1922 коап рф длящееся

Обзор судебной практики по рассмотрению судами Камчатской области дел об административных правонарушениях в области налогов и сборов в соответствии с главой 15 Кодекса РФ об административных правонарушениях

Обзор судебной практики по рассмотрению судами Камчатской области дел об административных правонарушениях в области налогов и сборов в соответствии с главой 15 Кодекса РФ об административных правонарушениях

В соответствии с планом работы Камчатского областного суда на первое полугодие 2005 года изучена практика рассмотрения судами области дел об административных правонарушениях в области налогов и сборов.

В ходе обобщения изучены дела об административных правонарушениях анализируемой категории, рассмотренных судами области в 2004 году и в первом полугодии 2005 года.

Кассационной и надзорной инстанцией Камчатского областного суда решения по делам об административных правонарушениях анализируемой категории не рассматривались.

Изучение дел об административных правонарушениях в области налогов и сборов показывает, что несмотря на правильное рассмотрение в целом судами области дела данной категории у судов имеются вопросы, вызывающие трудности в правоприменительном процессе.

К нарушениям законодательства в области налогов и сборов относится лишь часть составов, а не все содержащиеся в главе 15 КоАП РФ.

Объектом правонарушения дел указанной категории являются отношения в сфере взимания налогов и сборов, а также возникающие при осуществлении налогового контроля в РФ.

Перечень административных правонарушений в области налогов и сборов дополнительно разъяснен в Постановлении Пленума ВАС РФ от 27 января 2003 года «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», согласно которому ответственность за административные правонарушения в области налогов и сборов установлена статьями 15.3 — 15.9 и 15.11 КоАП.

Следовательно, административными правонарушениями в сфере налогов и сборов являются:

1) нарушение срока постановки на учет в налоговом органе ( статья 15.3 );

2) нарушение срока представления сведений об открытии и о закрытии счета в банке или иной кредитной организации ( статья 15.4 );

3) нарушение сроков представления налоговой декларации ( статья 15.5 );

4) непредставление сведений, необходимых для осуществления налогового контроля ( статья 15.6 );

5) нарушение порядка открытия счета налогоплательщику ( статья 15.7 );

6) нарушение срока исполнения поручения о перечислении налога или сбора (взноса) ( статья 15.8 );

7) неисполнение банком решения о приостановлении операций по счетам налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента ( статья 15.9 );

8) грубое нарушение правил ведения бухгалтерского учета и представления бухгалтерской отчетности ( статья 15.11).

Административные правонарушение в сфере налогов и сборов не относятся к категории длящихся.

В соответствии со ст. 4.5 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев, а по некоторым категориям дел, в том числе за нарушение законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, по истечении одного года со дня совершения административного правонарушения, а при длящемся правонарушении со дня его обнаружения.

Днем обнаружения длящегося административного правонарушения считается день, когда должностное лицо, уполномоченное составлять протокол об административном правонарушении, выявило факт совершения этого правонарушения.

Следует отметить, что непосредственно в КоАП РФ определение длящегося правонарушения отсутствует. Данное определение содержится в постановлении Пленума ВС РФ N 5 от 24 марта 2005 года «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», согласно которому, длящимся является такое административное правонарушение (действие или бездействие), которое выражается в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении обязанностей, возложенных на нарушителя законом.

Невыполнение предусмотренной нормативным правовым актом обязанности к установленному в нем сроку не является длящимся административным правонарушением.

Срок давности привлечения к административной ответственности за правонарушения, по которым предусмотренная нормативным правовым актом обязанность не была выполнена к определенному в нем сроку, начинает течь с момента наступления указанного срока.

Необходимо также отметить, что все административные правонарушения в области налогов и сборов ответственность за которые установлена статьями 15.3 — 15.9 и 15.11 КоАП не могут быть отнесены к категории длящихся правонарушений, поскольку их объективная сторона характеризуется совершением (не совершением) конкретных действий к установленному сроку.

Следовательно, в отношении всех указанных нарушений должно применяться исчисление срока давности привлечения к административной ответственности со дня их совершения.

Например, днем совершения правонарушений, предусмотренных ст.ст. 15.3-15.6 КоАП РФ будет являться дата, с которой законодатель связывает истечение контрольного срока исполнения возложенной обязанности, а днем совершения административного правонарушения по ст. 15.11 КоАП РФ будет считаться день, следующий за окончанием налогового периода, в котором было допущено соответствующее правонарушение.

Так, постановлением судьи Петропавловск-Камчатского городского суда от 02 ноября 2004 года прекращено в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 15.11 КоАП РФ, в отношении директора «Фонда :».

Как видно из материалов дела об административном правонарушении 24 мая 2004 года по результатам проверки органами ФНС России деятельности «Фонда :» было выявлено грубое нарушение правил ведения бухгалтерского учета за период с 01 января 2001 года по 31 декабря 2002 года, а именно: исчисленный налог на прибыль в 2001 и 2002 годах искажен более чем на 10 %.

Принимая во внимание, что данное правонарушение не является длящимся и, что с момента совершения административного правонарушения прошло свыше одного года, судья в соответствии со ст.4.5 КоАП РФ сделал правильный вывод об истечении срока давности привлечения к административной ответственности и обоснованно прекратил производство по делу.

В связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности постановлением судьи Петропавловск-Камчатского городского суда от 18 апреля 2005 года прекращено производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 15.6 КоАП РФ и в отношении генерального директора ООО Г.

Из материалов дела следует, что Г. не представила в срок до 1 апреля 2004 года сведения о доходах выплаченных физическим лицам и суммах начисленных и удержанных налогов. Поскольку данное правонарушение не является длящимся и с момента его совершения прошло свыше одного года, судья прекратил производство по делу в связи с истечением срока давности.

Судья правильно расценил искажение суммы исчисленного налога на прибыль белее, чем на 25%, как грубое нарушение правил ведения бухгалтерского учета и признал руководителя коммерческой организации виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 15.11 КоАП РФ.

Постановлением судьи Петропавловск-Камчатского городского суда от 23.03.2004 генеральный директор ООО З. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 15.11 КоАП РФ с назначением наказания в виде предупреждения.

Судьей установлено, что 08.12.2003 в ходе выездной налоговой проверки ООО выявлено грубое нарушение правил ведения бухгалтерского учета, допущенное по вине З., выразившееся в искажении суммы исчисленного налога на прибыль за 2000 год на 25,65 %, то есть в размере 44381 рубль, из-за занижения прибыли на 147941 рубль. Фактически из суммы 576681 рубль, составляющей валовую прибыль за 2000 год для целей налогообложения, исчислен налог на прибыль в размере 128622 рубля, вместо подлежащего отчислению — 173004 рублей. Искажение произошло в результате неправомерного занижения выручки, а также завышения себестоимости реализованных услуг по сдаче в субаренду земельных участков за счет включения в состав затрат стоимости части материалов, малоценных и быстроизнашивающихся предметов без оформления хозяйственных операций первичными учетными документами.

Судья, основываясь на собранных доказательствах, признал З. виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ст. 15.11 КоАП РФ.

Место совершения административных правонарушений, предусмотренных ст.ст. 15.5 , 15.6 КоАП РФ.

Статья 15.5 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за нарушение сроков представления налоговой декларации в налоговый орган по месту учета. Статья 15.6 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за непредставление сведений, необходимых для осуществления налогового контроля в налоговые органы, таможенные органы и органы государственного внебюджетного фонда. Поскольку обязанность по представлению налоговой декларации и сведений лежит на юридическом лице, то местом совершения указанных административных правонарушений следует считать место нахождения юридического лица, не представившего либо нарушившего сроки представления сведений и декларации в контролирующий орган.

