчисляется с момента вступления приговора в законную силу. В испытательный срок засчитывается время, прошедшее со дня провозглашения приговора.

3.1. В случае назначения наказания в виде содержания в дисциплинарной воинской части условно испытательный срок устанавливается в пределах оставшегося срока военной службы на день провозглашения приговора.

4. При условном осуждении также могут быть назначены дополнительные виды наказаний.

5. Суд, назначая условное осуждение, возлагает на условно осужденного с учетом его возраста, трудоспособности и состояния здоровья исполнение определенных обязанностей: не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, не посещать определенные места, пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании или венерического заболевания, трудиться (трудоустроиться) либо продолжить обучение в общеобразовательной организации. Суд может возложить на условно осужденного исполнение и других обязанностей, способствующих его исправлению.

Подсудимый и его защитник при наличии оснований, указанных в ст.73 УК РФ, могут просить суд назначить условное наказание.

Все подсудимым суд бесплатно назначает дежурного защитника — адвоката, если у них нет адвоката по соглашению (за плату). В ходе предварительного следствия каждому подозреваемому, обвиняемому бесплатно адвоката назначают по требованию следователя.

Квалифицирующий признак какой? Ущерб или насилие? Реальный ущерб по делу есть? Возмещён?

Дело N11-АПУ17-14.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 28 июня 2017 г. N 11-АПУ17-14

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Ботина А.Г.,

судей Пейсиковой Е.В. и Романовой Т.А.,

при ведении протокола секретарем Мамейчиком М.А.,

с участием переводчика с азербайджанского языка Р.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Сергеева В.В., Шайдуллова Р.Н., Шангараева Р.А., Сорокина Р.В., Галявиева М.М. и Савельева А.И., в их интересах и в интересах осужденного Гойджаева А.З. адвокатов Горгиладзе Г.С., Шавалиева А.Е., Загайновой Ю.В., Ахмедова С.А., Тагировой Н.Р., Мухаммадиевой Г.М. и Дорониной Е.Л. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 23 января 2017 г., по которому

Савельев А.И., не имеющий судимости,

осужден к лишению свободы:

по ст. 163 ч. 2 п. «г» УК РФ (в редакции от 07.03.2011 года N 26-ФЗ) — по эпизоду в отношении Н. на 4 года;

по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении Н.) на 8 лет;

по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении работников ООО » «) на 8 лет;

по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении Б.) на 8 лет;

по ст. 127 ч. 3 УК РФ (по эпизоду в отношении Б.) на 5 лет;

по ст . 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении Б.) на 10 лет;

по ст. 127 ч. 3 УК РФ (по эпизоду в отношении Б.) на 5 лет;

по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении Г.) на 8 лет;

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 12 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Сергеев В.В., ранее судимый: (1) 22.09.2008 года по ст. 228 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года; (2) 03.09.2009 года по ст. 264 ч. 1 , по совокупности приговоров к 4 годам 2 месяцам лишения свободы, с лишением права управлять транспортным средством сроком на 2 года, освобожден 18.06.2012 года условно-досрочно на 1 год 2 месяца 14 дней,

осужден к лишению свободы:

по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении работников ООО » «) на 8 лет;

по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении Б.) на 8 лет;

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений на 9 лет;

на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно на 9 лет 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Кроме того, он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 112 ч. 1 УК РФ, и освобожден от наказания на основании п. «а» ч. 1 ст. 78 *** и п. 3 ч. 5 , ч. 8 ст. 302 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования;

Сорокин Р.В., , не имеющий судимости,

осужден к лишению свободы:

по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении работников ООО » «) на 8 лет;

по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении Б.) на 8 лет;

по ст. 127 ч. 3 УК РФ (по эпизоду в отношении Б.) на 5 лет;

по ст . 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении Б.) на 9 лет;

по ст. 127 ч. 3 УК РФ (по эпизоду в отношении Б.) на 5 лет;

