Аудиозапись гражданский процесс

Содержание:

Аудиозапись судебного заседания в гражданском процессе станет обязательной с 1 сентября

С 1 сентября 2019 года вводится обязательное аудиопротоколирование судебного заседания в гражданском процессе в судах первой и апелляционной инстанции; участвующие в деле лица и их представители будут вправе знакомиться с аудиозаписью и подавать на нее замечания (Федеральный закон от 29 июля 2018 г. № 265-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»).

Также внесены поправки в Арбитражный процессуальный кодекс, Гражданский процессуальный кодекс и Кодекс административного судопроизводства, согласно которым основным способом формирования состава суда станет использование автоматизированной информационной системы. Иной порядок формирования суда допускается только в случае невозможности функционирования в суде автоматизированной информационной системы. Про аналогичные изменения в Уголовно-процессуальный кодекс мы писали ранее.

Кроме того, в КАС РФ и ГПК РФ закреплен процессуальный статус помощника судьи (по аналогии с АПК РФ), а также предусмотрена возможность перехода из предварительного судебного заседания в основное судебное заседание в случае отсутствия препятствующих этому обстоятельств.

Аудиозапись судебного заседания

Подборка наиболее важных документов по запросу Аудиозапись судебного заседания (нормативно-правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Нормативные акты: Аудиозапись судебного заседания

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Аудиозапись судебного заседания

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Формы документов: Аудиозапись судебного заседания

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

2. Аудио- и видеозаписи как доказательства в гражданском процессе (особенности представления, исследования и оценки, отличие от письменных и вещественных доказательств).

Аудио- и видеозапись — это вновь введенное средство доказывания в гражданский процесс. Однако это не означает, что ранее в гражданском процессе не исследовались аудио- и видеозаписи. Такие доказательства также существовали, но относились они к вещественным доказательствам.

1. Анализируемая статья посвящена новому виду доказательств, а именно: а) аудиозаписи. Они могут быть выполнены на магнитной ленте, на CD-диске, на ином звуконосителе (в т.ч. и на жестком диске персонального компьютера); б) видеозаписи. Они могут быть выполнены на видеопленках, на дисках, дискетах и т.п. носителях.

В практике возник вопрос: признается ли доказательством запись на кинопленке, кинохроникальная запись? Увы, но в ст. 77 — налицо пробел: она игнорирует случаи, когда запись звука и кадров производится и на кинопленке.

а) перечень носителей аудио- и (или) видеозаписи закон оставляет открытым (в последующем могут возникнуть и иные виды носителей). б) любое лицо, участвующее в деле вправе:

? передать данный вид доказательств;

? ходатайствовать (в соответствии со ст. 57) перед судом об истребовании аудио- и (или) видеозаписи; в) это лицо обязано указать когда, кем и в каких условиях (ночью, днем, в тумане, при грохоте авиадвигателей и т.п.) запись осуществлялась.

Статья 78.Хранение и возврат носителей аудио- и видеозаписей

1. Согласно ст. 78 по общему правилу:

а) носители аудио- и видеозаписей хранятся в суде (в помещении суда); б) суд должен обеспечить меры к их сохранности и неприкосновенности (т.е. запись должна быть сохранена в неизменном виде). Никакой монтаж, никакая редакция, усиления, подсветка и т.п. манипуляции с записями недопустимы; в) записи не возвращаются лицам, представившим их, даже после вступления решения в законную силу. 2. Лишь в исключительных случаях аудио- и видеозаписи могут быть возвращены лицам, от которых они получены. Условиями такого возвращения являются:

а) вступление решения в законную силу;

б) ходатайство лица о возвращении ему записи. Последний вправе заявлять ходатайство об изготовлении (за его счет) ему по ней записей и выдаче этих записей;

в) мотивированное определение суда о возвращении записей. По вопросу о возврате (либо об отказе в возврате) записей определение выносится после вступления решения в силу. Это решение может быть обжаловано в соответствии со ст. 331-333, 371, 372 ГПК.

Разрешена ли аудиозапись в гражданском процессе?

