Адвокат перова в

Адвокатское бюро «Аверичев, Перов и партнеры»

Биография: Приветствуем Вас в группе Адвокатского бюро «Аверичев, Перов и партнеры» Республики Карелия!

Если Вам нужен адвокат по уголовному делу или помощь по гражданским, арбитражным, другим делам в суде или просто консультация, то Вы попали по адресу. Показать полностью…

Адвокатское бюро «Аверичев, Перов и партнеры» осуществляет юридическую помощь с 2008 года. Наша команда состоит их трех опытных, высокопрофессиональны, и надежных адвокатов:

— Аверичев Сергей Юрьевич, т. 89217273253;
— Перов Игорь Леонидович, т. 89114102284, 89210115439;
— Кугачева Олеся Валерьяновна, т. 89114237855

Мы оказываем помощь гражданам и организациям на территории всей Республики Карелия, а также Российской Федерации.

Наши адреса:
▪ г. Петрозаводск, пр-кт Ленина, д. 21, офис 372 (гостиница Северная) – Аверичев С.Ю., Перов И.Л.
▪ г. Петрозаводск, пр-кт Ленина, д. 21, офис 260 (гостиница Северная) – Кугачева О.В. Дата рождения: 30 декабря 2008

Дорогие друзья.
Новогодние каникулы в уютном загородном доме на берегу озера с обучением сноукайтингу.
Приглашаем вас в кайт-тур — у нас вы сможете обучиться кайтингу, насладиться карельской природой и просто отдохнуть! Показать полностью…
С нас:
— Грамотное обучение и четкий инструктаж
— Качественное снаряжение
— Проживание в уютном доме
— Питание
— Баня
— Трансфер
Условия бронирования до 28.12.2018
— 35 тысяч руб. с человека (5 дней)
-30 тысяч руб. с человека (4 дня)
-25 тысяч руб. с человека (3 дня)
— Возможность научиться новому
— Оперативность: сезон ещё не начался, а свободных дат с каждым днём становится все меньше!
_______
Для уже опытных райдеров есть уютный гостевой дом , с возможностью конечно же обкатать новые споты Онежского озера

Мы не просто обучаем кайтингу, мы им живем! Добро пожаловать в семью!
Подробности: https://onego-pirates.ru/snowkiting-v-karelii

Перов Виталий Петрович

Основные данные:

При добавлении отзыва на страницу Перов Виталий Петрович, постарайтесь быть объективными. Любой комментарий проходит проверку модераторов, это занимает время. Ваши слова должны быть ПОДКРЕПЛЕНЫ ДОКУМЕНТАЛЬНО(чеки, решения суда и пр.)! Оставляйте контакты, иначе ваш отзыв рискует быть удаленным!

Вся доступная информация об адвокате Перов Виталий Петрович. Информация взята с открытого источника: сайта Минюста РФ и предоставляется посетителям на безвозмездной основе. Если вы Перов Виталий Петрович и хотели бы дополнить, изменить или удалить информацию о себе, напишите нам письмо.
Данная страница не является официальной страницей адвоката. Данный адвокат не является сотрудником сайта ТопЮрист.РУ и не оказывает здесь консультаций. Если вы хотите решить свою проблему, то воспользуйтесь бесплатной юридической консультацией от наших партнеров.

Перова Анна Николаевна

Основные данные:

При добавлении отзыва на страницу Перова Анна Николаевна, постарайтесь быть объективными. Любой комментарий проходит проверку модераторов, это занимает время. Ваши слова должны быть ПОДКРЕПЛЕНЫ ДОКУМЕНТАЛЬНО(чеки, решения суда и пр.)! Оставляйте контакты, иначе ваш отзыв рискует быть удаленным!

Вся доступная информация об адвокате Перова Анна Николаевна. Информация взята с открытого источника: сайта Минюста РФ и предоставляется посетителям на безвозмездной основе. Если вы Перова Анна Николаевна и хотели бы дополнить, изменить или удалить информацию о себе, напишите нам письмо.
Данная страница не является официальной страницей адвоката. Данный адвокат не является сотрудником сайта ТопЮрист.РУ и не оказывает здесь консультаций. Если вы хотите решить свою проблему, то воспользуйтесь бесплатной юридической консультацией от наших партнеров.

Адвокат Перов Игорь Леонидович

Полезная информация? Поделиться:

Отзывы об адвокате

Автор: Николай
Дата: 2015-01-09 22:22:41
Мы уже многих адвокатов нанимали,но не один не смог выиграть арбитражный суд. Мне рекомендовали Игоря Леонидовича и он выиграл суд во второй инстанции. Он очень умный, простой в общении. Он просто очень грамотно подошел к делу. Я рекомендую его всем.

Автор: Татьяна
Дата: 2015-01-02 19:30:01
Лучший адвокат,как по уголовным делам и гражданским делам. Со мной участвовал по уголовному делу, представляя меня как свидетеля. Мне очень с ним понравилось, он очень конкретно меня подготовил и у нас все получилось. Спасибо ему большое.

