Ч4 ст21 ук рф

Статья 21 УПК РФ. Обязанность осуществления уголовного преследования

1. Уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют прокурор, а также следователь и дознаватель.

2. В каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные настоящим Кодексом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления.

3. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель в случаях, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса, уполномочены осуществлять уголовное преследование по уголовным делам независимо от волеизъявления потерпевшего.

4. Требования, поручения и запросы прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя, предъявленные в пределах их полномочий, установленных настоящим Кодексом, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами.

5. Прокурор вправе после возбуждения уголовного дела заключить с подозреваемым или обвиняемым досудебное соглашение о сотрудничестве.

Комментарии к ст. 21 УПК РФ

1. Закрепленный в коммент. ст. принцип публичности пронизывает все стадии уголовного процесса и распространяется на все органы (должностных лиц), осуществляющие уголовный процесс, за исключением суда и судьи .

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. N 1-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2000. N 5. Ст. 611.

2. На стадии возбуждения уголовного дела следователь (дознаватель и др.) обязан принять, рассмотреть и разрешить заявление (сообщение) о любом преступлении . После возбуждения уголовного дела по не подследственному ему преступлению он должен произвести неотложные следственные действия и только после этого направить дело в орган, правомочный завершить по нему предварительное расследование.

Исключением из этого правила признаются случаи, когда законодатель право проведения проверки по заявлению (сообщению) о преступлении и возбуждения уголовного дела в отношении конкретного должностного лица предоставил строго определенному органу предварительного расследования. Например, согласно требованиям ст. 42 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» следователи органов внутренних дел не могут проводить проверку сообщений о фактах правонарушения, совершенного прокурором или следователем Следственного комитета при прокуратуре РФ, возбуждать против них уголовное дело (за исключением случаев, когда прокурор или следователь застигнут при совершении преступления), производить расследование.

3. Компетенция же органов дознания в ст. 157 УПК законодателем ограничена определенной категорией происшествий. Соответствующие органы дознания, начальники органов дознания, начальники подразделений дознания и дознаватели не вправе возбуждать уголовное дело, им не подведомственное. К примеру, командир воинской части не может возбудить уголовное дело о происшествии, которое не было совершено, во-первых, подчиненным ему военнослужащим или гражданином, проходящим военные сборы (лицом гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов в связи с исполнением им своих служебных обязанностей), а во-вторых, в расположении воинской части.

4. В случае поступления в какой-либо орган дознания заявления (сообщения) о не подведомственном ему преступлении дознаватель принимает заявление (сообщение) (ст. ст. 141, 144 УПК), регистрирует его и направляет «по подследственности». В этом случае он обязан принять меры к сохранению следов преступления.

5. От имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения уголовное преследование могут осуществлять не только прокурор, следователь, дознаватель, но и:

— орган дознания (п. п. 11, 24 ст. 5, ч. 2 ст. 21 и др. статьи УПК);

— руководитель и члены следственной группы (ст. 163 УПК);

— руководитель следственного органа (п. п. 47, 55 ст. 5, ст. 39 УПК);

— начальник органа дознания (ч. ч. 3 и 4 ст. 41, ст. 225 УПК);

— начальник подразделения дознания (ст. 40.1 УПК);

— руководитель группы дознавателей (ст. 223.2 УПК).

6. Следователь (дознаватель и др.) не только вправе, но и обязан осуществлять от имени государства уголовное преследование. Возложение на него законодателем такой обязанности является одной из гарантий обязательности осуществления уголовного преследования по большинству составов преступлений. Наличие рассматриваемой обязанности отличает его от других субъектов, наделенных полномочием реализовать уголовное преследование, а именно: от частного обвинителя, потерпевшего, его законного представителя и представителя, гражданского истца и его представителя.

7. Согласно содержанию положений, закрепленных в коммент. ст., во время производства предварительного расследования следователь (дознаватель и др.) должен с учетом требований подследственности принять все возможные меры для раскрытия преступления и доказывания наличия либо отсутствия обстоятельств, подлежащих доказыванию.

8. Исключениями из принципа публичности являются положения ст. ст. 23, 25 УПК, порядок разрешения заявлений о преступлениях, перечисленных в ст. 20 УПК, а также рассмотрения дел частного (частно-публичного) обвинения (см. также комментарий к ст. ст. 20, 23, 25 УПК).