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 11 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Галявиев М.М., ранее судимый: 26.06.2014 года по ст. 116 ч. 2 п. «а» УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 15% заработка в доход государства; 18.02.2015 года не отбытое наказание заменено лишением свободы сроком на 2 месяца, освобожден 21.07.2015 года по отбытию срока наказания,

осужден к лишению свободы:

по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ на 7 лет;

на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 7 лет 1 месяц с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Шайдуллов Р.Н., , ранее судимый: (1) 29.07.2008 года по ст. 161 ч. 2 п. «г» УК РФ к 1 году 11 месяцам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год 10 месяцев; (2) 27.08.2009 года по ст. 163 ч. 1 УК РФ по совокупности приговоров к 2 годам 4 месяцам лишения свободы, освобожден 22.09.2011 года условно-досрочно на 3 месяца 04 дня; (3) 26.06.2014 года по ст. 115 ч. 2 п. «а» , 213 ч. 2 УК РФ по совокупности приговоров к 2 годам 6 месяцам лишения свободы,

осужден к лишению свободы:

по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ на 7 лет;

на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 7 лет 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Гойджаев А.З.о., — ранее не судимый,

осужден по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ на 7 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Шангараев Р.А., не имеющий судимости,

осужден по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ на 7 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Савельева А.И. и Гойджаева А.З.о. солидарно в пользу Г. в счет возмещения материального ущерба 140.000 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ботина А.Г., выступления осужденных Сергеева В.В., Шайдуллова Р.Н., Шангараева Р.А., Сорокина Р.В., Галявиева М.М., Гойджаева А.З. и Савельева А.И., в их интересах адвокатов Сакмарова П.В., Шамгурова И.З., Дорониной Е.Л., Шавалиева А.Е., Загретдинова З.Р., Лунина Д.М. и Загайновой Ю.В., поддержавших апелляционные жалобы, а также выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Потапова И.Е., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

Савельев А.И. — в вымогательстве у Н. денег в крупном размере под угрозой применения насилия и повреждения имущества, совершенном с марта 2007 года до марта 2010 года;

Савельев А.И. и Шангараев Р.А. — в вымогательстве у Н. денег организованной группой, под угрозой применения насилия, с применением насилия, совершенном с июня 2010 года по июнь 2011 года;

Савельев А.И., Сергеев В.В., Сорокин Р.В., Галявиев М.М. и Шайдуллов Р.Н. — в вымогательстве денег у работников ООО » «, осуществляющей пассажирские перевозки, организованной группой, под угрозой применения насилия, уничтожения и повреждения чужого имущества, совершенном с января по август 2013 года;

Савельев А.И., Сергеев В.В. и Сорокин Р.В. — в вымогательстве у Б. права на имущество и совершение других действий имущественного характера организованной группой, под угрозой применения насилия, с применением насилия, в крупном размере, совершенном с сентября 2013 до 31.12.2013 года;

Савельев А.И. и Сорокин Р.В. — в незаконном лишении свободы Б. не связанном с его похищением, организованной группой, совершенном с 7 по 10 октября 2013 года; в незаконном лишении свободы Б. не связанном с его похищением, совершенном 12 или 13 октября 2013 года; в разбойном нападении на Б. с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище, совершенном 12 или 13 октября 2013 года;

Савельев А.И. и Гойджаев А.З. — в вымогательстве имущества у Г. организованной группой, под угрозой уничтожения и повреждения его имущества, совершенном с мая 2012 года по июль 2015 года;

Сергеев В.В. — в умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью Б. совершенном 29.12.2014 года.

Преступления совершены в г. при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

При рассмотрении дела судом первой инстанции осужденный Шангараев Р.А. виновным себя признал частично, остальные осужденные виновными себя в совершении указанных преступлений фактически не признали.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