Аудиозапись порой просто необходима. Советую вам применять ее в любых сомнительных разговорах с банковскими работниками или коллекторами, если есть возможность, то и видео тоже. А как же насчет гражданского процесса? Вот пришли вы в суд, и возможно не уверены в своих правах и все для вас ново и все настораживает. Аудиозапись в гражданском процессе разрешена. У вас есть на это полное право. Оно закреплено в Гражданском Процессуальном Кодексе РФ, а именно в пункте 7 статьи 10, которая гласит: «Лица, участвующие в деле, и граждане, присутствующие в открытом судебном заседании, имеют право в письменной форме, а также с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход судебного разбирательства. Фотосъемка, видеозапись, трансляция судебного заседания по радио и телевидению допускаются с разрешения суда.» Так что смело можете ставить на ваш стол диктофон и включать его. Если хотите, можете уведомить суд о производстве аудиозаписи заседания, и сразу же сошлитесь на данный пункт и данную статью. «Ходят слухи», что есть некоторые судьи, которые не разрешают этого делать. Насколько эти слухи верны сложно сказать, читайте то, что написано в Законе, ведь их судьи в первую очередь и обязаны выполнять, показывая остальным пример. Не верьте слухам, проверяйте сами.

Всегда помните общее правило, что судебные разбирательства в России являются открытыми, туда может прийти любой гражданин страны, конечно, есть исключения для некоторых категорий дел. Помните, что освоить аудиозапись разговоров на диктофон или телефон вам лучше сразу как только вы вышли на просрочку. Если момент неоплаты затянется, то вам обязательно начнут звонить, так что привыкайте и сами отвечать за слова и других осаждать тем, что ведется запись телефонного разговора. Одного этого упоминания порой хватает. Не изменяйте этой привычке и в суде, аудиозапись позволит вам в дальнейшем пережить снова и снова веселый или не очень веселый гражданский судебный процесс с банком. Искренне надеюсь, что когда вы будете через несколько лет прослушивать запись, ничего кроме улыбки на вашем лице не будет.

С практической точки зрения запись судебного заседания и подготовки к нему может помочь вам в дальнейшем составить более ясную и грамотную позицию в апелляции, понять свои ошибки при изложении тех или иных доказательств. Не стоит отдавать этот важный материал, который поможет вам разительно увеличить свои знания в правовом поле. Истец будет называть статьи, судья будет упоминать их, могут быть названы Постановления Пленума Верховного Суда РФ, Положения Центрального Банка и прочие не менее интересные и важные для ознакомления акты. Не веди вы аудиозапись, вы никогда не запомните их номеров, дат, названий, а так вы всегда сможете вернуться к истоку и найти то, что вам необходимо. Кроме того, в качестве опыта, ваша запись может помочь в дальнейшем и вашим родственникам и друзьям, ведь кредитов выдается все больше и больше, да и количество неплательщиков все растет и растет. Реализуйте свои права, только так вы их будете знать, а не вспоминать, где они написаны. Практика — великий учитель. Есть возможность реализовать право — реализуйте смело!. Не отказывайтесь от потенциальных знаний, лишними они не будут, за этот процесс вы уже заплатили банку и еще заплатите по исполнительному производству, скорее всего, так что наслаждайтесь моментом, не позволяя никому тратить вашу внутреннюю суть и энергию на всякие мелочи. Чем больше вы знаете, тем труднее с вами справиться.

6 комментариев к записи “Разрешена ли аудиозапись в гражданском процессе?”

г.Севастополь. Дело о наследстве ,слушается в Киевском районном суде г. Симферополя. Судья категорически стоит на стороне ответчика. Последнее заседание провела с третьей стороной-нотариуса,на заседании не было представителей со сторон ответчика и истца так как мы не были официально уведомлены.Но не смотря на это судья провела заседание. На сайте суда информацию о проведение заседания выложили после моей жалобы.В связи с выше изложенным заявила судье отвод.

г.Севастополь. Дело о наследстве ,слушается в Киевском районном суде г. Симферополя. Судья категорически стоит на стороне ответчика. Последнее заседание провела с третьей стороной-нотариуса,на заседании не было представителей со сторон ответчика и истца так как мы не были официально уведомлены.Но не смотря на это судья провела заседание.

Недавно на одном судебном заседании по иску против банка, судья на подготовке заметила, что я произвожу запись и, немного удивившись, спросила: «На каком основании вы производите аудиозапись?». На что был дан ответ, что на основании пункта 7 статьи 10 ГПК РФ. После, последовал вопрос: «Зачем я это делаю?». На что я ответил, что очень часто, в протоколах судебного заседания отсутствуют важные моменты. Дабы такого не происходило, я произвожу запись. Меня предупредили об ответственности, если я выложу запись в интернет. Времени у меня не было, и я не стал выяснять, какая и за что может наступить ответственность, если я выложу эту запись в интернет, ведь судебное является открытым. На статьи законов, судья, увы, не сослалась. Ведение аудиозаписи, сразу ставит любому человеку некоторые рамки в поведении, и судьи здесь не исключение.