9. Согласно ч. 4 коммент. ст. требования, поручения и запросы следователя (дознавателя и др.), предъявленные в пределах его полномочий, установленных УПК, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами.

10. Так же как и в предыдущих частях коммент. ст., в ч. 4 закреплена идея, которая должна распространяться не только на указанных в ней лиц, но и на требования, поручения и запросы руководителя и члена следственной группы (группы дознавателей), начальника подразделения дознания и начальника органа дознания.

11. В случаях неисполнения участниками уголовного судопроизводства указанных требований, поручений или запросов на нарушителей может быть наложено денежное взыскание в размере до 2500 руб. в порядке, установленном ст. 118 УПК (ст. 117 УПК).

12. Неисполнение законных требований может повлечь и иные формы ответственности. Так, вызванный следователем (дознавателем и др.), но не явившийся на допрос без уважительной причины свидетель может быть подвергнут принудительному приводу органом дознания (органом внутренних дел) на основании постановления должностного лица, в чьем производстве находится уголовное дело, а нарушивший требования меры пресечения может быть подвергнут более строгой из общего арсенала таких мер. За некоторые действия, связанные с неисполнением требований органа, осуществляющего производство по делу, предусмотрена уголовная ответственность (например, за отказ свидетеля от дачи показаний; за растрату, отчуждение, сокрытие или незаконную передачу имущества, подвергнутого описи или аресту, совершенные лицом, которому это имущество вверено ; за осуществление служащим кредитной организации банковских операций с денежными средствами (вкладами), на которые наложен арест).

См.: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. С. 35.

13. В КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за умышленное невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом, а равно законных требований следователя, дознавателя (ст. 17.7 КоАП РФ).

14. Требования, поручения и запросы следователя (дознавателя и др.), предъявленные в пределах его процессуальных полномочий, обязательны для исполнения всеми юридическими и физическими лицами вне зависимости от того, какую предусмотренную УПК цель они преследуют. Включение данного требования в статью, именуемую «Обязательность осуществления уголовного преследования», не должно расцениваться как то, что эти требования, поручения и запросы могут быть использованы только в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Они могут (и должны) быть использованы в целях защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Об этом прямо не сказано в коммент. ст., но такой вывод можно сделать исходя из закрепленного в ст. 6 УПК назначения уголовного судопроизводства .

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. М.: Экзамен XXI, 2002. С. 64 — 65.

15. Под прокурором в ч. 5 коммент. ст. понимается прокурор, надзирающий за соблюдением законов органами, осуществляющими предварительное расследование.

16. Прокурору ч. 5 коммент. ст. предоставлена не просто возможность заключать досудебное соглашение о сотрудничестве. Законодатель разместил данное его право не в ст. 37 УПК, регламентирующей статус прокурора, а в ст. 21 УПК, где объединены правовые положения, касающиеся обязанности осуществления уголовного преследования. Соответственно, ч. 5 этой статьи не столько указывает на расширение статуса прокурора, сколько по иному представляет его обязанность по уголовному преследованию от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения.

17. В то же время законодатель еще раз акцентирует внимание правоприменителя на том обстоятельстве, что досудебное соглашение о сотрудничестве не может быть заключено, пока не вынесено постановление о возбуждении уголовного дела, и что такое соглашение может быть заключено лишь с подозреваемым или обвиняемым.

18. Здесь ничего не сказано о защитнике подозреваемого (обвиняемого). Думается, это не упущение законодателя, а его принципиальный подход. Прокурор заключает досудебное соглашение о сотрудничестве не с защитником, а с его подзащитным. Роль защитника — обеспечить соблюдение законных прав и интересов подозреваемого (обвиняемого) при заключении искомого соглашения. Именно поэтому законодатель требует в ст. 317.3 УПК составлять досудебное соглашение о сотрудничестве с участием защитника, который таковое подписывает вместе со своим подзащитным.

19. См. также комментарий к ст. ст. 5, 39, 73, 144, 157, 317.3 УПК .

Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Обязанность осуществления уголовного преследования. Комментарий к статье 21 УПК.