адвокат Горгиладзе Г.С. в интересах осужденного Гойджаева А.З. утверждает, что вина последнего в вымогательстве не доказана. Отрицает получение Гойджаевым от Савельева каких-либо указаний о совершении преступлений. Считает, что потерпевший Г. и свидетели, находясь под давлением со стороны сотрудников полиции, оговорили Гойджаева. Кроме того, обращает внимание на противоречивость показаний потерпевшего. Оспаривает вывод суда о вхождении осужденного в организованную преступную группу. Обращает внимание на искажение судом содержания протокола опознания осужденного потерпевшим. Полагает, что протокол опознания не может являться допустимым доказательством по делу, поскольку это следственное действие произведено в отсутствие переводчика, в то время, как осужденный не владел русским языком в достаточной степени. К тому же, потерпевший перед производством опознания не был допрошен о приметах подозреваемого лица. Просит отменить обвинительный приговор в отношении Гойджаева А.З. и вынести оправдательный приговор;

осужденный Сергеев В.В. утверждает, что он преступлений не совершал и приговор является незаконным. Оспаривает доказанность существования организованной преступной группировки. Указывает на наличие между ним, Савельевым и Сорокиным приятельских отношений и на то, что с другими фигурантами дела до ареста знаком не был. Обращает внимание на противоречия в показаниях потерпевших и свидетелей и полагает, что эти показания являются недопустимыми доказательствами по делу. Поддерживает доводы, приведенные адвокатом Шавалиевым А.Е. Просит обвинительный приговор в отношении него отменить и вынести оправдательный приговор;

адвокат Шавалиев А.Е. в интересах осужденного Сергеева В.В. утверждает, что дело расследовано и рассмотрено с обвинительным уклоном, а выводы о виновности осужденного в совершении указанных выше преступлений основаны лишь на предположениях. В частности, суд незаконно отказал в удовлетворении ходатайств защиты (1) о приобщении к материалам дела решений арбитражного суда, а также (2) об истребовании сведений о прохождении Б. лечения от алкоголизма и его административных правонарушениях. Оспаривает участие осужденного в организованной преступной группе, при этом считает недопустимыми доказательствами показания бывших членов такой группы, поскольку все они, сотрудничая со следствием, дали ложные показания. Обращает внимание на противоречия, содержащиеся в показаниях свидетелей и потерпевших, и на отсутствие в приговоре выводов о причинах таких противоречий и о том, почему суд принял одни показания и отверг другие. Просит отменить обвинительный приговор в отношении Сергеева и вынести оправдательный приговор;

осужденный Шайдуллов Р.Н. утверждает, что его виновность в совершении преступления не доказана, а вывод об этом сделан судом лишь на основании показаний свидетелей Г. К., С., М., С., Б., и П., которые носят характер предположений, а также на основании показаний потерпевших Л. М., Н. и М. которым ущерб не причинен и которые в ООО » » фактически не работали. Также указывает на отсутствие сведений о законности существования и деятельности указанной организации. Считает, что названные лица не могли быть признаны потерпевшими по делу. Оспаривает законность: (1) его опознания потерпевшими по фотографии, поскольку последние не были предварительно опрошены о приметах и особенностях, по которым они могли опознать его; (2) оглашения в судебном заседании показаний потерпевшего Н., поскольку суд принял недостаточные меры к обеспечению явки потерпевшего в судебное заседание, а также (3) правильность квалификации его действий по признаку совершения их организованной группой. Просит обвинительный приговор в отношении его отменить и вынести оправдательный приговор;

адвокат Загайнова Ю.В. в интересах осужденного Шайдуллова утверждает, что вина последнего не доказана. Полагает, что по делу отсутствуют потерпевшие, поскольку ущерб никому из работников ООО » » не причинен, угрозы в их адрес осужденные не высказывали. Оспаривает участие осужденного в организованной преступной группе. Просит обвинительный приговор в отношении него отменить и вынести оправдательный приговор;

осужденный Шангараев Р.А. утверждает, что настоящее уголовное дело органами предварительного расследования сфабриковано, а судом рассмотрено с обвинительным уклоном. Считает, что в приговоре не получили оценку: (1) показания свидетелей С., Ш., Н. и Ш. которые подтвердили его показания в суде, но были отвергнуты судом; (2) показания свидетелей Г. К., И. С. и Г. которые являются ложными, содержат противоречия и основаны лишь на предположениях. Оспаривает свое участие в организованной группе. Просит приговор изменить, переквалифицировать его действия в отношении Н. на ч. 2 ст. 330 УК РФ и в связи с истечением сроков давности освободить его от уголовной ответственности;