В каком случае административное правонарушение в области налогов и сборов законодательства признается повторным.

Повторным признается аналогичное нарушение налогового законодательства, совершенное одним и тем же лицом в течение года после наложения взыскания за первое правонарушение.

Вправе ли прокурор, возбудив дело об административном правонарушении в области налогов и сборов, передать его для производства административного расследования уполномоченному должностному лицу?

В соответствии с ч. 1 ст. 28.4 КоАП РФ прокурор вправе возбудить дело о любом административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена КоАП РФ .

В соответствии с ч. 1 ст. 28.7 КоАП РФ в случаях, если после выявления административного правонарушения в том числе, в области налогов и сборов, осуществляются экспертиза или иные процессуальные действия, требующие значительных временных затрат, производится административное расследование.

Исходя из приведенных положений следует, что прокурор вправе возбудить дело об административном правонарушении в области налогов и сборов, ответственность за которое предусмотрена КоАП РФ , и передать его для административного расследования уполномоченному должностному лицу.

Наиболее часто встречающиеся вопросы в правоприменительной практике норм КоАП РФ о правонарушениях в области финансов, налогов и сборов, рынка ценных бумаг.

Вправе ли должностные лица налоговых органов составлять протоколы об административных правонарушениях до утверждения в установленном порядке соответствующего перечня уполномоченных лиц?

Исходя из содержания ч. ч. 1 и 2 ст. 28.3 КоАП РФ протоколы об административных правонарушениях вправе составлять должностные лица органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях в соответствии с главой 23 КоАП РФ, и должностные лица федеральных органов исполнительной власти, а также иных государственных органов исполнительной власти, их учреждений, структурных подразделений и территориальных органов, а также иных государственных органов в соответствии с задачами и функциями, возложенными на них федеральными законами либо нормативными правовыми актами Президента РФ или Правительства РФ.

Согласно ч. 4 ст. 28.3. КоАП РФ перечень должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях в соответствии с ч. ч. 2 и 3 ст. 28.3. КоАП РФ, устанавливается соответствующими федеральными органами исполнительной власти.

Перечень должностных лиц налоговых органов РФ, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, утвержден приказом МНС России от 17 октября 2003 года (зарегистрирован в МЮ РФ 13 ноября 2003 года N 5227).

Приказом Федеральной налоговой службы от 2 августа 2005 г. N САЭ-3-06/354@ вышеназванный приказ МНС России признан утратившим силу

В отношении протоколов об административных правонарушениях в области налогов и сборов, составленных работниками налоговых органов до регистрации упомянутого перечня должностных лиц в МЮ РФ, при решении вопроса о компетенции указанных лиц по их составлению можно руководствоваться положениями вышеназванных нормативных правовых актов.

Председатель Совета судей Камчатской области

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Возбуждение дела из административного правонарушения мировыми судьями

Прежде всего, совершая процессуальные действия, предусмотренные ст. 29.1 КоАП РФ, судье необходимо выяснить, относится ли к его компетенции рассмотрение данного дела. Если рассмотрение данного дела не относится к его компетенции, оно направляется по подведомственности, т.е. уполномоченному на то судье, органу, должностному лицу. В этом случае судьей выносится определение о передаче протокола об административном правонарушении и других материалов на рассмотрение по подведомственности.

Далее судья устанавливает, имеются ли обстоятельства, исключающие возможность рассмотрения данного дела судьей, членом коллегиального органа, должностным лицом.

В порядке подготовки дела к рассмотрению судья, руководствуясь положениями КоАП РФ и постановлением Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», должен также установить, правильно ли составлен протокол об административном правонарушении с точки зрения полноты исследования события правонарушения и сведений о лице, его совершившем, а также соблюдения процедуры оформления протокола.

Существенным недостатком протокола является отсутствие данных, прямо указанных в ч.2 ст. 28.2 КоАП РФ (даты и места его составления, должности, фамилии лица, составившего протокол), и иных сведений в зависимости от их значимости для данного конкретного дела об административном правонарушении (например, отсутствие данных о том, владеет ли лицо, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, языком, на котором ведется производство по делу, а также данных о предоставлении переводчика при составлении протокола и другие).

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ, несущественными являются такие недостатки протокола, которые могут быть восполнены при рассмотрении дела по существу, а также нарушения установленных ст. 28.05 и 28.08 КоАП РФ сроков составления протокола об административном правонарушении и направления протокола для рассмотрения судье, поскольку эти сроки не являются пресекательными, либо составление протокола в отсутствие лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, если этому лицу было надлежащим образом сообщено о времени и месте его составления, но оно не явилось в назначенный срок и не уведомило о причинах неявки или причины неявки были признаны неуважительными.

В том случае, когда протокол об административном правонарушении составлен неправомочным лицом либо когда протокол и другие материалы оформлены неправильно, материалы представлены неполно, судье на основании п.4 ч.1 ст. 29.4 КоАП РФ необходимо вынести определение о возвращении протокола об административном правонарушении и другие материалы дела в орган или должностному лицу, которыми составлен протокол. Определение судьи должно быть мотивированным, содержать указания на выявленные недостатки протокола и других материалов дела, требующие устранения.

Необходимо отметить, что возвращение протокола возможно только на этапе подготовки к судебному рассмотрению. Оно не допускается на этапе рассмотрения дела, поскольку в ч. 2 ст. 29.9 КоАП РФ не предусмотрена возможность вынесения определения о возвращении протокола и других материалов дела органу или должностному лицу, составившим его.

Проверяя полномочия должностного лица на составление протокола следует учитывать положения, содержащиеся в ст. 28.03 КоАП РФ, а также нормативные акты соответствующих федеральных органов исполнительной власти.

Далее судья должен установить, имеются ли обстоятельства, исключающие производства по делу. Судье следует иметь в виде, что ст. 4.5 КоАП РФ установлены сроки давности привлечения к административной ответственности, истечение которых является безусловным основанием, исключающим производство по делу об административном правонарушении (п.6 ч.1 ст. 24.5 КоАП РФ). При этом не может быть удовлетворено ходатайство лица, в отношении которого составлен протокол об административном правонарушении, о рассмотрении дела по существу. Законодателем установлен 15-дневный срок рассмотрения административного дела со дня получения судьей протокола об административном правонарушении и других материалов.

По общим правилам срок давности привлечения к административной ответственности исчисляется со дня, следующим за днем совершения административного правонарушения (за днем обнаружения). В случае совершения административного правонарушения, выразившегося в форме бездействия, срок привлечения к административной ответственности исчисляется со дня, следующего за последним днем периода, предоставленного для исполнения соответствующей обязанности.

Согласно ч.2 ст. 4.5 КоАП РФ при длящемся административном правонарушении сроки начинают исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения. При применении данной нормы судьям следует исходить из того, что длящимся является такое административное правонарушение, которое выражается в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении обязанностей, возложенных на нарушителя законом. Невыполнение предусмотренной нормативным правовым актом обязанности к установленному в нем сроку не является длящимся административным правонарушением. При этом необходимо учитывать, что днем обнаружения длящегося административного правонарушения считается день, когда должностное лицо, уполномоченное составлять протокол об административном правонарушении, выявило факт его совершения.

