Что ты орешь как потерпевший

Друзья, простите, если я повторюсь, но здесь я обсуждения нижеследующего слова не нашла.

Не раз слышала как на Кавказе говорят — «Что ты орешь, как потерпевший?» или например «Да он вообще как потерпевший себя ведет»

Где-нибудь еще это встречается?

Я не слышал.
Сейчас посмотрел в блогах.
как потерпевший чаще всего, действительно, орут, кричат и т. п., не обязательно люди:
Мобильник орет, как потерпевший

Но, похоже, сравнение как потерпевший имеет разные ассоциации.
Народ ломится в замужи, как потерпевший;
медвед продолжал ржать как потерпевший над рассказом своего кукловода
Народ носится как потерпевший в марлевых намордниках.
мы в мананге своего первого яка так толком сфотать и не смогли. удирал как потерпевший
Муж мой ржал как потерпевший, глядя на метаморфозы моей мордочки в этот момент.
Таблетки жрал, как потерпевший. Ничего не помогало.
да я радовался как потерпевший,
Смотрел на него и тупо ржал как потерпевший
.

Для как терпила доля тех, кто издает громкие звуки, заметно меньше (хотя и не считал, нго явно меньше). Вот примеры на другое:

А че она как терпила шутки не понимает что ли
и на измену подсел как терпила последний
Не веди себя как терпила
Не позорься! Выставил пост, в котором, как терпила, жалуешься на женщин, преследуют его.
Ведешь себя как терпила.
Э Газиз ты просто реально перебрал со словами!Как терпила с девченкай на равных общяешся!
вы ведете себя как терпила
чем жить 1000 дней как терпила,лучше прожить 1 день,но как достойный человек
он ведь бегать от меня будет, как терпила,
мычит как терпила
Я не про тебя ты че как терпила на себя все гребешь

Что значит «орёт, как потерпевший»?

Хорошая фраза, я тоже часто её применяю, когда надо мужа охладить, который мне что-либо доказывает.

Главное, что я с ним совершенно согласна, нисколько не возражаю, и, что удивительно для него, обладаю хорошим слухом.

Муж рассказывая, как на работе продвинул свою идею, например, распаляется до такой степени, вспоминая накал страстей что пока я сервирую ему стол к ужину, ходит за мной вокруг стола и доказывает мне снова и снова, насколько он прав.

Чтобы его успокоить и предложить поесть, я и говорю ему: «Ну что ты, милый, орёшь как потерпевший? ты же победил, на самом деле, давай, поедим!»

Он как-то сразу успокаивается, думаю, что и еда играет не последнюю роль в подобных ситуациях.

Что касается вопроса, то могу сказать, что не пустом месте возникла подобная народная присказка.

Потому что тот, кто пострадал не попадает во внимание тех, кто должен его спасать.

Всё внимание направлено на поиск преступника «по горячим следам», а тот кто стонет и плачет — становится только уликой в расследовании, а не живым человеком.

Формализм во всём. Не хватает человечности! Мы все потерпевшие в этом мире, орём и орём, в надежде, что нас услышат, а надо бы молиться в тишине.

Лариса Гузеева: «Муж орёт!»

Известная актриса и телеведущая — о секретах гармонии в семье, о терпении и деньгах

В каждой программе «Давай поженимся!» знакомятся красивые люди. А хоть одна реальная семья там сложилась?

Отвечает Лариса Гузеева, ведущая программы:

— Примеров очень много, пятый год всё-таки передаче! Есть и разводы, после которых участники приходят по второму кругу. Всё как в жизни! Был у нас Христо из Болгарии, красавец-музыкант. Я очень хотела, чтобы в будущих программах он стал главным героем, чтобы он выбирал, а не его. «Вам он зачем?» — отговаривала я участницу. А она настояла на своём. И вот недавно Христо звонит мне по скайпу. Он на этой девушке женился, родился ребёнок, они счастливы! Поэтому меня обижает, когда говорят: мы знаем, что все участники у вас подставные.

«АиФ»:— У многих участников за плечами неудачные браки. Какой совет вы даёте, как им построить хорошую семью?