я вот не решился записать судебное заседание,а зря! хамство судьи,предвзятость не имело границ!всегда и всё надо записывать!потом пригодится.

К сожалению в нашей судебной системе именно так. Как вы понимаете теперь, все нужно и записывать и фиксировать. Все, что не зафиксировано, считается не доказанным, более того, о моменте, который вы не смогли зафиксировать, в дальнейшем можно забыть. Именно запись и фиксация чего-либо позволяет в дальнейшем ссылаться и оспаривать что-то, подтверждая доказательством, а ни просто говорить «пустыми словами», которые, как правило, будут восприняты в качестве субъективного мнения зависимой от решения стороны.

На суде производил аудио видео запись. Судью в известность не ставил. Запись производил со смартфона с трансляцией в интернет через программу Перископ.

Аудио- и видеозаписи как средства доказывания в гражданском процессе

студентка 4 курса ФГБОУ ВО

«Российский государственный университет правосудия»

В Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации[1] (далее – ГПК РФ) об аудио- и видеозаписях говорится в разных правовых контекстах, в данной статье они будут рассмотрены как судебные доказательства фактов, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, входящих в предмет доказывания (ст.ст. 55, 77 ГПК РФ), т.е. как записи, сделанные вне судебного заседания и содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела.

Понятия аудио- и видеозаписей в законодательстве не содержатся, поэтому в научной литературе существуют различные их определения. Аудиозапись – материальный носитель, содержащий звуковую информацию, зафиксированную любым способом звукозаписи. Видеозапись – материальный носитель, имеющий изобразительную и звуковую информацию, зафиксированную любым способом видеозаписи[2]. Данные определения представляются, однако, не совсем правильными. Материальными носителями являются не сами записи, а объекты материального мира, в которых сведения (данные записи) находят свое отражение в виде символов, образов, сигналов, технических решений и процессов, т.е. объекты, посредством которых данные доказательства фиксируютсяи предоставляются в суд. Например: кассеты, CD и DVD диски, флеш-накопители, мобильные телефоны, диктофоны и иные технические средства. В поддержку данной позиции можно привести определение, данное в ранее действующем Государственном стандарте РФ ГОСТ Р 51141-98 «Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения»[3]: «Носитель документированной информации – материальный объект, используемый для закрепления и хранения на нем речевой, звуковой или изобразительной информации, в том числе в преобразованном виде».

Согласно тому же ГОСТу, аудиозаписи подпадают под определение фонодокумента, т.е. документа, содержащего звуковую информацию, зафиксированную любой системой звукозаписи, а видеозаписи — под определение аудиовизуального документа, т.е. содержащего изобразительную и звуковую информацию.

В ст. 77 ГПК РФ содержится основное требование предоставления или истребования аудио- и видеозаписей как доказательств. Оно заключается в том, что лицо, ходатайствующее об истребовании таких записей, обязано указать когда, кем и в каких условиях они осуществлялись.

В судебной практике несоблюдение положений ст. 77 ГПК РФ часто является основанием признания представленных аудио- и видеозаписей недопустимыми и неотносимыми доказательствами. Например, в Определении Верховного Суда РФ от 29.11.2003[4] указано, что представленные заявителем видеозаписи в подтверждение заявленных требований обоснованно не положены судом предыдущей инстанции в основу решения, поскольку не отвечают требованиям ст. 77 ГПК РФ — нет достоверных данных, когда, кем и при каких условиях осуществлялись записи. В Апелляционном определении Верховного суда Республики Татарстан от 10.09.2015[5], судебная коллегия указала: «Доводы апелляционной жалобы относительно того, что представленная истцом аудиозапись с мобильного телефона, не может быть признана относимым и допустимым доказательством по делу, заслуживают внимания, так как указанная аудиозапись не отвечает требованиям статьи 77 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку не содержит информации, из которой можно было бы установить время, место и условия, при которых осуществлялась запись, сведения о выполнявшем еелице и принадлежности голосов. Доказательств ведения аудиозаписи с соблюдением положений статей 23, 24 Конституции Российской Федерации суду представлено также не было».