Анализ особенностей и криминологическая характеристика личности коррупционера
Взяточничество — организованное преступное формирование, деятельность которого носит корыстно-ненасильственный характер. Субъектом получения взятки является должностное лицо. Согласно УК РФ должностными лицами признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функци .

Совершенствование форм и методов управления государственным имуществом в регионе
По своим размерам доходы, получаемые от использования государственного имущества достаточно велики в 2012 г. они составили почти 14,5 млрд. руб., что может обеспечивать значительную часть расходов города на здравоохранение или социальную поддержку. Доходы, поступающие от имущества Санкт-Петербурга, .

Гарантии законности
В своем первом Послании Федеральному Собранию Президент России Дмитрий Медведев уделил особое внимание вопросам развития российской демократии. По его словам, принятая в 1993 году Конституция РФ, гарантируя уровень свободы личности, существование демократических институтов и процедур, предопределил .

Проблемы земельного права

Земля как объект рыночных отношений имеет многофункциональное назначение, поэтому совершение сделок с земельными участками регулируется конституционными нормами и земельным правом, а также гражданским законодательством с учетом лесного, водного, экологического и иного специального законодательства.

Mihalych81 › Блог › Нарушение срока регистрации тс не является длящимся.

На неделе обратился знакомый, который уже полтора года ездит на машине, оформленной на предыдущего владельца, с вопросом, что ему будет при переоформлении авто на себя за пропуск 10-дневного срока регистрации ТС. Этот же вопрос возник на форуме Драйв2. Всем известно, что за нарушение правил государственной регистрации транспортных средств, частью 1 ст.19.22 КоАП РФ предусмотрено наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей.

Намеренно или ошибочно по этой статье привлекают при любом сроке нарушения, считая его длящимся. Гражданин 25 июля 2013 г приобрёл ТС, 4 марта 2014 г. Постановлением государственного инспектора РЭО ОМВД был привлечён к административной ответственности, назначен штраф 1500р. Решением судьи Новочебоксарского городского суда Чувашской Республики от 1 апреля 2014 г., оставленным без изменения решением судьи Верховного Суда Чувашской Республики от 30 мая 2014 г. и постановлением заместителя председателя Верховного Суда Чувашской Республики от 15 августа 2014 г., постановление должностного лица оставлено без изменения.

Однако Постановлением Верховного суда от 20 февраля 2015 г. N 31-АД15-4 штраф для владельца ТС отменен, по причине истечения срока давности привлечения к административной ответственности. Как разъяснил ВС, срок давности привлечения гражданина к административной ответственности начал исчисляться 5 августа 2013 г. и истек 5 октября 2013 г.

Респект и уважуха человеку, который за почти год прошёл все инстанции судебной системы страны и отстоял своё!

Критерии длящегося административного правонарушения

Адвокат, к. ю. н. Виталий Шакин, специально для Клерк.Ру

Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации регламентирует самые различные сферы общественных отношений, поэтому можно уверенно предположить, что не найдется такой коммерческой организации, которая ни разу не совершила бы административное правонарушение.

В связи с этим весьма актуальным для юридических лиц (как впрочем и для других субъектов, которые могут быть привлечены за административное правонарушение) является вопрос о сроках давности привлечения к административной ответственности.

Как установлено в ст. 4.5 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев со дня совершения административного правонарушения. Это так называемый общий срок давности. За нарушения ряда иных отношений (за нарушение законодательства о налогах и сборах, о защите прав потребителей, о рекламе, о лотереях, таможенного, антимонопольного, валютного законодательства и др.) предусмотрен более длительный специальный срок, который равен одному году со дня совершения административного правонарушения.

Если было совершено простое правонарушение, то вопросов по применению приведенных сроков давности, как правило, не возникает. Например, если 1 апреля 2005 года был выявлен факт продажи товаров без применения контрольно-кассовой машины (ст. 14.5 КоАП РФ), то привлечь организацию к ответственности возможно только до 2 июня 2005 года.

Ситуация меняется, если правонарушение является длящимся.

Как указано в ч. 2 ст. 4.5 КоАП РФ при длящемся административном правонарушении сроки, предусмотренные в ч. 1 статьи, начинают исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения. При этом закон не раскрывает понятия длящегося правонарушения, что приводит к возникновению споров относительно применения сроков давности при совершении отдельных правонарушений.

Следует отметить, что при анализе поставленной проблемы не будет рассматриваться вопрос о том, насколько целесообразно и правомерно по длящимся правонарушениям устанавливать срок исчисления давности с момента их обнаружения. Поставленная задача заключается в другом: найти те критерии, которые помогут отличить длящееся административное правонарушение.

Так, предположим, что организация, суммарная стоимость активов по последнему балансу которой превышает 100 тыс. (на настоящий момент 2 млн.) установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда, приобрела 15 февраля 2004 года определенную долю в другом обществе (в соответствии с надлежащим договором). Согласно ст. 18 Закона РСФСР от 22 марта 1991 г. N 948-I «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» организация в течение 45 дней с момента совершения данной сделки должна уведомить об этом антимонопольный орган.

Допустим, что юридическое лицо не выполнило данной обязанности (не направило уведомление в государственный орган до 1 апреля 2004 года). Это означает, что было совершено правонарушение в области антимонопольного законодательства – не предоставление соответствующего уведомления в антимонопольный орган (ст. 19.8 КоАП РФ).

Срок давности по таким правонарушениям равен одному году. Но с какого момента следует его исчислять?

Например, антимонопольный орган обнаружил факт совершения правонарушения 4 апреля 2005 года и 8 апреля 2005 года принял решение о привлечении организации к ответственности. Следует ли признать решение государственного органа незаконным, поскольку с момента окончания срока уведомления о сделке (с 1 апреля 2004 года) прошло более года? Или же данное решение обоснованно, поскольку с момента обнаружения правонарушения (4 апреля 2005 года) прошло менее года?

Если признать правонарушение простым, то после 1 апреля 2005 года организацию нельзя привлечь к ответственности, так как прошел год с момента его совершения. Соответственно, решение государственного органа незаконно.

Если же признать правонарушение длящимся то, срок в один год будет исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения, то есть с 4 апреля 2005 года. Соответственно, решение государственного органа будет вполне правомерным.

Тем самым ответ на вопрос о том, можно ли в приведенном примере привлечь организацию к административной ответственности, зависит от того, будет ли признано правонарушение, предусмотренное ст. 19.8 КоАП РФ, длящимся или не будет признано таковым.

Следует отметить, что по своей сути рассматриваемое в примере правонарушение представляет собой нарушение субъектом предусмотренной законом обязанности, при том, что обязанность должна была быть исполнена к установленному в законе сроку. Именно по подобным правонарушениям возникает проблема отнесения их к простым или к длящимся.

Ни в теории, ни в практике не дается окончательного ответа на вопрос о том, признавать ли неисполненную к установленному законом сроку обязанность длящимся административным правонарушением или нет. Одни авторы считают, что это длящиеся правонарушения, другие – придерживаются иной позиции, при том каждая из сторон приводит свои аргументы.

Государственные органы в своей практике в большинстве случаев исходят из того, что подобные правонарушения являются длящимися, что вполне естественно, так как в таком случае контролирующие органы получают дополнительные возможности по воздействию на организации. Фактически в таком случае государственные органы продляют срок давности на неизвестное время, так как обнаружено правонарушение может быть не скоро.