Автор: Николай
Дата: 2014-12-31 08:27:22
Не кто из нанятых адвокатов, юристов г. Петрозаводска не мог выиграть простое гражданское дело. Адвокат Перов И.Л. выиграл дело на стадии апелляционной инстанции, решение отменили и вынесли новое решение. Я очень ему благодарен, и горжусь, что меня представлял и будет представлять такой умный и простой в общении адвокат. Рекомендую его всем, он умеет выслушать проблему своего клиента и выиграть дело на любой стадии судебного процесса.

Автор: Татьяна
Дата: 2014-12-22 21:31:43
Адвокат, партнер и просто друг. Очень серьезный адвокат. Подходит и готовиться к делу очень серьезно, нацелен на положительный результат. Выиграл арбитражное дело, которое до этого в суде первой инстанции все адвокаты и юристы проиграли. Дело было очень сложное.

Вы можете оставить отзыв об адвокате — указывайте больше фактов (время, имена, номера дел в судах). Короткие отзывы вида «Хороший адвокат» не информативны и будут удалены.

Постановление Московского городского суда от 11 апреля 2017 г. N 10-6281/17

Постановление Московского городского суда от 11 апреля 2017 г. N 10-6281/17

Судья Московского городского суда Жигалева Е.Б.,

при секретаре судебного заседания Довмалян Л.Ю.,

с участием прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры г. Москвы Юсуповой Ф.А.,

заявителя -адвоката Перова Д.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Перовой В.В. и адвоката Перова Д.В. на постановление Пресненского районного суда г. Москвы от 14 марта 2017 года, которым было отказано в удовлетворении жалобы заявителя -адвоката Перова Д.В., заявителя Перовой В.В. в порядке ст. 125 УПК РФ.

Суд, выслушав прокурора Юсупову Ф.А., полагавшую необходимым постановление суда оставить без изменения, мнение заявителя -адвоката Перова Д.В., поддержавшего доводы своей жалобы,

Заявители Перова В.В. и адвокат Перов Д.В. обратились в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ, в которой просили признать незаконным бездействие следователей Тушмалова И.О., Шкитина С.А., выразившееся в не ознакомлении их с документами, относящимися к производству обыска в служебном кабинете Перовой В.В.

Заявители просили обязать следователей устранить допущенные нарушения закона.

Постановлением суда от 14 марта 2017 года жалоба заявителей Перовой В.В., адвоката Перова Д.В. рассмотрена и оставлена без удовлетворения.

В апелляционной жалобе заявители Перова В.В. и адвокат Перов Д.В. считают постановление суда незаконным и подлежащим отмене, поскольку свидетелю Перовой В.В. и адвокату Перову Д.В. затруднен доступ к правосудию. В ходе обыска было изъято их совместное имущество, в уголовном деле они являются иными лицами, имеют право знакомиться с материалами. Изъятие их имущества нарушает конституционное право свободно пользоваться своим имуществом: телефоном и денежными средствами на банковских картах. Изъятие банковских карт нарушает охраняемую законом банковскую тайну, а изъятие телефона адвоката нарушает адвокатскую тайну. Отказ следователя в ознакомлении с материалами дела нарушает их право на судебную защиту.

Авторы жалобы просят суд апелляционной инстанции постановление районного суда от 14.03.17 г. отменить, принять по делу новое решение, признать бездействие следователей Тушмалова И.О., Шкитина С.А. незаконным, обязать должностных лиц устранить допущенные нарушения.

Проверив представленные материалы, обсудив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены постановления районного суда.

В соответствии со ст. 125 УПК РФ постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления.

Суд первой инстанции при рассмотрении жалобы проверил в полном объеме все обстоятельства, на которые указали заявители в жалобе.

Суд верно установил, что заявителям было известно о произведенном обыске в служебном кабинете Перовой В.В. Последняя присутствовала при обыске, получила копию протокола обыска, в последующем была допрошена в присутствии адвоката Перова Д.В. в качестве свидетеля по уголовному делу. С протоколом допроса свидетель Перова В.В. и ее адвокат Перов Д.В. были ознакомлены следователем.

Изъятые в ходе обыска предметы находятся у следователя, им еще не дана правовая оценка.

Требование заявителей Перовой В.В. и Перова Д.В. о предоставлении им для ознакомления материалов уголовного дела, не основано на законе, поскольку Перова В.В. является свидетелем, Перов Д.В. ее адвокатом, в связи с чем они не наделены правом знакомиться с материалами дела.

Все документы, относящиеся к обыску в служебном кабинете Перовой В.В. и ее допроса, у заявителей имеются.

Ходатайства адвоката Перова Д.В. следователем рассмотрены, о чем вынесено постановление от 21.10.16 г.

Изъятие в ходе обыска предметов, принадлежащих заявителям, не нарушает их конституционных прав, не затрагивает банковскую и адвокатскую тайны, и не затрудняет доступ к правосудию, поскольку за заявителями сохраняется право обжалования действий следователя в случае отказа в выдаче изъятых предметов, право на судебную защиту.