Из всего вышесказанного видно, что требование ст. 77 ГПК РФ связано с проблемой законности получения аудио- и видеозаписей как доказательств и соответственно с возможностью их использования для установления обстоятельств гражданских дел и обоснования выводов суда. Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда (ч. 2 ст. 55 ГПК РФ). Определенное теоретическое и практическое значение имеет вопрос о допустимости использования в гражданском и арбитражном процессе аудио- и видеозаписей в качестве средства установления фактических обстоятельств дела.

Исходя из норм ГПК РФ, в судебном заседании может быть исследована любая аудио- или видеозапись, если она была произведена без нарушения действующего законодательства. Однако в научном сообществе часто поднимается вопрос о том, нарушает ли получение и предоставление для ознакомления аудио- и видеозаписей право на неприкосновенность частной жизни лица. Суды часто допускают ошибки, расценивая аудио- и видеозаписи, полученные с нарушением неприкосновенность частной жизни. Например, в Определении Верховного Суда РФ от 14.04.2015 № 33-КГ15-6[6] Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации указала на ошибку, допущенную судом апелляционной инстанции: «Ссылка суда апелляционной инстанции на нарушение законодательства, запрещающего получать сведения о частной жизни, личной и семейной тайне гражданина без его согласия, является неправильной, поскольку ответчиком была получена информация, касающаяся договорных отношений между ним и ответчиком, а потому не был нарушен запрет на получение сведений о частной жизни, установленный пунктом 8 статьи 9 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и защите информации»[7].

В ч. 1 ст. 152.2 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ)[8]: «Если иное прямо не предусмотрено законом, не допускаются без согласия гражданина сбор, хранение, распространение и использование любой информации о его частной жизни, (…). Не являются нарушением правил, установленных абзацем первым настоящего пункта, сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле». В связи с этим аудио- и видеозаписи не могут быть признаны судом нарушающими право на неприкосновенность частной жизни лица, если:

1. Они были получены с согласия лица:

Поскольку по своей правовой природе такое согласие представляет одностороннюю сделку и может быть дано лицом в устной либо письменной формах, а также посредством совершения каких-либо действий, явно свидетельствующих о воле лица на дальнейшее использование данной записи, под получение записей «с согласия лица» также следует подвести случай раскрытиясведений о частной жизни самим гражданином или по его воле.

2. Без согласия лица:

А) получены в государственных, общественных или иных публичных интересах;

Б) получены при условии, что информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной.

Предлагается в качестве подобного основания также предложить положение п. 2 ч. 1 ст. 152.1 ГК РФ ввиду однородности и тесной связи объектов (нематериальными благами являются как частная жизнь, так и изображение гражданина);

Г) информация получена при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), при условии, что информация о частной жизни лица не является основным объектом записи.

Аудио- и видеозаписи являются весьма специфическим средством доказывания[9]. Необходимо также учитывать, что в процессе аудио- или видеозаписи не исключено случайное или умышленное искажение отображаемых событий, вплоть до полной их фальсификации[10]. Умышленное искажение фактов также может иметь место в случаях, подобных ситуации по гражданскому делу, рассмотренному судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда. В суде была исследована фонограмма, представленная истцом, впроцессе оценки которой суд пришел к выводу, что в действиях истца имеет место злоупотребление правом, поскольку истец сначала своими неправомерными действиями спровоцировал возникновение конфликта, затем, предварительно подготовившись и предполагая ответную реакцию ответчицы, записал содержание конфликта, а впоследствии стал ссылаться на обстоятельства этого конфликта как на доказательство нарушения его личных неимущественных прав и как на основание взыскания в его пользу компенсации морального вреда[11].

В связи с этим интерес представляет работа американского ученого Стива Каина «Звукозаписи в качестве доказательств в судебных разбирательствах» (Sound recordings as evidence in court proceedings)[12], в которой он указывает на правила, которые должны быть соблюдены относительно записей и их материальных носителей, для признания таковыми допустимыми:

1. Записывающее устройство должно быть в исправном состоянии.

2. Оператор устройства должен быть компетентен в использовании устройства.

3. Записи должны быть подлинными и соответствующими действительности.

4. Не допускается любая модификация записи: внесение изменений, добавлений или удаление фрагментов записи.

5. Запись должна быть сохранена в том качестве, в котором была предоставлена суду.

6. Участники должны быть идентифицированы.

7. Информация на записи должна быть получена в условиях добровольности, добросовестности и без принуждения.

Данные правила могут послужить критериями допустимости аудио- и видеозаписей как доказательств в гражданском процессе.