Статья 21 УК РФ. Невменяемость

Новая редакция Ст. 21 УК РФ

1. Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.

2. Лицу, совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные настоящим Кодексом.

Комментарий к Статье 21 УК РФ

1. По уголовному праву РФ важной предпосылкой признания физического лица субъектом преступления является его вменяемость, т.е. способность осознавать фактический характер и общественную опасность совершаемых действий и руководить ими.

2. Под невменяемостью лица понимается неспособность его во время совершения преступления осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.

3. В специальной литературе различают медицинский и юридический критерии невменяемости. Наличие у лица во время совершения преступления или после его совершения хронического психического расстройства, временного расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики выражает медицинский (биологический) критерий невменяемости. В рамках юридического (психологического) критерия невменяемости различают интеллектуальный и волевой его моменты.

3.1. Интеллектуальным признаком, указывающим на невменяемость лица во время совершения общественно опасного деяния, является неспособность лица во время или после совершения такого деяния осознавать фактический характер и общественную опасность совершенных им действий (бездействия). При такой ситуации лицо всегда признается невменяемым.

3.2. Однако возможны случаи, когда лицо при наличии медицинских признаков, указывающих на возможность невменяемости (наличие психических заболеваний клептомании, пиромании и др.), во время совершения общественно опасного деяния осознает фактический характер и общественную опасность совершаемого действия (бездействия), однако в силу нарушения у него волевой сферы, связанного с психическим расстройством, не способно руководить своими поступками. Поэтому такое лицо также признается невменяемым и не подлежит УО.

4. Под хроническими психическими расстройствами понимаются различные неизлечимые и, как правило, прогрессирующие расстройства психической деятельности человека (шизофрения, сифилис мозга, эпилепсия и др.). Под временными психическими расстройствами понимаются различной продолжительности расстройства психики человека, которые поддаются излечению либо проходят самопроизвольно. Под слабоумием имеется в виду врожденное или приобретенное ослабление психической функции мозга человека. По глубине ослабления психической функции мозга человека различают три формы слабоумия: дебильность, имбецильность и идиотию.

4.1. При слабоумии в форме дебильности лицо, как правило, способно осознавать фактический характер и общественную опасность наиболее упрощенных форм преступной деятельности (кражи, изнасилования, убийства и т.п.), поэтому такое лицо, как правило, привлекается к УО.

5. Для установления наличия медицинских и психологических признаков невменяемости лица, совершившего общественно опасное деяние, следователем или судом назначается амбулаторная или стационарная судебно-психиатрическая экспертиза, производство которой поручается комиссии врачей-психиатров, работающих в медицинских учреждениях системы Минздравсоцразвития России.

6. Лицу, совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные ст. 99 — 101. Основания и порядок применения принудительных мер медицинского характера к лицу, совершившему общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, регламентируются ст. 97 — 104.

Другой комментарий к Ст. 21 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Современная формула невменяемости предполагает совокупность медицинского и юридического критериев. Невменяемость исключает уголовную ответственность лица, совершившего общественно опасное деяние.

2. Медицинский (биологический) критерий представляет собой перечень различных отклонений в психике, к которым относятся: а) хроническое психическое расстройство, т.е. длительно протекающие, прогрессирующие заболевания (шизофрения, эпилепсия, прогрессивный паралич и т.д.); б) временное психическое расстройство, т.е. заболевания, которые в итоге заканчиваются выздоровлением (патологическое опьянение, патологический аффект, сумеречные расстройства сознания и т.д.); в) слабоумие, т.е. все психические заболевания, которые нарушают интеллектуальные функции и могут быть врожденного (олигофрения) или приобретенного характера (поскольку слабоумие может возникнуть в результате таких заболеваний, как энцефалит, менингит и др.); г) иное болезненное состояние психики — психические расстройства в виде глубоких психопатий и инфантилизма.

3. Юридический критерий невменяемости содержит в себе два элемента (признака): интеллектуальный (невозможность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и волевой (неспособность руководить ими). Для наличия юридического критерия достаточно установления одного из указанных элементов.

4. В комментируемой статье наличие медицинского и юридического критериев увязано со временем совершения общественно опасного деяния.

5. Невменяемость устанавливается судом на основании заключения комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы.