адвокат Ахмедов С.А. в интересах осужденного Шангараева утверждает, что осужденному назначено чрезмерно суровое наказание. При этом суд не учел в полной мере, что последний характеризовался положительно, вину признал частично. Отрицает доказанность участия осужденного в организованной преступной группе. Считает, что дело рассмотрено с обвинительным уклоном, а выводы суда о виновности осужденного основаны на предположениях. Просит обвинительный приговор в отношении Шангараева отменить и вынести оправдательный приговор;

осужденный Сорокин Р.В. и в его интересах адвокат Тагирова Н.Р. утверждают, что ряд следственных действий в отношении осужденного производились до возбуждения уголовного дела. Полагают, что следователь Х., допустивший нарушения закона при совершении следственных действий и продлении сроков содержания Сорокина под стражей, был заинтересован в исходе дела. Также утверждают, что вымогательства в отношении работников ООО » » и потерпевшего Б., а также разбойного нападения на последнего и лишения его свободы, осужденный не совершал и в организованной преступной группировке не состоял. Приводя в жалобах показания всех осужденных, потерпевших и свидетелей, дают им как в отдельности, так и в совокупности, свою оценку. При этом полагают, что являются недопустимыми доказательствами по делу: (1) показания потерпевших Л. М., Н. и свидетеля К., — поскольку потерпевшие являлись по работе конкурентами осужденного и являются лицами, заинтересованными в исходе дела, равно как и названный свидетель; (2) показания свидетелей Г. К. и С. — поскольку они оговорили Сорокина в обмен на прекращение в отношении их уголовного дела; (3) показания свидетелей М. и Г. — поскольку они противоречивы. Просят обвинительный приговор в отношении С. отменить и вынести оправдательный приговор;

осужденный Галявиев М.М. утверждает, что его виновность в совершении вымогательства не доказана. Указывает на то, что потерпевшие М., М. и Н. не являлись работниками ООО » » и к этой организации никакого отношения не имели, а Л. и С. поступили на работу в организацию лишь после 2013 года, то есть после события вмененного ему преступления. Поэтому считает, что эти лица не могут являться потерпевшими и свидетелями по делу. Обращает внимание на оглашение в суде показаний потерпевшего Н. без выяснения причин его неявки в судебное заседание, а также на противоречивость показаний свидетелей С. и М. Полагает, что показания всех названных лиц являются недопустимыми доказательствами по делу. Указывает на отсутствие в приговоре доказательств, подтверждающих совершение вымогательства организованной группой. Просит приговор в отношении его отменить, а дело прекратить;

адвокат Мухаммадиева Г.М. в интересах осужденного Галявиева утверждает, что дело расследовано и рассмотрено с обвинительным уклоном, при этом вывод о виновности осужденного сделан на основании предположений. Оспаривает правовую оценку действий осужденного, при этом утверждает, что в суде не нашла своего подтверждения причастность ООО » » к предмету вымогательства. Полагает, что Л., М., М. и Н., равно как и Б. не могут являться потерпевшими по делу. Оспаривает (1) протоколы опознания потерпевшими осужденного, — поскольку потерпевшие предварительно не допрашивались по поводу особых примет, по которым они могли опознать осужденного; (2) оглашение в судебном заседании показаний потерпевшего Н. — поскольку он не явился в суд по неуважительным причинам; (3) наличие организованной группы, — поскольку между осужденными отсутствовала тесная связь; (4) показания всех свидетелей, которые по этому же делу были подозреваемыми и являлись заинтересованными в исходе дела. Просит приговор в отношении Галявиева отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство;