Суд апелляционной инстанции соглашается с выводом районного суда о том, что бездействия со стороны следователя в отношении Перовой В.В. и адвоката Перова Д.В., не допущено.

Вывод суда первой инстанции об отсутствии в исследуемой ситуации нарушений конституционных прав и свобод заявителя Перовой В.В. и адвоката Перова Д.В. является верным. Доступ заявителей к правосудию не затруднен.

Представленная адвокатом Перовым Д.В. копия претензии в ПАО «Сбербанк России» от 08.02.2017 г., не подтверждает нарушение правил банковской тайны, и не является основанием для отмены постановления районного суда.

Выводы суда являются мотивированными, подтверждаются исследованными судьей в судебном заседании документами.

Давая оценку постановлению суда от 14 марта 2017 г., суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что оно соответствует предъявленным законом требованиям, содержит доводы и мотивы принятого решения.

При рассмотрении жалобы, поданной в порядке ст.125 УПК РФ, судьей не были нарушены нормы уголовно-процессуального закона, Конституции Российской Федерации.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, судом первой инстанции дело рассмотрено в соответствии с принципами состязательности и равноправия сторон, с соблюдением прав заявителя и сроков рассмотрения жалобы.

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции находит постановление судьи мотивированным, основанными на исследованных материалах, отвечающим требованиям ч.4 ст.7 УПК РФ.

При таких данных суд апелляционной инстанции не находит оснований к удовлетворению апелляционной жалобы заявителей.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену постановления, из представленных материалов не усматривается.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.13, 389.20 и 389.28 УПК РФ, суд

Постановление Пресненского районного суда города Москвы от 14.03.2017 года, об отказе в удовлетворении жалобы заявителей Перовой В.В. и адвоката Перова Д.В. в порядке ст. 125 УПК РФ, оставить без изменения, а апелляционную жалобу Перовой В.В., адвоката Перова Д.В. — без удовлетворения.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Намордник для адвоката (И. Исаев, А. Перов, «Новая адвокатская газета», N 5, март 2015 г.)

Намордник для адвоката

Давление на адвоката подпиской о неразглашении, данной им ранее, нередко снижает качество его работы.

В последнее время адвокаты все чаще сталкиваются с попытками следователя предупредить их о недопустимости разглашения данных предварительного расследования и отобрать по этому поводу соответствующую подписку. Мы уже освещали данный вопрос на страницах «АГ» (см.: Колосовский С. Адвокаты в группе риска // АГ. 2015. N 2 (187)). Однако сегодняшний день диктует необходимость привлечь более пристальное внимание юридического сообщества к столь актуальной проблеме.

Отсутствует единообразие как в понимании самих терминов «разглашение» и «данные предварительного расследования», так и в практике применения ст. 161 УПК РФ и ст. 310 УК РФ. Может ли идти речь о законности, равноправии и состязательности сторон, если каждый следователь волен использовать пробел в законодательстве исключительно как рычаг давления, умышленно связывая стороне защиты руки? При этом законодательство не предусматривает обязанности следователя обосновывать необходимость запрета и конкретизировать данные, не подлежащие разглашению. Необходимо помнить, что все решения следователя и дознавателя должны быть обоснованными и мотивированными, а правовая норма должна быть ясна, точна и недвусмысленна — на этом фундаменте построен Уголовно-процессуальный кодекс. Соответствуют ли этим критериям перечисленные нормы права? Давайте попробуем разобраться с терминологией данной сферы, сложившейся практикой и уточнениями, которыми жизненно необходимо дополнить действующее законодательство, дабы исключить произвол и возродить принцип законности, равноправия и состязательности сторон.

Данные предварительного расследования

Что же такое данные предварительного расследования и почему они не должны подлежать разглашению? Подобных вопросов не возникает в случаях, когда в материалах уголовного дела имеются сведения, содержащие государственную тайну, все очевидно и очень доступно для понимания. А вот чем мотивируется запрет на разглашение данных предварительного расследования в типичных и простейших уголовных делах — вопрос до настоящего времени открытый. Сложно оспаривать, что и в банальных уголовных делах порой встречается необходимость ограничения в распространении каких-либо сведений. Самым простым примером является неразглашение информации о месте хранения вещественных доказательств с целью обеспечения их сохранности. Но позволять следователям без каких-либо к тому оснований росчерком пера закрыть рты всем участникам уголовного судопроизводства и запретить даже упоминать о существовании уголовного дела — это ли не преступление? Под термином «данные предварительного расследования» можно подразумевать диапазон, начиная от фамилии следователя и номера уголовного дела и заканчивая сведениями о неправильно поставленной в допросе запятой. А если это информация о должностном преступлении следователя? Если имеет место быть фальсификация доказательств, принуждение к даче показаний или превышение должностных полномочий следователем? Умолчать? Как обжаловать действия следователя? Может ли свидетель, давший подписку о неразглашении, обратиться за консультацией к адвокату? Как отстаивать права доверителя в суде при избрании или продлении меры пресечения, в присутствии не предупрежденных об ответственности за разглашение посетителей открытого судебного заседания? Следователь должен отобрать подписку и у них или может запретить адвокату говорить в суде? Или же адвокат должен делать выбор между своей обязанностью всеми способами защищать клиента и уголовной ответственностью за разглашение данных предварительного расследования? Нужен ли тогда вообще институт адвокатуры и существует ли в природе гарантированное Конституцией РФ право на защиту? Можно задавать эти вопросы до бесконечности, вот только ответы на них до сих пор висят в воздухе.