М.К. Треушников полагал, что средство доказывания как процессуальная форма содержит в себе, помимо источника судебного доказательства, способ доведения информации до суда[13]. Почти все ученые-процессуалисты отмечают специфические особенности носителя аудио- и видеодокумента, которые предполагают и специфические способы их воспроизведения, т.е. если документ на обычном носителе может быть воспринят обычным способом, то технический носитель информации во многих случаях требует расшифровки. В связи с этим для выяснения содержащихся в аудио- или видеозаписях сведений в законодательстве предусмотрена возможность суда привлечь специалиста или назначить экспертизу. Исследование судом записи производится в установленном законом процессуальном порядке: аудиозаписи — путем их прослушивания, видеозаписи — просмотра (ст. 185 и 182 ГПК РФ).

Воспроизведение записей осуществляется в зале заседания или ином специально оборудованном для этой цели помещении. После прослушивания или просмотра записей стороны и другие лица, участвующие в деле, дают объяснения суду относительно их содержания. При исследовании записей их воспроизведение может быть повторено в какой-либо части либо полностью. Также в ч. 1 ст. 188 ГПК РФ, озаглавленной «Консультация специалиста», сказано, что в необходимых случаях при воспроизведении аудио- или видеозаписи суду разрешается «привлекать специалистов для получения консультаций, пояснений и оказания непосредственной технической помощи…». В протоколе судебного заседания должны быть отражены сведения о прослушивании (просмотре) аудио- и видеозаписей с указанием признаков воспроизводящих записи технических средств, признаков носителей записей, а также время начала и окончания воспроизведения.

Из всего вышесказанного хотелось бы сделать вывод, что аудио- и видеозаписи как средства доказывания в гражданском процессе приобретают все большее значение ввиду быстрого развития технологий сегодняшнего информационного общества. Отсутствие законодательно закрепленного и научно более верного определения понятия, детализированной и четкой регламентации порядка предоставления, оценки и исследования аудио- и видеозаписей с учетом их особенностей является значительным пробелом в гражданско-процессуальном законодательстве, предложения к совершенствованию которого в данном направлении, в том числе с учетом зарубежной практики, были сделаны.

[1] Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 03.07.2016) // Российская газета. 2002. 20.11. № 220.

[2] См.: Гражданский процесс: Учебник (5-е издание, переработанное и дополненное) / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Статут, 2014. СПС «КонсультантПлюс».

[3] Государственный стандарт РФ ГОСТ Р 51141-98 «Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения» (утв. Постановлением Госстандарта РФ от 27 февраля 1998 г. № 28) (отменен) // М.: ИПК Издательство стандартов, 1998.

[4] Определение Верховного Суда РФ от 29.11.2003 № 49-Г03-139 // СПС «КонсультантПлюс».

[5] Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 10.09.2015 по делу N 33-13454/2015 // СПС «КонсультантПлюс».

[6] Определение Верховного Суда РФ от 14.04.2015 № 33-КГ15-6 // СПС «КонсультантПлюс».

[7] Федеральный закон от 27.07.2006 № 149-ФЗ (ред. от 06.07.2016) «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» // Российская газета. 2006. 29.07. № 165.

[8] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 03.07.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 02.10.2016) // Российская газета. 1994. 08.12. № 238-239.

[9] См.: Боннер А.Т. Аудио- и видеозаписи как доказательство в гражданском и арбитражном процессе // Законодательство. 2008. № 3.

[10] См.: Галяшина Е.И., Галяшин В.Н. Фонограммы как доказательства по гражданским делам // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. № 1.

[11] Апелляционное определение Московского городского суда от 26.02.2013 по делу № 11-4027 // СПС «КонсультантПлюс».

[12] Sound recordings as evidence in court proceedings, by Steve Cain // Prosecutor Magazine, September-October 1995 //URL: http://www.forensictapeexpert.com/published/sound_recordings.htm (датаобращения — 25.10.2016).

[13] См.: Гражданский процесс: Учебник (5-е издание, переработанное и дополненное) / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Статут, 2014. СПС «КонсультантПлюс».

Является ли скрытая аудиозапись доказательством в суде: судебная практика РФ

Начиная с прошлого года (сразу после подписания соответствующего ФЗ за № 114 от 26.04.2016) фотоматериалы, а также аудио- и видеозаписи являются полноценными доказательствами в судах, рассматривающих административные дела. В гражданских процессах вопрос о доказательном признании вышеперечисленных материалов по-прежнему отдается на усмотрение судей (согласно ст 55, 59 и 60 ГПК). Поэтому существующая на данный момент судебная практика весьма и весьма противоречива.