6. Согласно ч. 2 ст. 21 УК РФ судом при необходимости могут быть назначены принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного или стационарного лечения.

Статья 21. Невменяемость

1. Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.

2. Лицу, совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные настоящим Кодексом.

Комментарий к Ст. 21 УК РФ

1. Уголовный кодекс не содержит определения вменяемости. Способность субъекта преступления осознавать фактическую сторону и социальную значимость своего деяния, а также способность руководить своим поведением (в чем и состоит вменяемость) логически, с учетом определения этих понятий методом исключенного третьего, предполагаются, если отсутствуют признаки (критерии) невменяемости, исчерпывающе перечисленные в комментируемой статье.

Состояние невменяемости определяется одновременным наличием двух критериев: медицинского (биологического, психиатрического) и юридического (психологического). Первый критерий предполагает наличие у лица болезненного состояния психики. В комментируемой статье названы четыре вида такого состояния: хроническое психическое расстройство; временное психическое расстройство; слабоумие; иное болезненное состояние психики. Названные четыре категории охватывают все известные медицине болезненные расстройства психики. Для установления медицинского критерия достаточно одного из упомянутых видов психического расстройства.

Из содержания медицинского критерия следует, что неболезненные расстройства психической деятельности (например, аффект) не исключают вменяемость.

2. Юридический (психологический) критерий невменяемости означает, что вследствие болезненного состояния психики субъект не мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими; только при этом условии лицо признается невменяемым. Этот критерий носит оценочный характер, связанный с деятельностью правоприменителя. При некоторых психических заболеваниях лицо в определенных пределах может критически относиться к своим действиям, но не в состоянии руководить ими. Поэтому психологическим критерием невменяемости служит как неспособность лица осознавать значение своих действий (интеллектуальный критерий), так и невозможность руководить ими (волевой критерий). Эти признаки в комментируемой статье разделены союзом «либо», чем подчеркивается их самостоятельное значение.

3. Состояние невменяемости закон, как и прежде, связывает с фактом совершения общественно опасного деяния, поэтому определяется, оценивается на момент совершения преступления. Никто не может быть признан невменяемым вообще, вне связи с конкретным деянием. Во-первых, течение хронических психических заболеваний допускает возможность улучшения состояния (ремиссии). Во-вторых, при некоторых видах психических расстройств, например при олигофрении, лицо может осознавать фактическую сторону и общественно опасный характер одних своих действий (таких, как причинение вреда здоровью, убийство) и не осознавать общественной опасности других действий, затрагивающих более сложные общественные отношения (нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта, самоуправство и пр.).

4. При возникновении сомнений во вменяемости подозреваемого, обвиняемого или подсудимого обязательным является назначение и производство судебно-психиатрической экспертизы (ст. ст. 196, 283 УПК). Несмотря на клиническую основу состояния невменяемости, в целом данное понятие относится к числу юридических: определение состояния невменяемости относится к компетенции правоприменительных органов, а окончательно устанавливается в итоговом решении суда по делу (см. ст. 300 УПК). Не допускаются экспертные суждения и выводы по вопросам, относящимся к исключительной компетенции органа (лица), ведущего производство по делу.

В п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 07.04.2011 N 6 отмечено, что вопросы, связанные с психическим состоянием лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, подлежат тщательному исследованию и оценке судом.

5. Лицо, совершившее общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, не подлежит уголовной ответственности, поскольку не является субъектом преступления. Такому лицу в соответствии с ч. 2 комментируемой статьи могут быть назначены ПММХ, предусмотренные уголовным законом. О ПММХ см. коммент. к ст. ст. 97 — 103.

6. В соответствии с ч. 1 ст. 81 УК лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, освобождается от наказания, но не от уголовной ответственности. Такое лицо, как предусмотрено ч. 4 ст. 81 УК, в случае выздоровления может подлежать уголовной ответственности и наказанию, если не истекли сроки давности, предусмотренные ст. ст. 78 и 83 УК .
———————————
БВС РФ. 2007. N 10.

Статья 21 УК РФ. Невменяемость

1. Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.

2. Лицу, совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные настоящим Кодексом.