осужденный Савельев А.И. и в его интересах адвокат Доронина Е.Л. утверждают, что виновность осужденного в совершении всех указанных выше преступлений не доказана, а выводы суда основаны лишь на предположениях. Обращают внимание на нарушение органами предварительного расследования требований уголовно-процессуального закона, выразившееся в производстве опознания Гойджаева в отсутствие переводчика; в незаконном оглашении в суде показаний потерпевшего Н. Указывают на то, что показания потерпевшего Н. и свидетелей Г., К., С., М. С. и П. основаны лишь на предположениях, к тому же, П. допрашивался в состоянии наркотического опьянения. Полагают, что дело рассмотрено с обвинительным уклоном, при этом ходатайства стороны защиты судьей оставлялись без удовлетворения без приведения мотивов, в то время как ходатайство государственного обвинителя об оглашении показаний обвиняемого Гойджаева, признанных ранее судьей недопустимым доказательством, было удовлетворено. Считают, что потерпевшие Н. и Б. оговорили осужденного. Обращают внимание на отсутствие в приговоре мотивов, по которым суд отверг показания осужденных по эпизодам в отношении Н. и Б. сотрудников ООО, а также показания свидетелей Ш. и А. Отрицают участие осужденного в организованной преступной группировке. Просят обвинительный приговор в отношении осужденного отменить и вынести оправдательный приговор.

В письменных возражениях на доводы, приведенные в апелляционных жалобах осужденных и адвокатов, государственный обвинитель просит оставить их без удовлетворения, а приговор — без изменения.

Согласно ст. 389.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке являются, в частности, несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции; неправильное применение уголовного закона, а также несправедливость приговора.

Проверив по апелляционным жалобам осужденных и их защитников обоснованность и справедливость приговора, Судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии таких оснований.

Так, вывод суда о виновности Савельева А.И. в вымогательстве у Н. денег в сумме 510.000 руб. в период с марта 2007 года до марта 2010 года и о виновности Савельева А.И. и Шангараева Р.А. в вымогательстве у Н. денег в сумме 200.000 руб. в период с июня 2010 года по июнь 2011 года, совершенных при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре, основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно, в частности, на показаниях потерпевшего Н. показаниях свидетелей Г. К. С. И., а также на оглашенных в судебном заседании показаниях свидетеля Г.

Оснований не доверять показаниям потерпевшего и свидетелей суд первой инстанции не установил. Отсутствуют они и в материалах дела. Так, вопреки приведенным в апелляционных жалобах доводам о том, что потерпевший Н. дал ложные показания, показания последнего конкретны, подробны, даны им неоднократно и они согласуются с другими приведенными в приговоре доказательствами, в том числе и с показаниями свидетелей по данному эпизоду обвинения.

На основании анализа показаний названных выше потерпевшего и свидетелей суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что осужденными совершено вымогательство под угрозой применения насилия и с применением насилия, о чем свидетельствует то, что Н. передавал деньги Савельеву А.И. не добровольно, его воля к сопротивлению была подавлена угрозами применить насилие и применением такого насилия.

Поэтому приведенные в апелляционных жалобах осужденного Савельева А.И. и в его интересах адвоката Дорониной Е.Л. доводы о недоказанности виновности осужденного в совершении этих вымогательств и о том, что выводы суда основаны лишь на предположениях, являются необоснованными.

Вывод суда о виновности Савельева А.И., Сергеева В.В., Сорокина Р.В., Галявиева М.М. и Шайдуллова Р.Н. в вымогательстве у работников ООО » » денег, совершенном в период с января по август 2013 года при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре, также основан на доказательствах, тщательно исследованных судом в судебном заседании, в частности, на показаниях потерпевших М., М. Л., С. (диспетчеров организации), У. (начальника отдела эксплуатации ООО), Б. (водителя автобуса), оглашенных показаниях потерпевшего У., оглашенных в судебном заседании показаниях свидетеля Н. — показаниях свидетелей Г. К. Г. М. С. протоколах опознания потерпевшими Л., М. Н. и М. осужденных Шайдуллова Р.Н. и Галявиева М.М., а также протоколом опознания Н. осужденного Сорокина Р.В.