Аудиозапись как доказательство в гражданском процессе

Принимать, например, аудиоматериалы в качестве доказательств в конкретных судебных разбирательствах судьи совсем не торопятся, ссылаясь на невозможность проверки их достоверности. Подобные экспертизы непросты и далеко не везде проводятся. Кроме того, ситуацию дополнительно осложняет момент перезаписывания. Некоторые судьи уверены: аудиозапись вообще не способна отнести какой бы то ни было разговор к спорным правоотношениям (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 31 марта 2016 г. № 03АП-1037/16). А в решении других судов говорится о праве любого человека на тайну его частной жизни, которую, якобы, нарушают аудиозаписи, сделанные без ведома гражданина (по этому поводу можно взглянуть на апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16.02.2016 г по делу № 33-798/2016).

Закон (в ч 2 ст 23 и ч 1 ст 24 Конституции РФ, а также в ч 8 ст 9 ФЗ за № 149 от 27 июля 2006 г «Об информации, информационных технологиях и защите информации») действительно щепетилен в вопросах тайны личности и содержит запрет на получение информации о конкретном лице без согласия самого лица. За незаконный же сбор сведений за спиной гражданина, а также за нарушение тайны телефонных разговоров и/или иных сообщений, правонарушителям грозит уголовная ответственность. Согласно ч 1 ст 137 и ч 1 ст 138 УК РФ, дело может закончиться 2-мя годами лишения свободы. Именно поэтому многие суды настаивают: о проведении соответствующей записи необходимо в обязательном порядке уведомить собеседника (так, чтобы это было слышно на фонограмме). Тогда ее еще возможно использовать в суде в качестве доказательства (в решении Арбитражного суда Нижегородской области от 27 февраля 2015 г. по делу № А43-32610/2014 такой подход как раз наглядно продемонстрирован).

Однако в некоторых судебных процессах аудиозаписи, полученные без согласия ее участника или участников, все-таки принимаются к рассмотрению в качестве доказательства (примером может служить ситуация, нашедшая отражение в апелляционном определении СК по гражданским делам ВС Республики Карелия от 12 августа 2016 г. по делу № 33-3239/2016).

А совсем недавно и Верховный суд РФ озвучил свою позицию в вопросе использования аудиоматериалов в качестве составляющих доказательной базы в процессах по разрешению гражданских споров. По делу № 35-КГ16-18 было вынесено определение СК по гражданским делам ВС РФ от 06.12.2016 г. И коль скоро решение по делу оказалось знаковым, стоит познакомиться с этим делом подробнее.

Суть спора, позиция районных и апелляционных судов

В 2011 году (24.01) стороны данного гражданского судопроизводства С и Р заключили между собой договор, согласно которому С дала Р в долг 1,5 миллиона рублей под 20% годовых. В свою очередь Р обязался вернуть займ и проценты по нему в указанный в договоре срок. В итоге за период с августа 2011 по март 2012 года С на свой расчетный счет от Р получила лишь 128 тысяч рублей. И более платежи не поступали.

Тогда С обратилась в суд с исковым заявлением не только к Р, но и к его бывшей супруге Е, поскольку на момент получения займа они состояли в официальном браке. В заявлении С указала, что деньги брались ответчиками на совместные нужды (бывшие супруги вместе начинали бизнес). И в подтверждение этого факта суду были предоставлены записи (аудио) телефонных разговоров С и Е с участием Р от разных дат (11.06.2013 г и от 23.12.2013 г), с расшифровками.

Рассмотрев дело по существу, районный суд признал долг общим между бывшими супругами и отметил в своем решении, что представленные истцом аудиозаписи подтверждают факт того, что деньги предоставлялись в долг одному супругу с согласия другого на общие нужды (осуществление предпринимательской деятельности). Поэтому требуемая исковая сумма была разделена между ответчиками поровну решением суда первой инстанции (см. решение Московского районного суда г. Твери Тверской области от 14.12.2015 г по делу № 2-2622/2015).

Однако Е не хотела отвечать по долгам бывшего мужа и обратись в апелляционную инстанцию, которая встала уже на ее сторону. По решению второго суда вся сумма долга легла на плечи Р (см. апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16.02.2016 г по делу № 33-798/2016).

В своем решении, апелляционная инстанция отметила, что представленная ранее (в первичном процессе) истцом аудиозапись не является возможным доказательством, поскольку она была получена без разрешения гражданки Е, и значит имело место нарушение тайны ее личной жизни (согласно ч 8 ст 9 Закона об информации).