Комментарии к ст. 21 УК РФ

1. Достижение лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность, по общему правилу означает, что это лицо способно осознавать общественную опасность своих действий и руководить ими. Наличие таких способностей именуется вменяемостью, которая является обязательным признаком субъекта преступления. Однако названные психические способности человека могут быть полностью нарушены или существенно снижены расстройством здоровья или врожденными дефектами психики. В связи с этим возникает вопрос о состоянии невменяемости, признаки которой указаны в комментируемой статье.

2. В науке и юридической практике принято выделять два критерия невменяемости: медицинский и психологический (его называют также юридическим). Первый из них означает наличие одного из следующих патологических состояний психики лица: хроническое психическое расстройство, временное психическое расстройство, слабоумие либо иное болезненное состояние психики. Каждое из этих состояний характеризуется определенным психическим заболеванием, имеющим свои симптомы, название, и диагностируется врачами-психиатрами в ходе экспертизы, проводимой по постановлению следователя, дознавателя или суда (например, шизофрения, эпилепсия, маниакально-депрессивный психоз).

Второй критерий невменяемости — психологический, означает неспособность лица понимать социальный смысл своих действий (бездействия), предвидеть вредные последствия, т.е. осознавать общественную опасность, своего поведения. Этот критерий включает два признака: интеллектуальный и волевой. Интеллектуальный характеризует сознание, волевой — способность лица руководить своими действиями.

3. Сознание и воля как свойства нормальной психики неотделимы друг от друга и, как правило, нарушаются одновременно. Однако существуют заболевания, при которых поражается только волевая сфера или только интеллектуальная или даже отдельные элементы интеллектуальной и волевой деятельности. Психическое заболевание может вызвать расстройство восприятия, которое проявляется в повышенной либо в пониженной восприимчивости к внешним раздражителям, в искажении величины или формы воспринимаемых предметов, пространства в целом. Лицо, например, «видит» в руках другого человека оружие, которого в действительности нет. Болезнь может проявиться в эмоциональном (аффективном) расстройстве, способном вызвать крайнюю раздражительность, вспыльчивость либо в расстройстве мышления, проявляющемся в утрате способности разделять главное и второстепенное, соотносить свои поступки с моральными и правовыми ценностями, в появлении навязчивых состояний и т.п.

Интеллектуальный критерий невменяемости характеризуется неправильным представлением о явлениях действительности, которое способно спровоцировать агрессивное поведение. Например, галлюцинация у психически больного человека может толкнуть его на насильственные действия в отношении другого лица, которое в силу искажений восприятия принято за преступника.

Поражение волевой сферы может быть связано с нарушением способности принимать решение, подавлять желание либо выбирать способ реализации потребности. Это может привести к таким расстройствам, как непреодолимое стремление к поджогам (пиромания), бессмысленное воровство без проявления корыстных устремлений (клептомания), резкое усиление полового влечения (гиперсексуальность). При поражении волевой сферы лицо может осознавать, что совершает общественно опасное деяние, однако быть неспособным противостоять этому. Так, больной, страдающий пироманией, понимает, что поджог чужого имущества может причинить материальный ущерб и даже повлечь человеческие жертвы, но не в силах удержаться от желания видеть горящие предметы.

Законодатель, формулируя понятие невменяемости и отражая интеллектуальный и волевой признаки психологического критерия, разделил их союзом «или». Это означает, что при наличии медицинского критерия достаточно одного из них, чтобы признать лицо невменяемым. Таким образом, психологический критерий действителен лишь в сочетании с медицинским, причинно обусловлен им. Всякая иная причина поражения волевых или интеллектуальных способностей, например вследствие алкогольного или наркотического опьянения, не порождает состояния невменяемости. И наоборот, наличие психического заболевания либо временного расстройства психической деятельности еще не свидетельствуют о наличии признаков невменяемости, поэтому довольно распространенное в обиходе представление о том, что психически больной человек ни за что не отвечает, ошибочно.