Так, в Письме ГТК РФ от 27 мая 2002 г. N 01-06/20585 «Об отнесении административных правонарушений к длящимся» указано: «… в случае, когда в соответствии с нормативными правовыми актами по таможенному делу обязанность должна быть выполнена к определенному сроку, с момента истечения такого срока правонарушение является оконченным, однако противоправное деяние, заключающееся в невыполнении указанной обязанности, продолжает длиться до его прекращения» 1.

В обоснование того, что подобные правонарушения являются длящимися, специалисты обычно ссылаются на то, что обязанность по уведомлению антимонопольного органа никуда не исчезает и после того, как прошел срок, установленный законом: установленная законодательством обязанность не прекращается в момент наступления установленного для ее исполнения срока. Лицо продолжает быть обязанным исполнить действия, предписанные законом.

Исходя из изложенного, делается вывод, что правонарушение «протекает» во времени (обязанность продолжает не исполняться), что характерно для длящихся правонарушений.

Опровергая данную позицию, авторы, не относящие подобные правонарушения к длящимся, указывают, что не совершение лицом определенной обязанности означает не только само действие (бездействие), но и его результат. Следовательно, делается вывод, что основу противоправных деяний, заключающихся в неисполнении обязанности к определенному сроку, составляет именно фактическое неисполнение (неуведомление – в приведенном примере). Соответственно окончено такое деяние тогда, когда истек срок исполнения обязанности (истек срок подачи заявления в антимонопольный орган). С данного момента и следует исчислять срок давности привлечения к ответственности.

Представляется, что расхождение позиций и дискуссия по рассматриваемому вопросу являются следствием несовершенства административного законодательства. Для сравнения, например, в уголовном праве таких проблем нет.

В УК РФ установлено, что сроки давности исчисляются со дня совершения преступления до момента вступления приговора в законную силу. В связи с особенностью уголовно-правовых отношений в срок давности привлечения к уголовной ответственности включается все время, прошедшее до обнаружения преступления и после этого – до приговора суда. При этом ч. 2 ст. 9 УК РФ определяет время совершения преступления – это время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий. Поэтому срок давности по всем уголовным преступлениям начинает исчисляться с одной даты – с момента совершения деяния, независимо от того, является ли данное преступление длящимся или нет, обнаружено оно или нет.

Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации, как уже указывалось, не содержит понятия длящегося правонарушения, и кроме того, устанавливает различный момент начала исчисления срока давности по простым и по длящимся правонарушениям, не определяя при этом, что является днем совершения правонарушения.

Данные недостатки, должны быть устранены только законодательным путем. Например, представляется вполне приемлемым, установление в законе единого начала исчисления срока давности – с момента совершения противоправного деяния. Однако, до внесения изменений необходимо обозначить более четкие критерии, которые позволили бы на практике разграничивать простые и длящиеся административные правонарушения.

В общем смысле длящееся правонарушение – это действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой административного наказания, оканчивающееся вследствие действия самого лица, направленного к прекращению правонарушения, либо наступления событий, препятствующих его совершению, либо, когда отпадает сама обязанность, невыполнение которой составляло содержание правонарушения.

Тем самым для длящегося правонарушения характерно начало его осуществления – с момента, когда лицо нарушило закон, и фактическое окончание его совершения – когда лицо само перестало его совершать или правонарушение было пресечено. При этом на всем протяжении (от начала до окончания) длящееся правонарушение является юридически оконченным, что определяет возможность привлечения лица к ответственности. То есть с момента начала совершения противоправного деяния длящееся правонарушение является юридически оконченным, но деяние продолжает осуществляться дальше, до его фактического прекращения.

У недлящихся правонарушений момент начала совершения противоправного деяния совпадает с моментом юридического окончания правонарушения и моментом фактического окончания осуществления правонарушения.

Таким образом, можно условно обозначить, что если при совершении правонарушения имеется возможность его пресечения со стороны государственных органов или же сохраняется возможность прекращения его совершения самим лицом, то это длящееся правонарушение. Именно это и является характерным признаком длящихся правонарушений. Если же таких возможностей нет (поскольку правонарушение фактически окончено когда и начато) – то это обычное правонарушение.

В качестве примера первого правонарушения можно привести ст. 5.32 КоАП РФ, в которой предусмотрена ответственность за уклонение от получения требований работников и от участия в примирительных процедурах. Правонарушение будет окончено фактически лишь тогда, когда либо сам руководитель устранит свое нарушение или на это укажут ему уполномоченные органы.

В случае с неуведомлением антимонопольного органа возможности пресечения или прекращения правонарушения нет. Лицо не может вернуть время назад и отправить уведомление в срок. Даже, если лицо направит уведомление, то оно все равно может быть привлечено к ответственности за нарушение сроков. Пресечь правонарушение государственные органы также не могут, так как оно уже совершено, уже нарушены сроки. Можно только потребовать представить уведомление, но это не устранит факта совершения правонарушения.

Таким образом, представляется более обоснованной, логичной и последовательной позиция, в соответствии с которой противоправные деяния, заключающиеся в неисполнении обязанности к определенному сроку, не являются длящимися. Соответственно исчисление сроков давности по таким правонарушениям следует осуществлять с момента их совершения, когда обязанность не была исполнена к установленному сроку.

Для того, чтобы определить длящееся правонарушение или простое, необходимо проанализировать признаки его состава и определить имеется ли возможность пресечения или прекращения деяния. В длящихся правонарушениях противоправное деяние совершается до момента его пресечения или самостоятельного прекращения. В рассматриваемом примере о неуведомлении антимонопольного органа противоправное деяние уже совершено. При этом сохраняется обязанность совершить определенные действия, что не означает того, что само противоправное деяние продолжает совершаться. В связи с этим, решение антимонопольного органа о привлечении организации к ответственности должно быть признано незаконным.

Следует отметить, что разрешение вопроса об ответственности за административные правонарушения, заключающиеся в неисполнении обязанности в срок, будет зависеть в первую очередь от того, как положения кодекса будут трактоваться и применяться на практике.

И тут имеются как положительные, так и отрицательные моменты.

Так, например, в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года, № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» 1 неоднократно указывается, что:

— невыполнение предусмотренной нормативным правовым актом обязанности к установленному в нем сроку не является длящимся административным правонарушением;

— срок давности привлечения к административной ответственности за правонарушения, по которым предусмотренная нормативным правовым актом обязанность не была выполнена к определенному в нем сроку, начинает течь с момента наступления указанного срока.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в своем Постановлении от 1 сентября 2003 г. N Ф08-3268/03 указывает: «Обязанность по получению согласия ограничена во времени, согласие антимонопольного органа необходимо получать до совершения сделки. Следовательно, нарушение статьи 18 названного закона считается законченным в момент совершения сделки и с этого момента следует исчислять срок привлечения к административной ответственности» 3. Федеральный Арбитражный суд Северо-Западного округа в своем Постановлении от 1 июня 2005 года по делу N А42-4765/03-12 4 также соглашается с тем, что невыполнение предусмотренной нормативным правовым актом обязанности к установленному в нем сроку не является длящимся административным правонарушением и что срок давности привлечения к административной ответственности за правонарушения, по которым предусмотренная нормативным правовым актом обязанность не была выполнена к определенному в нем сроку, начинает течь с момента наступления указанного срока.

Сараев Д.В., анализируя рассматриваемую проблему, приводит в пример решение апелляционной инстанции Арбитражного суда г. Москвы.