Для Р решение апелляционного суда означало неподъемное долговое бремя, и он обратился в Верховный суд РФ с требованием об отмене кабального для него постановления и взыскания долга с обоих супругов.

Позиция Верховного Суда РФ

Верховный суд поддержал решение суда первой инстанции. В своем определении он напомнил о том, что Гражданско-процессуальный кодекс РФ (в ч 1 ст 55) относит, в том числе и аудиозаписи к средствам самостоятельного доказывания в судах. А лицо, предоставившее такие записи в качестве доказательства, обязано лишь сообщить, кем, когда, где и при каких условиях они сделаны (ст 77 все того же ГПК РФ).

ВС РФ отметил также, что истец (С) в районном суде сообщила требуемые законом сведения (где, кем, когда и при каких условиях были сделаны вышеназванные аудиозаписи), а Е достоверность их не отрицала, факт телефонных разговоров не опровергала. Значит, записи являются абсолютно законным доказательством. А вот решение апелляционного суда, базирующееся на неверных сведениях, вынесено с нарушением законных норм и поэтому подлежит отмене.

Кроме того, Верховный суд уточнил, что в данной ситуации нельзя было применять запрет на получение информации без согласия лица, поскольку запись была произведена не кем-то третьим, а одним из участников разговора. И помимо всего прочего, состоявшийся разговор и, следовательно, его аудиозапись, касались договорных отношений разговаривающих сторон. А на такой случай законный информационный запрет (та самая ч 8 ст 9 Закона об информации) не распространяется.

Таким образом, апелляционное решение было отменено ВС РФ (реквизиты решения Верховного суда: Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18).

Позиция юристов по данному вопросу

В общем и целом, позиция юридического сообщества свелась к поддержке вынесенного Верховным судом решения. Но некоторые адвокаты уверены, что суду следовало бы более подробно остановиться на моменте соотношения действий заявителя с конституционными нормами о тайне телефонных переговоров (ч 2 ст 23 Основного закона РФ). А кроме того, уточнить: нуждается ли в отдельной корректировке соотношение между субъективными правами гражданина и необходимостью выяснить истинные обстоятельства конкретного дела? Ведь получается, что каждый может записать свой разговор с каким-то человеком и при удобном случае использовать эту запись в собственных интересах.

В целом же специалисты в области юриспруденции благосклонно отнеслись к попытке ВС РФ разобраться в столь непростом вопросе. Опытные адвокаты отметили, что судьи выделили 2 основных критерия допустимости скрытой записи в формате аудио в качестве доказательства:

  1. По субъекту, который осуществлял запись.
  2. И по содержанию этой самой записи.

Именно такой подход на сегодняшний день гарантирует ненарушение прав другого лица. То есть, если запись сделана участником разговора (и одновременно стороной процесса) и содержание этой записи касается предмета судебного спора, такая аудиозапись является полноценным доказательством, не нарушающим права оппозиционной стороны.

Однако, если запись содержит сведения о частной (личной) жизни лица, это лицо будет считаться пострадавшим и сможет использовать для собственной защиты все имеющиеся для этого законные средства, в том числе процессуальные (ст 185 ГПК РФ).

Впрочем, есть и некоторые нюансы использования аудиозаписей в судах различных инстанций. Ведь в большинстве случаев подлинность таких записей в процессах оспаривается. Фоноскопические экспертизы сегодня все еще сложны, дороги и затянуты по времени. И, как правило, не дают абсолютно точного ответа на поставленные перед ними вопросы. В частности, они крайне редко безошибочно определяют, кем какие слова произнесены на записи. Это обусловлено техническими особенностями конкретной фонограммы. Так, например, мобильный телефон не обеспечивает должного качества записи в отличие, скажем, от профессионального диктофона.

Именно из-за отсутствия возможности проведения или спорных результатов экспертизы в случаях, когда заинтересованная сторона говорит о неподлинности аудиозаписи и ложности факта разговора, суды вынуждены исключать предоставленные фонограммы из числа возможных доказательств.

Что же касается вышеизложенного дела, то там была нестандартная ситуация, поскольку подлинность аудиозаписей вовсе не оспаривалась ответчиком, как и сам факт состоявшихся телефонных разговоров. Поэтому ВС совершенно обоснованно признал записи допустимым доказательством.

Является ли аудиозапись доказательством в гражданском суде?