4. Состояние невменяемости устанавливается не на какой-то период времени, а лишь применительно к конкретным действиям, признаки которых содержатся в статье (или нескольких статьях) Особенной части УК. Отсюда следует важный вывод: признание лица невменяемым распространяется лишь на те деяния, которые уже совершены, и не имеет силы относительно действий, которые могут быть лицом совершены в будущем. В случае совершения новых общественно опасных деяний, необходимо назначение новой экспертизы и принятие самостоятельного (отдельного) решения о признании или непризнании лица невменяемым в отношении конкретных инкриминируемых деяний. Следует отметить, что в практике встречаются случаи, когда одно и то же лицо в отношении одних общественно опасных действий признается невменяемым, а в отношении других, совершенных спустя не очень продолжительный промежуток времени, — вменяемым.

Состояние невменяемости свидетельствует об отсутствии одного из признаков состава преступления, относящихся к субъекту преступления. В связи с этим общественно опасное деяние, совершенное лицом, не способным вследствие болезненного состояния осознавать фактический характер своих действий или руководить им, нельзя рассматривать как преступление, и к такому лицу не может применяться наказание. Согласно ч. 2 ст. 21 УК лицу, совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, судом могут быть назначены не являющиеся уголовным наказанием принудительные меры медицинского характера, которые предусмотрены гл. 15 УК.

Статья 21. Обязанность осуществления уголовного преследования

СТ 21 УПК РФ

1. Уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют прокурор, а также следователь и дознаватель.

2. В каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные настоящим Кодексом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления.

3. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель в случаях, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса, уполномочены осуществлять уголовное преследование по уголовным делам независимо от волеизъявления потерпевшего.

4. Требования, поручения и запросы прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя, предъявленные в пределах их полномочий, установленных настоящим Кодексом, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами.

5. Прокурор вправе после возбуждения уголовного дела заключить с подозреваемым или обвиняемым досудебное соглашение о сотрудничестве.

Комментарий к Статье 21 Уголовно-процессуального кодекса

1. Положения комментируемой статьи свидетельствуют о публичности уголовного преследования при производстве по уголовным делам. Публичность уголовного преследования свидетельствует об обязанности государства в пределах своей компетенции в лице прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания — начальника органа дознания, начальника подразделения органа дознания, дознавателя, осуществлять уголовно-процессуальную деятельность по реализации данной функции. Кроме того, публичный характер уголовного преследования возникает в связи с совершением общественно опасных деяний и характеризует особенности механизма осуществления судопроизводства по данным категориям уголовных дел, в рамках которого уголовное преследование лица, предполагаемого виновного в совершении такого деяния, его привлечение к уголовной ответственности и возложение на него мер уголовно-правового воздействия принимает на себя государство в лице специально уполномоченных органов. Поэтому и уголовное преследование по делам публичного и частно-публичного характера осуществляется от имени государства.

2. Осуществляя уголовное преследование по делам частно-публичного и публичного обвинения, государство, кроме того, гарантирует эффективную защиту прав и свобод человека в качестве высшей ценности, в связи с реализацией целей уголовного судопроизводства.

3. Осуществление уголовного преследования по уголовным делам является обязанностью соответствующих государственных органов и должностных лиц. Во исполнение данной обязанности в УПК РФ установлен определенный порядок уголовного судопроизводства, который и регламентирует соответствующую процедуру уголовного преследования. Данная процедура распространяется как на досудебную, так и судебную часть уголовного судопроизводства. Кроме того, для реализации данной обязанности государства в отношении тех участников уголовного судопроизводства, которые осуществляют данную деятельность, в УПК РФ предусмотрены соответствующие полномочия. Речь в данном случае идет о полномочиях прокурора, следователя, дознавателя, предусмотренных ст. ст. 37, 38 и 41 УПК РФ. (Более подробно см. комментарий к ст. ст. 37, 38 и 41 настоящего Кодекса.) Характер этих полномочий по своему содержанию — властный, обязательный для реализации другими участниками правоотношений. Действующее законодательство не предусматривает какого-либо вида юридической ответственности за невыполнение либо ненадлежащее выполнение требований следователя, дознавателя в части выполнений поручений, запросов, осуществляемых при уголовном преследовании. Исключением является административное законодательство России, которое предусматривает административную ответственность в отношении лиц, которые умышленно не выполняют требований прокурора, вытекающих из его полномочий, предусмотренных ч. 4 комментируемой статьи (ст. 17.7 КоАП РФ).