Арбитражный суд г. Москвы сделал выводы, что длящимся является такое правонарушение, которое носит непрерывный характер и совершается ежедневно, вплоть до его пресечения (обнаружения). Длящееся правонарушение в любой момент может быть пресечено и устранено непосредственно самим правонарушителем 5.

Приведенные из практики примеры решений указывают на то, что суды склонны разрешать дела исходя из позиции, в соответствии с которой невыполнение обязанности к установленному законом сроку не является длящимся правонарушением. В тоже время необходимо заметить, что в практике по схожим ситуациям существуют и иные, противоположные судебные решения.

Так, тот же Федеральный Арбитражный Суд Северо-Западного округа в Постановлении от 14 марта 2005 года (по делу N А56-28535/04) признал ошибочными выводы суда первой инстанции 6.

Суд первой инстанции признал незаконным решение о привлечении общества к ответственности по ч. 2 ст. 16.17 КоАП РФ в связи с пропуском срока давности. Однако суд кассационной инстанции указал, что правонарушение, предусмотренное ч. 1 и ч. 2 ст. 16.17 КоАП РФ, является длящимся, в связи с чем таможенные органы не пропустили срока давности привлечения общества к ответственности.

Таким образом, судебная практика по рассматриваемой проблеме неоднозначна. Вследствие этого остается только ждать выводов Высшего Арбитражного Суда РФ по данному вопросу, так как до законодательных изменений в связи со спорностью позиции практика пойдет по тому пути, который будет установлен высшей судебной инстанцией. На данный момент Высший Арбитражный Суд РФ ограничился только разъяснением относительно того, что является днем обнаружения административного правонарушения 7.

1 См.: Таможенные ведомости. 2002. N 9.

2 См.: Российская газета. 2005. 19 апреля.

3 См.: Справочно-правовая система «Гарант».

5 См.: Сараев Д.В. Реализация норм о сроках привлечения к административной ответственности и практика их применения арбитражными судами // Судебно-арбитражная практика Московского региона. Вопросы правоприменения. 2003. N 1-2.

6 См.: Справочно-правовая система «Гарант».

7 См.: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 января 2003 г. N 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2003. N 3 .

Обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении;

В теории административной юрисдикции помимо обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правонарушении, существуют обстоятельства, исключающие деликтность деяния.

Буквально, в переводе с латинского языка деликт (лат. Delictum) означает проступок, правонарушение, а понятие «административный деликт» тождественно понятию «административное правонарушение». Административная деликтность представляет собой сумму административных правонарушений, совершенных на определенной территории за какой-то отрезок времени. Именно так это понятие раскрывает Д.Н. Бахрах[159]. По аналогии с этим понятием недавно было сформулировано понятие «налоговая деликтность», под которой понимается совокупность всех совершаемых в государстве, отдельном регионе, городе за определенный отрезок времени деяний, запрещенных действующим законодательством о налогах и сборах[160].

В юридической науке существует специальное направление “деликтология”. Ее составными частями являются административная деликтология, изучающая состояние, динамику, причины административной деликтности и меры борьбы с нею[161], и налоговая деликтология, изучающая «вопросы налогового администрирования, выявления, пресечения, предупреждения налоговых правонарушений (в соответствии с НК РФ) и привлечения нарушителей законодательства о налогах и сборах к ответственности), а также… выявления, предупреждения и профилактики правонарушений в области финансов, налогов и сборов (Глава 15 КоАП РФ)»[162].

Обстоятельства, исключающие деликтность деяния, и обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении, различны по своей юридической природе.

Обстоятельства, исключающие деликтность деяния, по содержанию являются не только освобождением от административной ответственности, но и не считают совершенное деяние административным правонарушением. К примеру, не является административным правонарушением причинение вреда охраняемым законом интересам в состоянии крайней необходимости. Обстоятельством, исключающим деликтность деяния, является и отсутствие события административного правонарушения.

Действиям лица в состоянии крайней необходимости посвящена ст. 2.7 КоАП РФ: «Не является административным правонарушением причинение лицом вреда охраняемым законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или других лиц, а также охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред»[163].

В приведенной статье КоАП РФ указаны два условия, при наличии которых лицо, находящееся в состоянии крайней необходимости, не рассматривается как совершившее административное правонарушение:

1) невозможность устранения возникшей угрозы правоохраняемым интересам иными средствами;

2) причиненный вред должен быть менее значительным, чем предотвращенный.

Под вредом, причиняемым охраняемым законом интересам, имеются в виду различные действия, образующие состав административного правонарушения, влекущего административную ответственность. При совершении таких деяний в состоянии крайней необходимости отсутствует признак вины. Наличие этого обстоятельства является одним из оснований, исключающих производство по делу об административном правонарушении.

При крайней необходимости происходит столкновение двух интересов: угроза причинения вреда одним правоохраняемым интересам устраняется путем причинения вреда, хотя и меньшего, другим.

Как правило, состояние крайней необходимости возникает в экстремальных ситуациях (пожар, стихийные бедствия природного характера, аварии на предприятиях, дорожно-транспортные происшествия и т.д.) и лицо для спасения одного охраняемого законом правоотношения причиняет вред другому. К примеру, вполне оправданно нарушение правил дорожного движения (превышение установленной скорости движения) водителем, доставляющим в больницу человека, находящегося в тяжелом состоянии. Формально в действиях этого водителя содержится состав административного правонарушения, но причиненный вред считается оправданным, поскольку у водителя не было иного выхода спасти жизнь больного.

Для некоторых категорий профессий (пожарных, врачей, сотрудников полиции, спасателей) действия в условиях крайней необходимости составляют служебный долг и, следовательно, являются правовой обязанностью. Так, полицейский может оказаться в состоянии крайней необходимости при использовании специальных средств в целях пресечения противоправного деяния и в процессе доставления правонарушителя, когда причиняется вред не виновному, а третьим лицам (например, при нарушении установленного порядка проведения собрания, митинга, пикетирования – см. ст. 20.2 КоАП РФ).

В соответствии с законодательно установленной нормой действие в состоянии крайней необходимости, причинившее более значительный вред, чем предотвращенный вред, квалифицируется в качестве административного правонарушения[164].

Вопрос квалификации крайней необходимости, как правило, решается лицом, составляющим протокол об административном правонарушении или рассматривающим дело по существу.

Квалифицировать состояние крайней необходимости можно и по отношению к юридическому лицу.

Весьма интересный опыт правоприменения анализируемой нормы КоАП РФ наработан судебной практикой. Так, Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд принял Постановление от 11 марта 2011 г. по делу N А05-13775/2010, согласно которому суд отклонил доводы заявителя (организации) о совершении им правонарушения в состоянии крайней необходимости. Организацию, являющуюся единственным предприятием в районе, осуществляющим деятельность по сбору и вывозу твердых бытовых отходов, привлекли к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ, за осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (лицензия) обязательно. Правовая позиция суда заключалось в том, что лицо, совершившее административное правонарушение, освобождается от административной ответственности, если оно своими действиями пыталось предотвратить опасность, угрожающую общегосударственным интересам или законным интересам субъектов частного права. При этом опасность могла быть устранена только в результате совершения административного правонарушения. В данном случае такие обстоятельства отсутствуют. Организация осуществляла вид деятельности, подлежащий лицензированию, не имея соответствующий лицензии.