На практике порой доходит буквально до профанации. В последнее время участились ситуации, когда предупрежденный об ответственности за разглашение адвокат перед началом судебного заседания ходатайствует о проведении закрытого судебного заседания и необходимости предупреждения следователем всех без исключения участников процесса, таким образом разумно страхуя себя от вероятного разглашения. Судьи воспринимают подобные ходатайства удивленно и раздражительно, при этом они не понимают, как на них реагировать.

Теперь несколько слов о так называемом «разглашении» и что под этим словом подразумевать. Поскольку законодательство нам этого не разъясняет, остается лишь делать предположения. Каждый следователь толкует понятие «разглашение» по-своему. Встречаются следователи, которые считают, что под разглашением следует понимать только распространение сведений в средствах массовой информации. Другие подразумевают под разглашением передачу информации любому третьему лицу. Для полноты ощущений осталось наделить следователя правом запретить адвокату делиться информацией с клиентом и высказывать мнение. С одной стороны, действительно логично подразумевать под разглашением передачу информации любому третьему лицу. Но если верить толковому словарю Даля, под словом «разглашение» подразумевается «рассказать многим, сделать гласным». Появляется хотя бы надежда на то, что перед возбуждением уголовного дела по ст. 310 УК РФ «следователь-первопроходец» заглянет в словарь и задумается: а действительно ли имело место разглашение? Не хотелось бы, чтобы это выглядело как придирка, но не совсем понятно, по какой причине законодатель, подразумевая одно и то же, использует в разных частях одной и той же статьи разные термины. В названии ст. 161 УПК РФ, а также в ее первой и второй частях именно в контексте запрета используется существительное «разглашение». В третьей же части при описании условий отмены запрета на разглашение использовано словосочетание «предание гласности». Получается, что следователь запрещает «разглашать», а отменяя свой запрет, разрешает почему-то «предавать гласности». Если не вдаваться в глубины великого и могучего русского языка, определенно, может вызвать сомнения абсолютность полной синонимичности двух действий «разглашения» и «предания гласности». Но даже если значение полностью совпадает, логике подобное формулирование текста Федерального закона не поддается. Это все равно, что запретить употреблять этиловый спирт, а отменяя запрет, разрешить употреблять С2Н5ОН, суть одна, а смысла использовать подобную конструкцию никакого. Чтобы исключить неоднозначное толкование, объективная сторона преступления, предусмотренного за разглашение данных предварительного расследования (ст. 310 УК РФ), должна быть четко и понятно сформулирована. Как вариант, в таком виде: «Передача любому третьему лицу данных предварительного расследования». Аналогичную формулировку можно применить и для ст. 161 УПК РФ. Как бы странно ни звучала подобная забота из уст адвоката, но описанные изменения столь же остро необходимы органам предварительного расследования, как и адвокатскому сообществу.

Ни для кого не секрет, что в эпоху развития информационных технологий средства массовой информации нередко сравнивают с четвертой ветвью власти. Органы предварительного расследования зачастую спешат обнародовать то или иное «громкое дело» в предвкушении похвал. И в этом нет ничего предосудительного, ведь огласка материалов уголовного дела часто выступает в качестве превентивной меры и способствует решению самой главной задачи правоохранительных органов — профилактики преступлений. Ведь именно высокий уровень профилактики преступлений, а не их раскрытия, является одним из показателей правового государства и высокого уровня правосознания его граждан. Кроме того, предание дела гласности порой помогает остановить оказываемое на следственные органы давление и исключить коррупционную составляющую. Но у этой медали есть и обратная сторона. Предание гласности всем знакомым заказным уголовным делам нередко спасает невиновных людей от незаконного уголовного преследования! И защитники не только вправе, но и обязаны активно использовать этот инструмент, естественно не забывая при этом о правилах адвокатской этики, а также рекомендациях Совета ФПА РФ (Протокол N 5 от 21 июня 2010 г.).