4. Начало осуществления уголовного преследования по делам публичного обвинения осуществляется по правилам статьи 144 УПК РФ, в соответствии с которой принимаются, проверяются сообщения о любом совершенном или готовящемся преступлении. При этом на основе оценки совокупности полученных доказательств орган дознания — начальник органа дознания, начальник подразделения дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа в пределах своей компетенции принимают по данным сообщениям соответствующие процессуальные решения, которые должны быть законными, обоснованными и мотивированными (ст. ст. 7 и 17 УПК РФ).

Статья 21 УПК РФ. Обязанность осуществления уголовного преследования (действующая редакция)

1. Уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют прокурор, а также следователь и дознаватель.

2. В каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные настоящим Кодексом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления.

3. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель в случаях, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса, уполномочены осуществлять уголовное преследование по уголовным делам независимо от волеизъявления потерпевшего.

4. Требования, поручения и запросы прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя, предъявленные в пределах их полномочий, установленных настоящим Кодексом, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами.

5. Прокурор вправе после возбуждения уголовного дела заключить с подозреваемым или обвиняемым досудебное соглашение о сотрудничестве.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 21 УПК РФ

1. В данной статье получил закрепление принцип публичности (официальности), понимаемый как обязанность органов и должностных лиц органов уголовного преследования осуществлять уголовно-процессуальную деятельность независимо от волеизъявления участников процесса, имеющих в деле законный интерес, в том числе потерпевшего (за исключением дел частного и частно-публичного обвинения, предусмотренных ст. 20), с целью установления события преступления и изобличения лица (лиц), виновных в его совершении. В отличие от УПК РСФСР (ст. 3) данный принцип более не включает требование неотвратимости наказания за каждое преступление, учитывая многочисленные возможности отказа в возбуждении уголовных дел и прекращения уголовного преследования (см. об этом ком. к главе 4).

2. Конституционный Суд указал, что, «возлагая на суд в уголовном процессе исключительно задачу осуществления правосудия, Конституция РФ не относит к его компетенции уголовное преследование, посредством которого реализуются закрепленные, в частности, за исполнительной властью конституционные полномочия по охране общественного порядка и борьбе с преступностью. Вместе с тем суд вправе осуществлять по делам публичного обвинения судебный контроль за законностью и обоснованностью возбуждения уголовного дела, отказа в его возбуждении или прекращения дела, который реализуется лишь путем рассмотрения в судебном заседании материалов, представленных ему органами государственного обвинения, в том числе по жалобам заинтересованных лиц, чьи конституционные права этими актами были нарушены». В случаях, когда суд в процессе рассмотрения уголовного дела приходит к выводу о наличии фактических данных, свидетельствующих о признаках преступления, он должен, воздерживаясь от утверждений о достаточности оснований подозревать конкретное лицо в совершении этого преступления и от формулирования обвинения, направлять соответствующие материалы для проверки поводов и оснований к возбуждению уголовного дела в органы, осуществляющие уголовное преследование, которые обязаны в этих случаях немедленно реагировать на факты и обстоятельства, установленные судом, и принимать необходимые меры. Так же должен поступить суд и в случае поступления к нему заявления о привлечении лица к уголовной ответственности за совершение преступления, производство по которому должно осуществляться в форме публичного или частно-публичного обвинения.

3. О досудебном соглашении о сотрудничестве см. ком. к ст. 317.1.

Статья 21 УК РФ. Невменяемость (действующая редакция)

1. Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.

2. Лицу, совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные настоящим Кодексом.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 21 УК РФ

1. При невменяемости устраняется субъект преступления, а следовательно, и основания уголовной ответственности. Невменяемый не может совершить преступление и быть признанным в нем виновным. К такому лицу в соответствии с ч. 2 комментируемой статьи могут быть применены меры медицинского характера, не являющиеся уголовным наказанием.

2. Невменяемость характеризуется двумя критериями:

1) юридическим (психологическим);

2) медицинским (биологическим).

Юридический (психологический) критерий невменяемости заключается в невозможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

Медицинский (биологический) критерий выражен в болезненных состояниях психики (хроническое психическое расстройство, временное психическое расстройство, слабоумие, иное болезненное состояние психики).