Суд разъясняет, что в данном случае вина ответчика в совершении вмененного правонарушения заключается в том, что у него имелась возможность для соблюдения норм законодательства, однако им не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. В материалах дела не имеется доказательств того, что организация обращалась в лицензирующий орган за получением лицензии на осуществление деятельности по сбору, транспортировке и размещению отходов 4 и 5 классов опасности, однако по независящим от него причинам такая лицензия ему не была выдана.

Противоположное решение по аналогичному составу административного правонарушения было принято Семнадцатым арбитражным апелляционным судом Постановлением от 22 апреля 2011 г. N 17АП-1922/2011-АК (Дело N А60-43164/2010).

Как следует из материалов дела, 01.12.2010 года прокуратурой Нижнесергинского района Свердловской области проведена проверка деятельности МУП «Тепло-водоснабжение п. Атиг», в ходе которой установлен факт эксплуатации опасных производственных объектов — газовой котельной N 1, расположенной по адресу: Свердловская область, п. Атиг, ул. Урицкого, 9/1 и газовой котельной N 2, расположенной по адресу: Свердловская область, п. Атиг, ул. Горького, 12/1 в отсутствие лицензии на эксплуатацию взрывопожароопасных производственных объектов в нарушение требований ст. 17 Федерального закона от 08.08.2001 N 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», п. 1 ст. 9 Федерального закона от 21.07.1997 N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов».

По результатам рассмотрения материалов проверки 01.12.2010 Прокурором вынесено постановление о возбуждении в отношении Предприятия дела об административном правонарушении по ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ (л.д. 8).

Материалы административного дела и соответствующее заявление были направлены Прокуратурой в арбитражный суд для рассмотрения вопроса о привлечении Предприятия к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ.

При рассмотрении дела арбитражный суд первой инстанции пришел к выводу о наличии в действиях МУП «Тепло-водоснабжение п. Атиг» состава вменяемого административного правонарушения, однако, руководствуясь положениями ст. 2.7 КоАП РФ счел возможным освободить Предприятие от административной ответственности.

Отказывая в удовлетворении требований о привлечении к ответственности, суд первой инстанции руководствовался положениями ст. 2.7 КоАП РФ. Судом учтено, что Предприятие является организацией, оказывающей услуги по теплоснабжению, водоснабжению жилого фонда и учреждений социального назначения, расположенных в поселке Атиг, а эксплуатируемые Предприятием котельные являются единственными объектами, с помощью которых возможно осуществление данной деятельности.

Неосуществление деятельности по теплоснабжению и водоснабжению могло повлечь негативные социальные последствия, угрозу здоровью и жизни населения поселка. Указанные обстоятельства позволили суду охарактеризовать деятельность организации в отсутствие необходимой лицензии как совершаемую при наличии крайней необходимости.

Причинение вреда правоохраняемому интересу можно признать оправданным, если у гражданина или организации не было иного выхода для спасения более ценного блага. Вопрос о том, являлся ли использованный для предотвращения вреда способ единственно возможным, решается с учетом конкретных обстоятельств дела.

Для сопоставления вреда предотвращенного и вреда причиненного нужно учитывать социальное содержание интересов защищаемых и нарушаемых. При сопоставлении жизни и здоровья человека и имущественных интересов предпочтение отдается жизни и здоровью людей. Если для защиты имущественных интересов нарушаются такие же интересы, применяется стоимостный фактор оценки вреда причиненного и предотвращенного.

Действие лица в состоянии крайней необходимости согласно п. 3 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ относится к обстоятельствам, исключающим производство по делу об административном правонарушении: производство в этом случае не может быть начато, а начатое подлежит прекращению. В данном случае квалифицируется событие административного правонарушения: факт совершения лицом действия, предусмотренного КоАП РФ, за которое установлена административная ответственность, — однако отсутствует состав административного правонарушения: указанное действие не является противоправным и виновным[165]. Если лицо, совершившее нарушение, влекущее административную ответственность, действовало в состоянии крайней необходимости, производство по делу не может быть начато, а начатое подлежит прекращению. Решение по этому вопросу может быть принято согласно п. 3 ч. 1 ст. 24.5 как при составлении протокола об административном правонарушении, так и при рассмотрении дела.

Отсутствие события административного правонарушения также является обстоятельством, исключающим деликтность деяния.

Данное обстоятельство означает, что не установлено наличие противоправного деяния, то есть факт совершения правонарушения не подтвержден. Такое обстоятельство возможно в следующих случаях: а) в действии (бездействии) отсутствовали признаки предусмотренного КоАП РФ и законами субъекта РФ противоправного деяния (действия или бездействия); б) при невозможности установления (выявления) признаков административного правонарушения.

Перечень обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правонарушении, шире по сравнению с исключающими деликтность деяния. Статьей 24.5 КоАП РФ “Обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении” установлен исчерпывающий перечень обстоятельств, несовместимых с производством по делу об административном правонарушении.

Производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств:

1) отсутствие события административного правонарушения;

2) отсутствие состава административного правонарушения, в том числе недостижение физическим лицом на момент совершения противоправных действии (бездействия) возраста, предусмотренного настоящим Кодексом для привлечения к административной ответственности, или невменяемость физического лица, совершившего противоправные действия (бездействие);

3) действия лица в состоянии крайней необходимости;

4) издание акта амнистии, если такой акт устраняет применение административного наказания;

5) отмена закона, установившего административную ответственность;

6) истечение сроков давности привлечения к административной ответственности;

7) наличие по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания, либо постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении, либо постановления о возбуждении уголовного дела;

8) смерть физического лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Значительно меньший аналогичный перечень обстоятельств, включающий по сути имеющиеся в КоАП РФ, содержит ст. 109 НК РФ:

«Статья 109. Обстоятельства, исключающие привлечение лица к ответственности за совершение налогового правонарушения

Лицо не может быть привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств:

1) отсутствие события налогового правонарушения;

2) отсутствие вины лица в совершении налогового правонарушения;

3) совершение деяния, содержащего признаки налогового правонарушения, физическим лицом, не достигшим к моменту совершения деяния шестнадцатилетнего возраста;

4) истечение сроков давности привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения»[166].

При этом, важное указание содержится в п. 4 ст. 81 НК РФ, заключающееся в том, что налогоплательщик освобождается от ответственности при условии внесения им изменений и дополнений в налоговую декларацию, устраняющих неотражение или неполноту отражения сведений, а равно ошибки, приводящие к занижению суммы налога. Таким образом, данная норма, содержит в себе элементы аналогии права с институтом освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием – ст. 75 УК РФ. В ст. 81 НК РФ устанавливается также требование активного добровольного поведения лица, направленного на предотвращение, устранение или уменьшение вредных последствий совершённого им налогового правонарушения.

Данная норма может быть реализована только при соблюдении следующих обязательных условий:

во-первых, изменения и дополнения внесены в налоговую декларацию после истечения срока уплата налога;

во-вторых, изменения и дополнения в декларацию внесены налогоплательщиком до того, как ему стало известно об обнаружении налоговым органом обстоятельств, предусмотренных п. 1 ст. 81 НК РФ;

в-третьих, налогоплательщик уплатил недостающую сумму налога и соответствующие пени, подлежащие начислению на недостающую сумму налога.