Следователь же в таких случаях готов на все — лишь бы не допустить так называемой «утечки информации». Как раз в этот момент ему на помощь приходит ст. 161 УПК РФ, позволяющая закрыть рты всем участникам уголовного судопроизводства, не ограничивая себя при этом необходимостью мотивировать свои действия, а также конкретизировать круг сведений, не подлежащих распространению. Наглядно эту картину можно обрисовать одной фразой: «Я буду делать то, что захочу, и мне неважно, законно это или нет, а вы все будете об этом молчать под страхом привлечения к уголовной ответственности!» Выходит, абсолютно любой следователь и дознаватель по своей прихоти вправе перечеркнуть практически целиком ч. 3 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Российской Федерации» (далее — Закон об адвокатуре), которая начинается со слов «Адвокат вправе. » Это ли не прямой удар по гарантиям независимости адвоката и авторитету института адвокатуры в целом?

Подписка о неразглашении подозреваемым/обвиняемым

Исключение из описываемого ограничения составляют лишь подозреваемые и обвиняемые. Многие следователи об этом или не знают, или же рассчитывают на безграмотность защитников, но так и норовят отобрать у подозреваемых и обвиняемых подписку о неразглашении, за что нередко бывают наказаны. Из нормы ст. 161 УПК прямо этого не следует, но подразумевается, что ограничить право на свободу слова можно всем участникам уголовного судопроизводства, что также является существенной недоработкой. Большинство следователей в погоне за «звездами» и количеством направленных в суд дел не часто балуют себя чтением судебных актов.

В данном случае часто действует освежающе определение Конституционного Суда РФ N 467-О от 21 декабря 2004 г., которое разъясняет буквально следующее: «Названная норма [ст. 161 УПК РФ] не предполагает возложения на него [подозреваемого, обвиняемого] обязанности давать подписку о неразглашении без соответствующего разрешения ставших ему известными в связи с участием в предварительном расследовании данных и последующего привлечения к уголовной ответственности за их разглашение». Кроме того, как следует из анализа главы 7 УПК РФ «Участники уголовного судопроизводства со стороны защиты», лишь у подозреваемого и обвиняемого отсутствует пункт «не вправе разглашать данные предварительного расследования. » И в то же время среди прав подозреваемого и обвиняемого существует право защищаться средствами и способами, не запрещенными настоящим УПК. Налицо противоречие формальной логике.

Можно занимать любую позицию в научных спорах о том, правильно ли называть адвоката «представителем обвиняемого» или о понятии «процессуального соучастия» адвоката и его подзащитного, но невозможно оспаривать тождественность и единство интересов, а также позиции адвоката и его доверителя. Так, разве может поддаваться разумному объяснению факт ограничения на определенные действия адвоката при недопустимости ограничения на те же действия его подзащитного? Не так страшно для стороны защиты, если мера пресечения подозреваемого или обвиняемого не связана с ограничением свободы. А если же он находится в изоляторе? В таком случае, безусловно, самым элементарным примером нарушения права на защиту всеми не запрещенными средствами и способами являются такие уголовные дела, в расследовании которых необходимо привлечение лиц, обладающих специальными познаниями, — специалистов и экспертов.

Представим себе ситуацию. Обвиняемый находится в следственном изоляторе, а у адвоката отобрана подписка о неразглашении данных предварительного расследования. В таком случае защитник при необходимости проведения экспертизы или даже для элементарной консультации со специалистом обязан обратиться к следователю за разрешением, которое следователь вправе не давать. И в случае отказа адвокат опять должен выбирать из двух зол: либо оставить пробел в своих необходимых для защиты доверителя познаниях, либо под страхом уголовной ответственности за разглашение все же тайком от следователя получить консультацию. Можно, конечно, попробовать прикрыться определениями КС РФ N 559-О-О от 16 апреля 2009 г. и N 264-О-О от 24 февраля 2011 г., но гарантий избежать уголовной ответственности, полагаем, они не дают. Фактически адвокат связан подпиской по рукам и ногам вплоть до абсурда. Можно ли говорить об эффективности подписки о неразглашении при условии, что жалобу на действия следователя, направленную по почте или через приемную следственного органа, до получения ее исполнителем подробно изучит энное количество человек, не имеющих отношения к расследованию уголовного дела?

Как поступать при необходимости обжалования незаконных действий следователя, учитывая, что перед адвокатом вновь возникает дилемма: направить жалобу под угрозой привлечения к уголовной ответственности за умышленное распространение данных предварительного расследования либо сидеть на месте и в недалекой перспективе лишиться статуса адвоката за ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей перед доверителем (п. 6 ч. 1 ст. 17 Закона об адвокатуре)? Это постоянное и часто ничем, кроме личной заинтересованности следователя, не обоснованное психологическое давление на адвоката данной им ранее подпиской о неразглашении нередко снижает качество его работы. К сожалению, практика показывает, что многие адвокаты придерживаются позиции «риск — дело благородное, но своя шкура дороже». Небезызвестный факт, что взаимодействие адвокатов разных подзащитных в одном уголовном деле существенно повышает эффективность построения линии защиты. На практике же зачастую такое безосновательное ограничение парализует сотрудничество адвокатов между собой. Да что говорить про адвокатов разных подзащитных, если закон не регламентирует, разрешено ли общение давших подписку адвокатов одного и того же подзащитного. Нонсенс, не так ли?