— Семья — это прежде всего компромисс! У меня ведь тоже не первый брак. Но раньше не хватало мозгов потерпеть, понять, что кризис пройдёт. Рубила сплеча. А сейчас научилась стискивать зубы. Пойду поплачу, с подружкой встречусь, выпью вина, выкурю сигаретку и потом понимаю: «Какая я молодец, как здорово, что не рубанула, не ляпнула всего, что думаю!» Мне раньше казалось, что поговорки «Семь раз отмерь, один раз отрежь», «Слово — серебро, молчание — золото» какие-то идиоты придумали. А сейчас думаю: правда!

«АиФ»: Лариса, а что заставляет вас «стискивать зубы»? Ваш супруг — ресторатор Игорь Бухаров — производит впечатление человека сдержанного, даже мягкого.

— (Удивлённо поднимает брови.) Игорь? Да ла-адно! На самом деле он очень несдержанный человек. Орёт на нас на всех. Орёт, как подорванный, всё время и по любому пустяку. А я смотрю и думаю: «Он меня сейчас ударит или убьёт». Стены от крика ходят ходуном, дочка Лёлька убегает. Сын Георгий зеленеет, мы с моей мамой плачем. Я про себя считаю до ста. Такой вот несдержанный человек, что сделаешь! Потом муж говорит: «Лар, прости. Если бы я не заорал, я бы лопнул». Ну, ладно, пусть будет живой! (Иронично улыбается.) Хотя, конечно, плачу, убегаю из дома к подружке. Потом он за мной приезжает. Я говорю подруге: «Ир, выйди ты, скажи, что я уже уснула». Игорь звонит — ставлю на режим «без звука». В общем, идиотничаю, как все: «Так ему и надо!» Но сама в окно выглядываю из-за шторки. Радуюсь, что сидит! И думаю (переходит на злой шёпот): «Ну и пусть сидит!» Раньше я обижалась на целую неделю. Теперь за день отхожу. Женщине надо уметь прощать недостатки мужа!

«АиФ»:— А чего прощать никогда нельзя?

— Жестокого обращения, рукопри­кладства. У нас это сплошь и рядом, ни в одной стране мира такого нет! Когда любишь идиота, то ты как бы в своих глазах вырастаешь. Мол, куда он без меня денется? Он же сдохнет под забором. Это такая глупость, такой кошмар! Надо бить по рукам, надо сажать. А эти бабы беззубые идут в ментовку забирать заявление, надеясь на что-то. На самом деле если он начал бить, то придёт и добьёт!

Я же тоже прошла многое. Первый муж Илья — наркоман, сидел. А я — Лариса Гузеева, везде выходили журналы со мной на обложке после фильма «Жестокий романс». Но я должна была его вытащить. Устраивала в больницу, думала: «Он же без меня умрёт». В результате он умер. От передозировки. В парке. Царствие небесное. Так вот Илья мне сказал: «Не было бы 90% убийств, если бы убийца не видел страха в глазах жертвы». К нам относятся так, как мы разрешаем! Позволяет женщина о себя вытирать ноги — он и будет это делать. Нельзя так! Надо давать отпор.

«АиФ»:— Вы работаете в нескольких проектах, муж — крупный ресторатор. Как в вашей семье решается денежный вопрос?

— Я до брака рассчитывала, что деньги Игоря будут общими, а мои — моими. На самом деле всё наоборот! Я ему отдаю всё, а потом свои деньги прошу у него, он мне ни в чём не отказывает. Вот не знаю, как так получилось! Меня часто спрашивают, зачем я работаю при состоятельном муже. Я считаю, что обязательно нужно быть самодостаточной. Ко мне никто не может прийти и сказать: «Забирай своих детей и уходи. Надоела». Потому что я сама по­строила дом. Я не знала, что такое декрет, всё время работала.

«АиФ»:— Вот слушаю вас и удивляюсь. Вы в «Давай поженимся!» такая жёсткая. А рассказываете про мужа — сплошные уси-пуси.