3. Юридический (психологический) критерий включает интеллектуальный и волевой моменты.

Интеллектуальный момент характеризует возможность осознания фактического характера и общественной опасности деяния. Он показывает степень адекватности (неадекватности) отражения в сознании совершаемого деяния и его социального значения.

Волевой критерий отражает возможность направлять свое поведение в соответствии с имеющимися представлениями.

Неадекватное отражение действительности при расстройстве интеллектуальной сферы сознания исключает и возможность руководить своими действиями. Вместе с тем интеллектуальная и волевая сферы относительно независимы. Поэтому адекватное отражение действительности не исключает дефектов волеизъявления. Подобные случаи отмечаются, например, при наркотических и алкогольных психозах.

4. Невменяемость констатируется только при наличии обоих критериев, как юридического, так и медицинского. По отдельности они не характеризуют состояния невменяемости.

Если лицо, совершившее общественно опасное деяние, не осознает фактического характера и общественной опасности своих действий (бездействия), но не вследствие болезненного состояния психики, а по другим причинам — недостатка опыта, знаний, насильственного воздействия и т.п., то оно может быть признано невиновным, но не невменяемым.

Также и, наоборот, наличие болезненного состояния психики не означает отсутствия способности осознавать фактический характер и общественную опасность совершенного деяния, поскольку деяния различны по характеру и не всегда требуют умственных усилий, а протекание болезни неравномерно и необязательно вызывает неадекватность восприятия и оценки происходящих событий.

5. В комментируемой статье дается сложное (альтернативное) описание каждого из критериев. Так, юридический (психологический) критерий предполагает отсутствие возможности осознания или фактического характера совершаемого деяния, или его общественной опасности. Как правило, осознание фактического характера совершаемых действий означает понимание и их общественной опасности.

Однако возможно и рассогласование, когда осознание фактического характера совершаемого деяния не сопровождается пониманием его общественной опасности, что в особенности характерно для болезненной психики. Это предопределено тем, что для осознания фактического характера деяния и его общественной опасности необходимы разные уровни знания, требующие разной способности к усвоению информации.

Осознание фактического характера совершаемого деяния предполагает понимание внешней, поверхностной стороны поступка, понимание того, что делает лицо в утилитарно-бытовом смысле, например наносит удар, разрушает или перемещает имущество. Осознание общественной опасности деяния предполагает оценку его внутреннего содержания с точки зрения влияния на общественные отношения. Оно предполагает выяснение, почему наносится удар, в каких целях и т.п.

6. Несколько альтернатив включает и медицинский (биологический) критерий:

1) хроническое психическое расстройство в отличие от иных психических расстройств характеризуется длительностью протекания, прогрессивным развитием, трудноизлечимостью или неизлечимостью вообще. К числу таких болезней относятся: эпилепсия, шизофрения, прогрессивный паралич и др.;

2) временное психическое расстройство заканчивается выздоровлением. К таким расстройствам относятся главным образом различные психозы (алкогольные, реактивные, соматические: белая горячка, алкогольный галлюциноз, наркотическая абстиненция);

3) слабоумие характеризуется стойким снижением мышления, памяти и критичности. Различают три степени слабоумия: дебильность, имбецильность и идиотия. Слабоумие может быть как врожденным, так и приобретенным;

4) иное болезненное психическое расстройство характеризуется теми или иными психическими нарушениями: психопатии, психический инфантилизм, некоторые случаи глухонемоты и др.

7. Любое болезненное состояние психики, в силу которого лицо не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, исключает уголовную ответственность.

8. Судебная практика основывается на презумпции вменяемости лица, совершившего преступление. При сомнении во вменяемости проводится судебно-психиатрическая экспертиза. Поводом к ее проведению практика признает наличие у лица в прошлом психических заболеваний, тяжелых травм головы, потери памяти, проявления крайней жестокости, садизма и т.п. Вместе с тем следует иметь в виду, что понятие невменяемости является юридическим, а не медицинским. Соответственно, вывод о наличии невменяемости делает суд, а не судебный психиатр.

9. Понятие невменяемости применимо только к общественно опасным деяниям, характеристика которых дается в уголовном законе. Поэтому неправомерно называть невменяемым психически больного человека, не совершившего общественно опасное деяние.