В частности, из показаний свидетеля Гилазова А.И. следует, что когда в 2012 году в городе открылся новый железнодорожный вокзал, Савельев и Сергеев приняли решение, что все пассажирские перевозчики будут им платить по 20% от всей выручки. В дальнейшем названные осужденные в среднем получали по 10.000 рублей с автобуса. Тем, кто не соглашался платить деньги, постоянно угрожали, в отношении них начинались гонения с территории железнодорожного вокзала, им не давали осуществлять посадку пассажиров, а если перевозчики стояли на своем, то автобусы разбивали камнями, расстреливали из травматических пистолетов.

Оснований для признания этих показаний потерпевших и свидетелей недопустимыми доказательствами по делу суд первой инстанции обоснованно не усмотрел. В материалах дела такие основания также отсутствуют. Кроме того, вопреки приведенным в апелляционных жалобах доводам, эти показания конкретны, подробны, последовательны, согласуются между собой и каких-либо противоречий, предположений не содержат и опровергают содержащиеся в апелляционных жалобах доводы о том, что по данному эпизоду обвинения осужденные угроз в адрес потерпевших не высказывали.

Что касается приведенных в апелляционных жалобах осужденных и адвокатов доводов о незаконности оглашения в судебном заседании показаний потерпевшего Н. то они также являются необоснованными, поскольку, как видно из протокола судебного заседания, ходатайство государственного обвинителя об оглашении этих показаний было заявлено и удовлетворено судом в связи с тем, что в результате принятых мер установить место нахождения потерпевшего для вызова в судебное заседание не представилось возможным. К тому же, согласно материалам уголовного дела, в ходе предварительного следствия между Н. и осужденными производились очные ставки, то есть последним была предоставлена возможность оспорить показания потерпевшего и задавать ему вопросы.

Таким образом, оглашение показаний потерпевшего было произведено в соответствии с требованиями ст. 281 УПК РФ.

Наличие или отсутствие у потерпевших (водителей) на момент вымогательства лицензий на осуществление пассажирских перевозок, как правильно указал суд первой инстанции в приговоре, не влияет на квалификацию действий осужденных. Кроме того, вопреки приведенным в апелляционных жалобах доводам о не причинении работникам указанного выше ООО материального ущерба, вымогательство, предусмотренное ст. 163 УК РФ, считается оконченным с момента предъявления незаконных требований о передаче имущества и высказывания в адрес потерпевших реальных угроз. К тому же, сам факт отсутствия у потерпевших трудовых отношений с ООО не является основанием для вывода об отсутствии в действиях названных осужденных вымогательства.

Нельзя согласиться и с приведенными в жалобах доводами о том, что суд без приведения мотивов отверг показания свидетелей, допрошенных по ходатайству стороны защиты, поскольку они не основаны на материалах дела. Как видно из приговора, суд подробно привел в нем показания свидетелей Г. Б. С. Ш., Н. и Ш., допрошенных по ходатайству защиты, и дал им оценку в совокупности с другими исследованными судом доказательствами.

Объективные сведения о том, что свидетель П. давал показания, находясь, якобы, в состоянии наркотического опьянения, а ряд свидетелей по данному эпизоду обвинения в той или иной мере являлись лицами, заинтересованными в исходе дела, на что имеются ссылки в апелляционных жалобах, в материалах дела также отсутствуют.

Являются необоснованными и приведенные в апелляционных жалобах доводы о незаконности опознания осужденных потерпевшими, поскольку последние, якобы, не были предварительно опрошены о приметах и особенностях, по которым они могли бы опознать их, поскольку указанное следственное действие произведено в соответствии с требованиями ст. 193 УПК РФ. При этом, как видно из материалов дела, до производства опознания все потерпевшие были допрошены и в ходе допросов давали сведения о приметах, по которым они могут опознать осужденных.

Выводы суда о виновности Савельева А.И., Сергеева В.В. и Сорокина Р.В. в вымогательстве у Б. права на автомобиль, стоимостью 750.000 руб., совершенном в период с сентября 2013 года до 31.12.2013 года, а также о виновности Савельева А.И. и Сорокина Р.В. в незаконном лишении свободы Б. на срок не менее 4 часов, совершенном с 7 по 10 октября 2013 года, в незаконном лишении свободы путем закрытия в квартире и разбойном нападении на него и завладении принадлежавшими ему 177.000 руб., совершенном 12 или 13 октября 2013 года, при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре, основан на доказательствах, которым в приговоре также дана надлежащая оценка.