Здравствуйте, уважаемые читатели! Является ли аудиозапись доказательством в гражданском суде? Как использовать аудиозапись в качестве доказательства в суде? Давайте разберемся с этими вопросами основательно. Если вы интересуетесь тем, как использовать аудиозапись судебного процесса, то этому вопросу посвящена отдельная статья об использовании аудиозаписи хода судебного процесса. .

Является ли аудиозапись доказательством в гражданском суде?

Для понимания данного вопроса давайте вспомним законодательство.

В ст. 55 ГПК РФ указано, что доказательства могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов. Таким образом аудиозапись можно использовать в суде общей юрисдикции.

В ст. 64 АПК РФ указано, что в качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, консультации специалистов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы. Таким образом аудиозапись можно использовать в арбитражном суде.

Однако на практике трудно представить ситуацию, когда одна из сторон представляла в качестве доказательства аудиозапись. Даже если бы сторона представила бы в качестве доказательства аудиозапись, то она могла быть признана недопустимой, полученной ненадлежащим образом. Т.е. не было распространенной практики использования аудиозаписи как доказательства в суде.

Такая позиция в будущем по всей видимости будет меняться в связи с принятием Верховным Судом РФ решения от 06.12.2016 года по одному делу. Собственно говоря именно это решение и является причиной написания данной статьи. Решение можно посмотреть по ссылке — Решение Верховного Суда РФ от 06.12.2016г. (Дело №35-КГ16-18) .

В связи с принятием данного решения Верховным Судом РФ использование аудиозаписи в качестве доказательства в судебном процессе будет распространяться. Давайте посмотрим, что было сказано в решении Верховного Суда РФ касательно такого вида доказательства как аудиозапись.

Решение Верховного суда: аудиозапись является доказательством в гражданском суде

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела кассационную жалобу на решение по делу о взыскании долга по договору займа. Не буду пересказывать все дело. С решением вы можете ознакомится сами. Остановимся на основных моментах.

Суд кассационной инстанции отменил постановление суда апелляционной инстанции как незаконное и отправил дело на новое рассмотрение.

В качестве доказательства обстоятельств заключения договора займа кредитор представил в суд аудиозапись телефонного разговора и расшифровки данных аудиозаписей, которые были приобщены к материалам дела. Данная аудиозапись должна была подтвердить то обстоятельство, что договор займа был заключен с согласия супруги заемщика.

Признавая долг по названному договору займа общим обязательством ответчиков, состоявших в браке, суд первой инстанции сослался на представленную аудиозапись телефонных переговоров, подтверждающую, что заём был предоставлен с согласия супруги.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции сослался на то, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих предоставление займа на общие нужды семьи. Таким образом, суд апелляционной инстанции посчитал аудиозапись недопустимым доказательством по делу.

Позиция Верховного Суда РФ

Верховный суд в свое решении указал, что в соответствии с частью 1 статьи 55 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах. На основе этих фактов суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов. Лицо, представляющее аудиозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи. Таким образом, аудиозаписи отнесены Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации к самостоятельным средствам доказывания.

Верховный суд также указал, что истцом были представлены исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись аудиозаписи. Ответчик не оспаривал их достоверность и подтвердил факт телефонных переговоров.

Таким образом, вывод апелляционного суда от том, что представленные аудиозаписи не соответствуют требованиям о допустимости доказательств, не основан на законе.

В обоснование недопустимости аудиозаписи телефонного разговора суд апелляционной инстанции сослался на пункт 8 статьи 9 ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации». Законом запрещается требовать от гражданина предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина, если иное не предусмотрено федеральными законами. По мнению суда апелляционной инстанции, запись разговора между истцом и ответчиком была сделана без уведомления о фиксации разговора. Поэтому такая информация полученная помимо воли одной из сторон, является недопустимой.

Однако Верховный суд указал, что необходимо учитывать, что запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в телефонном разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами. В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

Вывод: аудиозапись является доказательством в гражданском суде

Итак, является ли аудиозапись доказательством в гражданском суде? Однозначно можем ответить на этот вопрос положительно. Поэтому производить скрытую аудиозапись разговора (с помощью телефона или диктофона) можно в целях последующего её использования в качестве доказательства.

Одна из сторон может указывать на фальсификацию аудиозаписи или говорить о том, что запись была произведена при иных обстоятельствах и с участием иных лиц. Таким образом, в конечном итоге допустимость аудиозаписи будет решаться в суде.

При этом Решение Верховного Суда РФ от 06.12.2016 года продемонстрировало позицию высшей судебной инстанции к такому виду доказательств как аудиозапись.