— Я какие-то вещи играю, я ведь в жизни не такая, как в «Женилках», — это образ! А ваш вопрос. Мужчина — такое существо: ты не будешь с ним ласковой — обязательно найдётся кто-то, кто эту ласку даст. Конечно, нужно быть ласковой в семье! Никто не хочет любить нас чёрненькими. Ну такая вот несправедливость! Не мужчина перед женщиной стелется и ухаживает за ней, а наоборот. Поэтому, если хочешь, чтобы были мир в семье и гармония, — глаза в пол, язык прикуси!

Стишки — основной выпуск

Стихами пишут все поэты,
То про других, то про себя.
А лучше бы они пахали
И сеяли зерном поля.

Стихами пишут все поэты,
То про леса, то про моря.
А лучше бы коров доили.
Вот это было бы не зря.

Стихами пишут все поэты,
То восхваляя, то виня.
Ой, братцы, я пишу стихами!
Выходит — это про меня?!

Солнечный круг.
Небо — вокруг.
это — рисунок Димона.

Нарисовал он на листке
и подписал в уголке.

Пусть всегда будет Путин,
Пусть всегда будет Путин,
Пусть всегда будет Путин,
Пусть всегда будет он!

Эх, судьба воровская.
Фима Жиганец

КАК-ТО РАЗ ОДИН ДЮЖЕ «ПРИБЛАТНЕННЫЙ» СЕЛЯНИН «заплыл» в камеру
свердловского следственного изолятора. Здоровенный деревенский детина
«чалился» впервые, «залетел» не то за кражу гуся, не то за мешок
комбикорма. Парнище, наслушавшись о жизни за «колючкой» всяких страхов и
экзотического бреда, глядел в рот «шпане» широко распахнутыми телячьими
глазами, жадно ловил каждое слово, каждый жест, старался подражать
босяцкому сословию — «жужжать». А те, одуревшие от камерной скуки,
презирающие «сохатых», решили порезвиться.
— А что, Ванюша, — подкатил к парню один из «блатных», который ошивался
вокруг «смотрящего» «хаты» Валеры Длинного, — глядим мы, хороший ты
пацан. Правильный. И понятия просекаешь. Короче, мы тут прикинули хрен к
носу и решили, что надо тебя в «воры» произвести.
— Как это — в «воры»? — удивился Ваня. — Вы же сами говорили: для того,
чтобы в воровскую «масть» попасть, надо полжизни по тюрьмам кочевать, за
«сидельцев» страдать.
— Ясен перец!. Но не сразу же. Каждый «вор» был когда-то зеленым
пацаном. В том и задача «бродяг», чтобы подобрать достойную кандидатуру.
Иного приходится по несколько лет испытывать. А ты, Ванюша, сразу в цвет
попал. Наш ты парень Короче, решай: хочешь быть «честным вором»?
У детины аж в зобу дыханье сперло. Кто ж не хочет! Он столько наслушался
историй о сытой жизни воровской, о власти «законников» на воле и на
зоне.
— А ты серьезно?
— Что за базар! Такими вещами не шутят. Только смотри: чтобы
«короноваться», придется тебе, брат, пройти испытания.
— Какие еще испытания?
— Тридцать шесть ступеней Шао-Линя! Смотри: тут либо пан, либо пропал.
Если идешь на абордаж, отступления не будет. Должен выдержать все до
конца. Или — «вор», или — «чушкарь» у Прасковьи под боком.
Почесал Ванюша затылок, шмыгнул носом — и согласился. Заманчиво получить
воровскую корону. Да и не хочется показать перед «блатной» публикой, что
сдрейфил, очканул.
На следующий день вся «хата» с нетерпением ожидала начала «коронации». В
назначенный час обитатели камеры образовали гудящий от нетерпения
полукруг. В центре — несколько босяков, играющих роль «приемной
комиссии», и Ваня, важный от осознания собственной значимости.
— Ну, братва, с чего начнем? — спросил «главный арбитр», востроносый
Гена Шмель, у «боковых судей».
— Известно с чего, — в тон ему подхватил Кинг-Конг — низенький