Отказ от подписания

Невозможно обойти стороной момент, связанный с отказом участника уголовного судопроизводства от подписания предлагаемой следователем подписки. Отсутствует как обязанность ее подписания, так и установленный законом алгоритм действий следователя в случае отказа. Некоторые следователи в целях фиксации отказа снимают его на видео, другие приглашают коллег или понятых, некоторые интуитивно применяют ст. 167 УПК, в которой речь идет об отказе от подписания протокола, именно протокола. Но из диспозиции ст. 310 УК РФ следует, что за разглашение данных предварительного расследования можно привлечь лишь лицо, предупрежденное в установленном порядке о недопустимости их разглашения. Установленный же порядок предполагает наличие собственноручно подписанной лицом подписки. Показателем казуистичности подобной ситуации являются решения суда об отсутствии нарушений закона в действиях следователя при попытке отобрать подписку, так как она не была подписана. Выходит, есть и такое мнение: нет подписки — нет ответственности за разглашение. Стоит заметить, что полное отсутствие судебной практики по ст. 310 УК РФ целиком подтверждает изложенные доводы и факт того, что эта норма в своей совокупности со ст. 161 УПК РФ является мертворожденной.

Срок окончания действия подписки

Многие, находясь под гнетом злосчастной подписки, задаются вопросом: «А когда же, наконец, можно, не оглядываясь, вслух цитировать умные мысли следователя?» Давайте разберемся, когда переставать бояться наказания за случайно оброненное слово, которое однажды употребил подзащитный при допросе и на которое может распространиться пресловутая подписка. Что об этом говорит закон? А закон, к сожалению, молчит. УПК РФ не определяет срок окончания действия данной подписки. И хотя логично предположить, что после окончания предварительного расследования и направления дела в суд после первого открытого заседания все загадочные тайны следствия становятся достоянием общественности, де-юре подписка бессрочна и ответственность может наступить в любой момент. Закон также не определяет распространение действия подписки на выделенное в соответствии со ст. 154 УПК РФ уголовное дело. Получается, что при отсутствии конкретизации сведений и срока действия подписки, она бессрочно распространяется и на материалы выделенного «висяка» и никто кроме следователя или дознавателя отменить ее действие не вправе.

Не будем забывать, что ст. 29 Конституции РФ гарантирует право на свободу мысли и слова, что соответствует международно-правовым стандартам, закрепленным в свою очередь в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах. Из смысла перечисленных правовых актов следует, что любое ограничение данного права должно быть вызвано необходимостью и обосновано. Известно, что такие конституционные права, как неприкосновенность жилища, тайна переписки, телефонных переговоров и иных сообщений, право на свободу могут ограничивать лишь по решению суда. Так почему же правом на свободу слова, всемирно признанным одним из основных прав человека, в нашем демократическом правовом государстве так откровенно пренебрегли? Возможно, правильно было бы задуматься о том, чтобы законодательно закрепить обязанность следователя обосновать в суде необходимость в ограничении участников уголовного судопроизводства в их праве на свободу слова.

Выработка единого защитного механизма

Подводя итог, следует сказать о необходимости объединения адвокатских умов с целью выработки единого защитного механизма и устранения недостатков действующего законодательства. С учетом всего вышеизложенного текст ст. 161 УПК РФ, по нашему мнению, должен выглядеть примерно так:

1. В случае обоснованной необходимости следователь или дознаватель вправе ограничить участников уголовного судопроизводства, за исключением лиц, перечисленных в ст. 37-41 главы 6 настоящего Кодекса, в разглашении данных предварительного расследования. (Здесь и далее возможно заменить слово «разглашение» либо отдельно разъяснить его значение. Например, «под разглашением понимать передачу информации любому третьему лицу».)

2. Следователь или дознаватель выносит мотивированное постановление об ограничении конкретного участника уголовного судопроизводства в разглашении данных предварительного расследования. В постановлении следователь указывает исчерпывающий перечень не подлежащих разглашению сведений уголовного дела, срок его действия, а также предупреждает об ответственности в соответствии со ст. 310 УК РФ.

3. Оставить без изменений.

Может быть, прочитав эту статью, кто-то заметит, что в тексте слишком много вопросительных предложений. Ведь сложно поспорить с тем, что желание законодателя — обеспечить максимальную эффективность при расследовании уголовных дел. Но, как известно, дорога в ад выложена благими намерениями. Дело в том, что все эти вопросы просто жизненно необходимо донести до законодателя, ведь любой здравомыслящий человек понимает, что пробелы в законодательстве нередко служат причиной поломанных судеб. Недостаточно молча верить в наступление светлого правового будущего, нужно действовать, следуя жизненному кредо Семёна Львовича Арии: «Присутствие адвоката в обществе должно внушать надежду».