Статья 111 НК РФ устанавливает перечень обстоятельств, наличие любого из которых свидетельствует об отсутствии такого необходимого элемента налогового правонарушения, как субъективная сторона (вина в форме умысла или неосторожности) — одного из необходимых признаков состава налогового правонарушения:

Обстоятельствами, исключающими вину лица в совершении налогового правонарушения, признаются:

1) совершение деяния, содержащего признаки налогового правонарушения, вследствие стихийного бедствия или других чрезвычайных и непреодолимых обстоятельств (указанные обстоятельства устанавливаются наличием общеизвестных фактов, публикаций в средствах массовой информации и иными способами, не нуждающимися в специальных средствах доказывания);

2) совершение деяния, содержащего признаки налогового правонарушения, налогоплательщиком — физическим лицом, находившимся в момент его совершения в состоянии, при котором это лицо не могло отдавать себе отчета в своих действиях или руководить ими вследствие болезненного состояния (указанные обстоятельства доказываются предоставлением в налоговый орган документов, которые по смыслу, содержанию и дате относятся к тому налоговому периоду, в котором совершено налоговое правонарушение);

3) выполнение налогоплательщиком (плательщиком сбора, налоговым агентом) письменных разъяснений о порядке исчисления, уплаты налога (сбора) или по иным вопросам применения законодательства о налогах и сборах, данных ему либо неопределенному кругу лиц финансовым, налоговым или другим уполномоченным органом государственной власти (уполномоченным должностным лицом этого органа) в пределах его компетенции (указанные обстоятельства устанавливаются при наличии соответствующего документа этого органа, по смыслу и содержанию относящегося к налоговым периодам, в которых совершено налоговое правонарушение, независимо от даты издания такого документа).

Положение настоящего подпункта не применяется в случае, если указанные письменные разъяснения основаны на неполной или недостоверной информации, представленной налогоплательщиком (плательщиком сбора, налоговым агентом);

4) иные обстоятельства, которые могут быть признаны судом или налоговым органом, рассматривающим дело, исключающими вину лица в совершении налогового правонарушения.

Вернемся к рассмотрению обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правонарушении.

Отсутствие состава административного правонарушения означает, что факт деяния имел место, однако при этом отсутствует хотя бы один из обязательных элементов (признаков) состава административного правонарушения: объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона.

Наиболее характерным обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении, являются признаки, характеризующие физическое лицо как субъекта противоправного деяния. Имеются в виду либо недостижение физическим лицом возраста, с которого наступает административная ответственность, либо его невменяемость.

КоАП РФ, в ст. 2.3 (ч.1) установил возраст, по достижении которого наступает административная ответственность: “административной ответственности подлежит лицо, достигшее к моменту совершения административного правонарушения возраста шестнадцати лет”. Малолетние, которые в силу своего возраста не способны осознавать опасность совершаемых ими действий (бездействия) или руководить ими, не могут быть признаны субъектами административного правонарушения и не несут административной ответственности за совершенные ими противоправные, виновные деяния.

Известно, что к несовершеннолетним относятся лица до 18 лет — возраст, с которым связано наступление совершеннолетия[167]. Устанавливая возраст административной ответственности с 16 лет, законодательство об административных правонарушениях учитывает, что с достижением такого возраста несовершеннолетний в полной мере способен оценивать свое поведение, в том числе и противоправное. Вместе с тем, ч. 2 ст. 2.3 КоАП РФ допускает, что к лицам в возрасте от 16 до 18 лет, совершившим административное правонарушение, применяются, как правило, иные, чем к взрослым, меры воздействия – меры, предусмотренные Федеральным законом от 21 мая 1999 г. № 120-ФЗ “Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних” (в действ. ред.)[168]. Более того, несовершеннолетний правонарушитель в возрасте от 16 до 18 лет, с учетом конкретных обстоятельств дела и данных о нем, комиссией по делам несовершеннолетних и защите их прав может быть освобожден от административной ответственности с применением к нему меры воздействия, предусмотренной федеральным законодательством о защите прав несовершеннолетних.

Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав могут применять меры воздействия (административные санкции) как имущественного характера, так и в виде направления несовершеннолетних в специальные учебно-воспитательные учреждения открытого и закрытого типа органов здравоохранения.

Применение административных санкций имущественного характера обусловлено наличием у правонарушителя гражданской дееспособности. Несовершеннолетние в возрасте от 16 до 18 лет обладают ограниченной гражданской дееспособностью — в полном объеме она, как правило, возникает с наступлением совершеннолетия[169]. Применение имущественных административных санкций связано с наличием у несовершеннолетнего самостоятельного заработка, а также и других доходов, в частности стипендии.

Применение мер воздействия в виде направления несовершеннолетних в специальные учебно-воспитательные учреждения открытого и закрытого типа органов здравоохранения предусмотрено упомянутым ранее Федеральным законом “Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних”. Правовыми основаниями направления несовершеннолетнего в специальные учебно-воспитательные учреждения открытого типа являются: постановления комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, заключение психолого-медико-педагогической комиссии, а также согласие несовершеннолетних, их родителей или законных представителей.

КоАП РФ предусмотрены следующие обстоятельства, которыми его предписания обусловливают наступление административной ответственности и возможность назначения административных наказаний: момент совершения проступка (ч. 1 ст. 2.3 КоАП РФ), день совершения административного правонарушения либо, при длящемся проступке, — день его обнаружения (ч. 1, 2 ст. 4.5 КоАП РФ). Момент совершения длящегося административного проступка — деяния, беспрерывно осуществляемого в течение продолжительного времени, — связан с его обнаружением независимо от того, когда было начато противоправное действие (бездействие).

Статьей 2.8 КоАП РФ (Невменяемость) установлено, что не подлежит административной ответственности физическое лицо, которое во время совершения противоправных действий (бездействия) находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и противоправность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики.

Понятие невменяемости физического лица определяется двумя критериями, совокупность которых и характеризует это состояние: юридического (психологического) и медицинского.

Юридический критерий невменяемости включает указание на отсутствие у лица способности осознавать фактический характер и противоправность своих действий или бездействия – это, так называемый, интеллектуальный признак, или руководить ими – волевой признак.

Медицинским критерием является либо хроническое психическое расстройство, которое имеет длительное течение и, как правило, неизлечимо; либо временное психическое расстройство, которое представляет собой проходящее состояние и заканчивающееся выздоровлением (напр., белая горячка при патологическом опьянении, реактивные симптоматические состояния или расстройства психики, вызванные тяжкими душевными потрясениями.

Для признания лица невменяемым необходимо наличие хотя бы одного юридического критерия в сочетании с хотя бы одним признаком критерия медицинского.

Состояние невменяемости должно быть установлено во время совершения правонарушения. Это необходимо принимать во внимание также при длящихся административных правонарушениях. В этом случае необходимо квалифицировать невменяемость в момент установления факта правонарушения.

Состояние невменяемости в качестве юридического факта должно быть установлено в результате специального доказывания. Как правило, для этого необходимы экспертные заключения, подтверждающие наличие психической патологии.

В случае подтверждения совершения противоправного деяния в состоянии невменяемости лицо освобождается от применения юридических санкций. В отличие от законодательства об административных правонарушениях в Уголовном кодексе РФ предусмотрены дополнительные правовые последствия при совершении уголовно наказуемого, общественно опасного деяния: в этом случае судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера — особая разновидность мер государственного принуждения, отличных по своему статусу от видов уголовных наказаний.

Познавательно, что категория невменяемости в качестве института российского имперского права была впервые введена в обиход Уложением о наказаниях уголовных и исправительных. Наряду с психической патологией (п. 3 ст. 92) в Уложении были предусмотрены и другие обстоятельства, «по коим содеянное не должно быть вменено в вину», к которым относились, в частности, необходимая оборона и малолетство нарушителя. Таким образом, наличие душевного заболевания рассматривалось в качестве одного из обстоятельств, исключающих вину лица в совершении правонарушения.