В частности, эти выводы подтверждаются показаниями потерпевшего Б. показаниями свидетелей Ю. Ю., Г. А. М. К. М., С. С. и Х.

На основании этих и других приведенных в приговоре доказательств суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что осужденные Савельев А.И. и Сорокин Р.В. совершили активные действия, направленные на незаконное лишение потерпевшего Б. свободы передвижения в пространстве и общения с другими людьми, выбора им места нахождения, при этом потерпевший, хотя и мог сохранять возможность передвигаться, но на ограниченной территории, контролируемой осужденными, в пределах помещения.

Что касается приведенных в апелляционных жалобах доводов о том, что потерпевший Б. оговорил осужденных в совершении указанных выше преступлений, то они также являются необоснованными, поскольку, как видно из материалов дела, показания потерпевшего подробны, последовательны, даны им неоднократно, к тому же, в них не содержится существенных противоречий и они согласуются как между собой, так и с другими приведенными в приговоре доказательствами, в том числе и с показаниями названных выше свидетелей.

Приведенные в апелляционной жалобе адвоката Шавалиева А.Е. (в интересах осужденного Сергеева В.В.) доводы о том, что потерпевший Б. ранее проходил курс лечения от алкоголизма и совершал административные правонарушения, сами по себе не могут поставить под сомнение объективность его показаний по данному эпизоду предъявленного осужденным обвинения.

Вывод суда о виновности Савельева А.И. и Гойджаева А.З. в вымогательстве у Г. денег в сумме не менее 140.000 руб., совершенном в период с мая 2012 года по июль 2015 года, также основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании.

Содержащиеся в апелляционных жалобах доводы о недоказанности вины Гойджаева А.З. в вымогательстве, а также об отсутствии доказательств о получении осужденным от Савельева каких-либо указаний о совершении преступлений, являются необоснованными, поскольку опровергаются приведенными в приговоре показаниями потерпевшего Г. и свидетелей Г. К. М. Д. С. И. и М. исследованными в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

При этом в материалах дела отсутствуют объективные данные, свидетельствующие о том, что потерпевший Г. и все названные выше свидетели находились под давлением со стороны сотрудников полиции, в связи с чем оговорили Гойджаева А.З. в совершении преступления, на что имеется ссылка в апелляционной жалобе адвоката. Более того, как видно из материалов дела, показания потерпевшего подробны, последовательны, не содержат существенных противоречий. К тому же, эти показания полностью согласуются с показаниями названных выше свидетелей.

Что касается производства на стадии предварительного расследования опознания Гойджаева потерпевшим Г. в отсутствие переводчика, то данное обстоятельство не может служить основанием для признания протокола опознания недопустимым доказательством по делу, как об этом поставлен вопрос адвокатом в апелляционной жалобе, поскольку, по смыслу ст. 193 УПК РФ, процессуальное положение опознаваемого Гойджаева А.З. является пассивным и его опознание в отсутствие переводчика не свидетельствует о нарушении его права на защиту.

Является правильным и вывод суда первой инстанции о виновности осужденного Сергеева В.В. в умышленном причинении 29.12.2014 года средней тяжести вреда здоровью Б. совершенном при установленных судом обстоятельствах, поскольку и этот вывод основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Доводы адвоката о недоказанности вины осужденного в совершении указанного преступления опровергаются показаниями потерпевшего Б. свидетелей Ю. и М. актом судебно-медицинской экспертизы, согласно которому у Б. обнаружен закрытый перелом суставного отростка нижней челюсти справа.

Оснований не доверять показаниям потерпевшего, свидетелей и выводам эксперта суд первой инстанции не установил. Такие основания отсутствуют и в материалах дела.