адвокат АП Московской области

адвокат АП Московской области

«Новая адвокатская газета», N 5, март 2015 г.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Газета «Новая адвокатская газета»

«Новая адвокатская газета» — корпоративное издание нового типа, появление которого обусловлено коренными переменами, произошедшими в адвокатском сообществе России после принятия Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Являясь органом Федеральной палаты адвокатов РФ, издание не преследует цель выступать в роли указующего или направляющего перста, представляя интересы той или иной части корпорации или группы лиц, а позиционирует себя как выразитель интересов всей российской адвокатуры. Принципиальное значение при этом имеет закрепленная Законом организация адвокатского сообщества, основанная на обязательном членстве каждого адвоката в адвокатской палате субъекта Федерации, являющейся в свою очередь членом ФПА РФ. Рассматривая в качестве высших ценностей адвокатского сообщества заложенные в Законе принципы независимости, самоуправления, корпоративности и равноправия адвокатов, газета оценивает события государственной и общественной жизни и действия тех или иных лиц с точки зрения соответствия данным принципам. Выступая органом корпорации юристов-профессионалов, газета рассматривает профессионализм как главное качество адвоката и уделяет первостепенное внимание проблемам учебы и практического опыта коллег в различных отраслях права.

Основными направлениями издания являются:

— оперативное информирование о деятельности и решениях ФПА;

— освещение взаимоотношений адвокатуры с государственными и общественными институтами;

— освещение корпоративной жизни адвокатских палат;

— рассказ о созданных адвокатами прецедентах в национальной и международной судебной практике, публикация наиболее интересных решений судов;

— ответы на вопросы, волнующие адвокатов и адвокатские образования;

— взаимодействие с информационными изданиями адвокатских палат;

— поддержка общественно значимых инициатив адвокатов и адвокатских образований;

— информирование о наиболее важных событиях из жизни иностранной адвокатуры, о сотрудничестве российских и зарубежных адвокатских образований и адвокатов.

Перова Светлана

Закажите у юриста консультацию,
документ или напишите сообщение

Обратиться к юристу

Светлана пока не заполнилa информацию о себе.

На проекте: с 29 Июля 2015

Юрист не указал стоимость своих услуг. Вы можете узнать эту информацию, задав ему вопрос в онлайн-чате

Доброе утро Светлана,ваш ответ мне очень помог и пригодиться,но дело в том что долг полностью не погашён,а закрыт по ст46ч1.п.4.Соответсвенно мне всё равно должны дать документы о снятии ограничений.Спасибо.

Остался доволен оказанной консультацией

Когда будут сняты все ограничения после прекращения исполнительного производства?

На сайте увидела постановление о прекращении ИЛ по статье 46ч.1п.4 задолженность.Постановление от 21.12.2016.Должны и когда будут сняты все ограничения?Или мне самой идти к приставам за бумагой.Так как на счёте Сбербанка до сих пор минус.

Как рассчитывается размер алиментов в твердой денежной сумме?

Здравствуйте. Меня зовут Эрика, я разведена, воспитываю ребенка. Хочу подать на бывшего супруга на алименты в твердой сумме. Кто и по какому принципу высчитывает размер этой выплаты?

Как грамотно поступить при разделе квартиры, если муж отказывается ее делить?

Здравствуйте! Такая ситуация: с мужем развелись, но пришлось еще три года жить вместе, т. к. квартира не продавалась. Недавно нам с дочкой пришлось уйти на съемную квартиру, т. к. условия жизни стали невыносимые. Бывший муж остался жить в нашей .

Мобильные сервисы

В мобильном приложении и Telegram юристы отвечают быстрее и ответ гарантирован даже на бесплатный вопрос!

Нравится сервис?

Мы стараемся! Угостите дизайнера чашечкой кофе, ему будет приятно 🙂 Сказать спасибо

Михаил Беньяш отправлен под арест, несмотря на поручение его 13 защитников

В Краснодаре суд избрал в отношении адвоката Михаила Беньяша меру пресечения в виде содержания под стражей до 23 ноября. Защитники просили суд ограничиться более мягкой мерой и единодушно подписали поручительство за коллегу, но судью их доводы не убедили. Следствие утверждает, что перед митингом 9 сентября 2018 года адвокат Беньяш, которого полицейские везли в райотдел, укусил одного из них за руку, а второго ударил локтем в лицо. Михаил Беньяш, выступая перед судом, расценил уголовное преследование как проявление политических репрессий.

В пятницу в Ленинский районный суд Краснодара поддержать адвоката Михаила Беньяша, обвиняемого в нападении на полицейских и воспрепятствовании правосудию, пришли несколько десятков активистов штаба Алексея Навального, а также группа обманутых покупателей жилья из Геленджика, интересы которых представлял господин Беньяш. Он обвиняется по двум статьям УК РФ — ч. 1 ст. 318 УК РФ (нападение на сотрудника полиции) и ст. 294 УК РФ (воспрепятствование правосудию). Перед началом заседания возникла проблема, как разместить всех защитников — на это заседание пришли 13 из 15 адвокатов обвиняемого, в итоге они расселись со зрителями. Представитель прокуратуры Андрей Томчак огласил ходатайство следствия об аресте подозреваемого на два месяца. После этого Михаил Беньяш заявил, обращаясь к залу: «Меня и моих коллег-адвокатов пытаются запугать, но мне не страшно, мне приятно, что столько людей пришли меня защищать и поддерживать. Я верю, что Россия будет свободной, суды — независимыми, а адвокаты — уважаемыми».