коренастый зэк с огромными ручищами. Мощный торс Кинг-Конга так густо
зарос обезьяньей шерстью, что под ней даже не прочитывались
многочисленные татуировки. — Пусть на трон лезет.
— На трон, на трон! — радостно подхватила толпа.
— На какой трон? — не понял Ванюша.
— Известно на какой, — объяснил Кинг-Конг. — Во!
Он ткнул пальцем-сосиской в огромный бак для питьевой воды.
— Это же «фаныч»! — растерянно возразил Ваня.
— Ясное дело — «фан фаныч». А простые русские фан фанычи испокон веку
подставляют благородному воровскому сословию свои крутые мужицкие плечи.
Лезь!
Ваня, кряхтя и срываясь, с трудом забрался на бак.
— Молоток! — похвалил Шмель. — Шпарь дальше — кувалдой станешь. Ну, где
корона? — грозно спросил он у второго своего подручного, Лензи Духа —
тощего очкарика с перебитым носом и поломанным ухом.
Лензе передали из задних рядов самодельную корону, вырезанную из старых
газет и склеенную хлебным мякишем. Он торжественно подошел к баку и
попытался водрузить ее на башку Ванюши.
— Макитру наклони! — рявкнул Дух, так и не приловчившись дотянуться до
головы деревенщины.
Тот попытался наклониться вперед — и ухнул вниз.
Зрители грохнули от смеха, а Лензя нахлобучил корону на «претендента».
Ваня с трудом вновь вскарабкался на железные плечи «фан фаныча».
— Полет шмеля, — прокомментировал Гена (Гена по жизни был щипачом, и
шмели – кошельки — роями летали к нему из чужих карманов). — Ништяк,
Ванюша, первую ступень ты успешно одолел. Как там, яйца не натер?
— Нормально! — отрапортовал деревенский «валенок».
— Тады продолжим. Чифирок готов? — бросил Шмель через плечо. Тотчас ему
протянули огромную жестяную кружку с дымящимся чифиром. — Держи, Ваня.
Не-не, левой рукой! В правой будет косячок. Где косячок, уроды?! —
грозно вскричал Шмель, и тут же опять чья-то неведомая рука сунула ему
чудовищных размеров самокрутку из пожелтевшей газеты.
— Теперь, братан, посложнее. Я тебе говорю «блатную фенечку», а ты ее
должен повторить без ошибок. Не получится — глотнешь чифирку и дернешь
махорочки красноармейской. И так до тех пор, пока не повторишь «феньку»
один в один или не допьешь чифир до дна.
И Шмель, набрав побольше воздуха в легкие, затараторил со скоростью
пулеметной очереди нечто вроде
«ножприблудагадыкоцыденьгивоздухслониккранпайкаптюхастолобщак».
На Ваниной физиономии, перекошенной от несвойственного ей
интеллектуального напряжения, отразилось безнадежное отчаяние. Он тихо
пискнул что-то типа «ножки блуда» и испуганно замолк.
— За эти «ножки» — два глотка и три затяжки, — сурово заявил Шмель.
— И «леща» для порядку, — добавил Лензя.
— Я те дам «леща»! — оборвал Гена. — Никакого насилия. Все строго по
традиции. Хлебай, создание!
Ванюша, кривясь и обжигаясь, через силу сделал несколько глотков
лагерного чифира — горького, как полынь, и крепкого, как кумовской
кулак.
— Дергай косячок!
Верзила сделал глубокую затяжку, поперхнулся, закашлялся. Неожиданно
он оглушительно чихнул — да так, что из носа змеей вылетела огромная
сопля и шлепнулась у ног Кинг-Конга.
Выскользнув из Ваниных рук, кружка-«зэчка» грохнулась об пол, расплескав
во все стороны благородный лагерный напиток.
— Твою мать! — завопил Костя Партизан, выбивший на воле по пьяне глаз
своему шурину. — Накрылась кружка медным тазом!
И это было горькой правдой, поскольку теперь никто бы не посмел
использовать упавшую «зечку» по назначению: она считалась «запомоенной».