В административно-юрисдикционном производстве в полном объеме действует издание акта амнистии, если такой акт устраняет применение административного наказания.

Амнистия – частичное или полное освобождение от судебного наказания определенной категории лиц, производимое Государственной Думой Федерального Собрания РФ. Акты амнистии применяются не в отношении конкретных лиц, а ко всем лицам, совершившим правонарушения, на которых распространяется амнистия. Как правило, объявление амнистии приурочивается к значительным государственным праздникам, юбилеям, важным событиям в жизни государства и общества. В соответствии с ч. 1 ст. 103 Конституции РФ объявление амнистии отнесено к исключительному ведению Государственной Думы. Амнистия объявляется Государственной Думой в отношении индивидуально не определенного круга лиц. Объявление амнистии осуществляется Государственной Думой путем принятия постановлений об объявлении амнистии и о порядке исполнения амнистии.

Пределы применения амнистии указываются в тексте соответствующего постановления. Вместе с тем анализ актов, изданных в этой области за последние годы, свидетельствует, что в отношении лиц, совершивших административные правонарушения, амнистия не применялась. Как правило, по акту амнистии выносятся постановления о прекращении уголовных дел. Так, согласно положению п. 8 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 26 мая 2000 года № 399-III ГД «О порядке применения Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов» прямо указано, что лица, подпадающие под действие амнистии, не освобождаются от административной ответственности и от обязанности возместить вред, причиненный в результате совершенных ими противоправных действий[170]. Соответствующие пункты содержатся и в иных подобных актах.

КоАП РФ не предусматривает право лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, ходатайствовать против прекращения дела вследствие акта амнистии. Подобное возражение может иметь место в случае, если лицо не считает себя виновным в совершении правонарушения и желает доказать свою невиновность. Поэтому здесь, видимо, следует проводить аналогию с ч. 2 ст. 27 Уголовно-процессуального кодекса РФ, устанавливающей, что прекращение дела не допускается, если обвиняемый против этого возражает. В таком случае производство по делу об административном правонарушении продолжается в обычном порядке.

Отмена закона, установившего административную ответственность,также является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении. Осуществление мер применения административных наказаний сопряжено с ограничением прав и свобод человека. Согласно ч. 3 ст. 55 Конституции РФ это допускается только федеральным законом. Отмена федерального закона, устанавливающего административную ответственность, устраняет противоправность данного деяния, совершение которого не является административным правонарушением и соответственно не влечет применения санкций. Институт отмены закона, устанавливающего административную ответственность, применяется довольно редко: к примеру, в КоАП РФ с 2002 года утратили юридическую силу более 15 статей, содержавших составы административных правонарушений (напр., ст.ст. 6.14,. 12.36, 14.21, 14.22, 15.2,15.23, 15.24 и др.). В большинстве случаев это вовсе не означает, что какие-то проступки таковыми теперь не считаются. Как правило, видоизменяются общественные отношения или появляются новые, которые сначала претерпевают изменения в административном законодательстве, и затем, а иногда одновременно с принятием нового закона, вносятся изменения в КоАП РФ или законы субъектов РФ об административных правонарушениях.

Отмена предписаний КоАП РФ, устанавливающих административную ответственность, допускается только федеральным законодательством. Аналогично нормы закона субъекта РФ об административных правонарушениях могут быть отменены соответствующим законом субъекта РФ. При этом необходимо учитывать принцип действия законодательства об административных правонарушениях во времени и пространстве, провозглашенный в ст. 1.7 КоАП РФ.

Производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое должно быть прекращено также, если истек срок давности привлечения к административной ответственности.

Под давностью традиционно понимается срок, по истечении которого приобретается или утрачивается какое-либо право. Применительно к рассматриваемому случаю истечение срока давности привлечения к административной ответственности исключает возможность применения судьями, органами или должностными лицами, в чьем производстве находится дело об административном правонарушении, мер административного наказания.

Срок давности привлечения к административной ответственности определен ст. 4.5 КоАП РФ и дифференцирован в зависимости от особенностей административных правонарушений и применения административных наказаний.

По общему правилу срок давности привлечения к административной ответственности не может превышать двух месяцев. Тем не менее, за отдельные виды правонарушений, перечисленных в ч. 1 комментируемой статьи, напр.: за нарушение законодательства РФ о внутренних морских водах, территориальном море, континентальном шельфе, об исключительной экономической зоне РФ, таможенного, антимонопольного, валютного законодательства РФ, о налогах и сборах, о защите прав потребителей, о рекламе и др., срок давности увеличен до одного года. Это обусловлено рядом обстоятельств, которые объективно не позволяют в течение общего срока давности выявить факт совершения правонарушения.

Это обусловлено рядом обстоятельств, которые объективно не позволяют в течение общего срока давности выявить факт совершения правонарушения.

При длящемся административном правонарушении сроки давности начинают исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения. За административные правонарушения, влекущие применение административного наказания в виде дисквалификации, физическое лицо может быть привлечено к административной ответственности не позднее одного года со дня совершения административного правонарушения, а при длящемся административном правонарушении — одного года со дня его обнаружения.

Лицо привлекается к ответственности по законодательству, действующему во время совершения проступка. При отмене закона, устанавливающего административную ответственность, дело, находящееся в производстве, должно быть прекращено независимо от стадии производства. В случае принятия нового закона, смягчающего административную ответственность, производство продолжается, но с учетом всех новелл позитивного характера. Правило об обратной силе закона, смягчающего или отменяющего ответственность, в полном объеме распространяется на лицо, которое совершило административный деликт до вступления такого закона в силу, если постановление по делу еще не исполнено.

Иной срок давности привлечения к налоговой ответственности установлен ст. 113 НК РФ — три года со дня совершения налогового правонарушения, а по налоговым правонарушениям, предусмотренным ст.ст. 120 и 122 НК РФ (грубое нарушение правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения; неуплата или неполная уплата сумм налога) – со следующего дня после окончания налогового периода в течение которого было совершено это правонарушение.

Исключительным обстоятельством, препятствующим производству по делу, является также наличие по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) таких документов, как: постановление о назначении административного наказания, либо постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении, либо постановление о возбуждении уголовного дела. В случае отмены в соответствующем порядке вышеназванных постановлений административно-юрисдикционное производство может быть возбуждено, но при этом необходимо соблюсти сроки давности привлечения к административной ответственности.

Кодексом предусмотрены и другие основания прекращения производства по делу об административном правонарушении:

— при малозначительности совершенного деликта судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо от административной ответственности и ограничиться устным замечанием (ст. 2.9 КоАП РФ);

— при выявлении в действиях (бездействии) лица признаков преступления материалы дела передаются прокурору, в орган предварительного следствия или в орган дознания (ст. 29.9 КоАП РФ).

При наличии хотя бы одного из обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правонарушении, судья, орган или должностное лицо, в производстве которых находится дело, выносит постановление о прекращении производства.

Наличие по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания, либо постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении, либо постановления о возбуждении уголовного дела.Данные обстоятельства, исключающие производства по делу об административном правонарушении, в разъяснении не нуждаются. По становление о возбуждении уголовного дела производится в соответствии со ст. 146 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Смерть физического лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении,влечет прекращение производства, поскольку в этом случае отсутствует обязательный элемент состава административного правонарушения – субъект.