Защитники Михаила Беньяша, высказывая свое мнение, говорили про два обстоятельства: противоречивость данных о событии преступления и отсутствие обоснования такой суровой меры, как арест. Следствие, заявляя ходатайство об аресте, ограничилось заявлением о том, что, находясь на свободе, господин Беньяш может скрыться, уничтожить доказательства или оказать давление на свидетелей и потерпевших. Защита подчеркнула, что у следствия нет конкретных фактов, свидетельствующих о намерении обвиняемого продолжать преступную деятельность. Кроме того, защитники напомнили суду, что Михаил Беньяш имеет работу и постоянное место жительства, два месяца назад у него родился сын, а его жена больна, поэтому, по мнению защиты, крайне маловероятно, чтобы господин Беньяш скрылся, бросив семью. Защитники предложили избрать в отношении своего коллеги более мягкую меру пресечения —домашний арест, залог в сумме 100 тыс. руб. или поручительство. Более того, заявления о поручительстве прямо в ходе заседания подписали все тринадцать адвокатов, участвующих в процессе. Что же касается обоснованности привлечения Михаила Беньяша к уголовной ответственности (оценку собранных следствием фактов должен дать суд при избрании меры пресечения), то, по мнению защиты, в деле имеется немало спорных и противоречивых данных.

Как ранее сообщал “Ъ”, господин Беньяш был задержан 9 сентября по подозрению в совершении административного правонарушения — консультации граждан о последствиях выхода на несанкционированный митинг (ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ). По словам задержанного, в автомобиле он достал телефон, чтобы сообщить о произошедшем с ним, однако сотрудник полиции стал ему мешать, после чего адвоката избили. Сами полицейские заявили, что господин Беньяш стал биться о стекла машины и наносить себе удары кулаками, а на просьбы полицейских он не реагировал, что было расценено как неповиновение требованию полицейского (ст. 19.3 КоАП РФ). Суд приговорил адвоката к 40 часам обязательных работ по первому делу и к 14 суткам ареста по второму, которые он уже отбыл. В день освобождения господин Беньяш снова был задержан, после чего краевое СУ СКР сообщило о возбуждении двух уголовных дел. По версии следователей, в служебной машине адвокат укусил одного из полицейских за руку, а второго ударил локтем в лицо. Адвокаты обратили внимание суда на то, что изначально в рапортах оперуполномоченных ситуация была описана совершенно по-другому — об укусах и побоях речь не шла, при задержании 9 сентября Михаилу Беньяшу вменили в вину лишь невыполнение законных требований сотрудника полиции. В акте освидетельствования сотрудников полиции о следах укусов также ничего не сказано. По мнению защиты, полицейские, избив адвоката при задержании, испугались ответственности и придумали версию с нападением на сотрудников полиции.

Также Михаилу Беньяшу вменили ч. 1 ст. 294 УК РФ — воспрепятствование осуществлению правосудия. Речь идет о событиях в Первомайском районном суде 6 мая 2018 года, в котором господин Беньяш выступал защитником по административному делу. По мнению следователей, защитник перебивал судью, давал указания, высказывал требования и возражения против решений судьи, на замечания не реагировал, покинуть зал отказался, был принудительно удален, затем снова вошел в зал и снова был удален, говорится в сообщении краевого СУ СКР. По словам защиты, Михаил Беньяш в тот день требовал допустить в зал слушателей и вел аудиозапись процесса.

За происходящим следит Федеральная палата адвокатов РФ, которая назвала судебные акты в отношении господина Беньяша небезупречными. Свыше 30 российских адвокатов направили жалобы на решения по делам об административных правонарушениях в отношении господина Беньяша, а более 370 адвокатов подписались под обращением в ФПА в его защиту. Председатель комиссии совета ФПА по защите прав адвокатов Генри Резник пояснил “Ъ”, что он постоянно на связи с защитниками господина Беньяша. «Изучив все материалы, я пришел к твердому выводу, что состава административного правонарушения в действиях Беньяша нет»,— подчеркнул господин Резник.

«Риск в том, что если не будет юридической оценки такого обвинения со стороны адвокатского сообщества, то преследование адвокатов может стать заразным и распространиться со скоростью эпидемии,— сообщил в интервью “Ъ” один из защитников господина Беньяша, зампредседателя комиссии по защите прав адвокатов совета Адвокатской палаты Москвы Александр Пиховкин.— Последствием этого мы рискуем иметь нарушение конституционных прав на защиту не в отношении адвокатов, а в отношении граждан, которых адвокаты защищают».