Содержащиеся в апелляционных жалобах осужденных и адвокатов доводы об отсутствии объективных данных, свидетельствующих о совершении осужденными преступлений в составе организованной группы, опровергаются приведенными в приговоре показаниями потерпевших и свидетелей, в частности, показаниями свидетеля Г. согласно которым с 2007 года до 2015 года он состоял в группировке » «, руководителями которой являлись «С.» (Савельев А.И.) и » » (Сергеев В.В.).

Суд первой инстанции в приговоре сделал правильный вывод о существовании именно организованной преступной группировки » «, о чем свидетельствуют ее устойчивость, наличие в ее составе руководителя — Савельева А.И., дававшего указания, постоянных связей между членами группы, в частности, осужденными по настоящему делу, и специфических методов деятельности по подготовке и совершению приведенных выше преступлений, наличие предварительной договоренности с распределением ролей между организаторами и исполнителями преступлений, участие всех в планировании и подготовке преступлений, осознанность вхождения каждого осужденного в такую группу, а также направленность действий всех осужденных на достижение единого преступного результата.

Таким образом, суд первой инстанции правильно указал, что результатом действий Савельева А.И. стало образование организованной группы в составе осужденных в целях обогащения за счет других граждан.

С приведенными в апелляционных жалобах доводами о рассмотрении дела с обвинительным уклоном согласиться также нельзя, поскольку, как видно из протокола судебного заседания, дело рассмотрено в соответствии с требованиями ст. 15 УПК РФ, то есть на основе состязательности сторон.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих безусловную отмену или изменение приговора, во время предварительного и судебного следствия по делу не допущено. При этом, как видно из материалов дела, вопреки приведенным в апелляционных жалобах осужденного Сорокина и его защитника доводам, все следственные действия произведены после возбуждения в отношении него уголовного дела и объективных данных о том, что следователь Х. сфабриковал уголовное дело, допускал нарушения закона при совершении следственных действий и продлении сроков содержания осужденного под стражей, влекущих признание незаконными каких-либо следственных действий и по эти основаниям — признание недопустимыми всех доказательств, полученных в ходе этих процессуальных действий, не усматривается.

Таким образом, анализ приведенных в приговоре доказательств, исследованных в судебном заседании и оцененных судом с точки зрения допустимости, достоверности, и в совокупности — достаточности для разрешения настоящего дела, позволил суду первой инстанции правильно квалифицировать действия каждого осужденного.

При назначении осужденным наказания суд первой инстанции, исходя из положений ст. ст. 6 и 60 УК РФ, учел характер и степень общественной опасности совершенных осужденными преступлений, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни семьи каждого.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности подсудимых, а также влияние назначенного наказания на их исправление и на условия жизни их семей, применил правила ч. 2 ст. 68 УК РФ в отношении Сергеева В.В. и Шайдуллова Р.Н., а также смягчающие и отягчающие обстоятельства.

Наличие малолетних детей на иждивении Савельева А.И., Сорокина Р.В., Галявиева М.М. и Шайдуллова Р.Н., положительные характеристики на осужденных, а также состояние здоровья Сергеева В.В. суд признал обстоятельствами, смягчающими наказание осужденным.

Обстоятельством, отягчающим наказание, суд признал рецидив преступлений у Сергеева В.В. и Шайдуллова Р.Н.

Назначенное осужденным Савельеву А.И., Сорокину Р.В., Шайдуллову Р.Н., Галявиеву М.М., Шангараеву Р.А., Сергееву В.В. и Гойджаеву А.З. наказание соответствует требованиям ч. 2 ст. 43 УК РФ и не является суровым.

Поэтому назначенное каждому осужденному наказание является справедливым и оснований для его смягчения не имеется.

Поэтому приведенные в апелляционной жалобе адвоката доводы о назначении Шангараеву чрезмерно сурового наказания обоснованными признать нельзя.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.20 и 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 23 января 2017 г. в отношении Савельева А.И., Сергеева В.В., Сорокина Р.В., Галявиева М.М. Шайдуллова Р.Н., Гойджаева А.З.о. и Шангараева Р.А. оставить без изменения, а апелляционные жалобы — без удовлетворения.