— Умри, ты, боксер кухонный! — цыкнул Шмель. — А с тебя, Вано, чифирбак
причитается — для пострадавшего каторжанина.
— Интересно девки пляшут! — возмутился Кинг-Конг. — А мне он, значит,
ничего не должен? Он меня чуть соплей не пришиб!
— Чего ты орешь, как потерпевший? — поморщился председатель благородного
собрания. — Тут недолеты не канают.
— Не понял юмора: он что, еще пристреливаться будет?!
Кандидату в воры сунули в лапу другую кружку с горячим чифиром, и Гена
засадил следующую «фенечку»:
— Шкарыбрюкигрушафикускранхуекверевкаконьбабашмарабанвокзал!
На этот раз испытуемый честно добрался аж до «фикуса», но на большее его
не хватило. Ване было назначено два глотка и две затяжки жгучего
самосада из табака, «женатого» с неведомой смесью диких трав. Веселые
«сидельцы» окрестили его «БЛД».
Так продолжалось с четверть часа, пока сельский простофиля вконец не
обалдел. Внезапно его организм, вскормленный на парном молоке и
деревенской сметанке, со страшным ревом изрыгнул зловонный фонтан
какой-то темной жидкости.
— Атас! — заорал бдительный Кинг-Конг и резко отскочил, опрокинув
нескольких человек в задних рядах.
— Отставить бздо! — скомандовал Гена Шмель, героический, как капитан
крейсера «Варяг». — Не надо яйцами звенеть! Вам продемонстрировали
увертюру с оперы «Рыголетто» и па-де-де из балета «Блевонтинное озеро».
Кто недоволен — тому маэстро повторит на бис непосредственно за шиворот.

Народ зарыготал. Два «петуха» быстро устранили следы извержения, и
блатной конферансье изрек:
— Харэ! Считай, Ванюша, шо ты уже почти что вор. Корона у тебя есть,
феню ты в целом усвоил. Что осталось?
Одшалевший паренек молчал и хлопал зенками.
— Осталась, братэлла, козырная наколка! И воровская «погремуха». Тебя
крестили в «законники»? Крестили. А крещеный человек получает новое имя.
Ну, сымай «ветряк», распахни грудь молодецкую.
— А что колоть будем? — робко осведомился тряпочный законник.
— Псицу, Ваня, псицу!
— Какую птицу?
— Таким отчаянным парням, как ты, одна птица положена. Достойная.
Заранее введенный в курс дела кольщик Артюша Гвоздь быстро пустил в ход
механическую бритву, ловко переделанную в аппарат для нанесения
татуировок. И буквально через полчаса на левой стороне груди
деревенского гусекрада красовалось изображение благородного санитара
лесов с крепким клювом и задорным хохолком.
— Носи, Ванюша, и гордись! — похлопал парня по плечу Гена. — Кто ты был
до этого дня в большой арестантской семье? Никто. И фамилия твоя была
Никак. А теперь ты — стопроцентный Ваня Дятел!
— Или попросту — долбоеб, — тихо добавил Костя Партизан, печально глядя
на свою запомоенную «зэчку».

Что ты орешь как потерпевший

  • Лучшие сверху
  • Первые сверху
  • Актуальные сверху

110 комментариев

. а мне то вы зачем это рассказываете, позвольте узнать?!

Какое отношение к их безграмотности имеют мои «цитрусовые» лжесвидетели?

мною получен ответ на риторический вопрос, а на основной нет.

и с кем же я, по Вашему, имею честь общаться?

Даги подрезали и начали разводить на бабло, чел оказался не из робкого десятка и сказал, что хер денег даст — потом пошла рукопашка.

Вот и вся история 🙁

Дело в том, что нам преподносят ситуацию так, как хотят, чтобы мы ее приняли. Не думайте, что все мы такие умные, а вот журналисты нет.
Не отрицаю, менталитет у нас глубинно разный.
Не отрицаю всю дикость новости.
Но то, что это провокация, абсолютно точно.
Для чего? Выскажу свою теорию.
Как решить этот вопрос раз и навсегда: отделить землю со всем коренным народом. По-другому никак.
Что из этого получится? Вспомните, как распался Советский Союз: отделилась первая республика, процесс пошел.
Отделится Кавказ, потом татары, башкиры, тувинцы завоют, потом та же Сибирь, и что дальше? Останется одна московская Россия?
Не будьте баранами, ребят, не ведитесь. Ничего лучше, к сожалению, у нас не будет. Придется уживаться

В свою защиту хочу сказать, что я русская:)