108ч2 коап рф

Разъясняет заместитель прокурора Курчатовского района Бутрик Антон Игоревич

Федеральным законом № 451 – ФЗ от 29.12.2017 Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях дополнен статьей 14.1.4, которая предусматривает ответственность за осуществление энергосбытовой деятельности с нарушением, грубым нарушением лицензионных требований или без лицензии.

Лицензирование энергосбытовой деятельности осуществляется в соответствии со ст. 29.3 Федерального закона «Об электроэнергетики» № 35-ФЗ от 26.03.2003.

Под энергосбытовой деятельностью понимается деятельность по продаже произведенной и (или) приобретенной электрической энергии, осуществляемая на розничных рынках в пределах Единой энергетической системы России и на территориях, технологическое соединение которых с Единой энергетической системой России отсутствует.

В соответствии с пунктом 108 ч. 2 ст. 28.3 КоАП РФ протоколы об административном правонарушении уполномочены составлять должностные лица федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление лицензирования энергосбытовой деятельности.

Также Федеральным законом №451 – ФЗ от 29.12.2108 Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях дополнен частью 33 статьи 19.5 КоАП РФ, которой предусмотрена ответственность за невыполнение или ненадлежащее выполнение в установленный срок законного предписания федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление лицензирования энергосбытовой деятельности, об устранении нарушений лицензионных требований.

Статья 46 УПК РФ. Подозреваемый (действующая редакция)

1. Подозреваемым является лицо:

1) либо в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 настоящего Кодекса;

2) либо которое задержано в соответствии со статьями 91 и 92 настоящего Кодекса;

3) либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со статьей 100 настоящего Кодекса;

4) либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 223.1 настоящего Кодекса.

2. Подозреваемый, задержанный в порядке, установленном статьей 91 настоящего Кодекса, должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента его фактического задержания.

3. В случае, предусмотренном пунктом 2 части первой настоящей статьи, подозреваемому предоставляется право на один телефонный разговор на русском языке в присутствии дознавателя, следователя в целях уведомления близких родственников, родственников или близких лиц о своем задержании и месте нахождения, а дознаватель, следователь должен исполнить обязанности по уведомлению о задержании в соответствии со статьей 96 настоящего Кодекса.

4. Подозреваемый вправе:

1) знать, в чем он подозревается, и получить копию постановления о возбуждении уголовного дела, либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении к нему меры пресечения;

2) давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний. При согласии подозреваемого дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, предусмотренного пунктом 1 части второй статьи 75 настоящего Кодекса;

3) пользоваться помощью защитника с момента, предусмотренного пунктами 2 — 3.1 части третьей статьи 49 настоящего Кодекса, и иметь свидание с ним наедине и конфиденциально до первого допроса подозреваемого;

3.1) с момента избрания меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста иметь свидания без ограничения их числа и продолжительности с нотариусом в целях удостоверения доверенности на право представления интересов подозреваемого в сфере предпринимательской деятельности. При этом запрещается совершение нотариальных действий в отношении имущества, денежных средств и иных ценностей, на которые может быть наложен арест в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом;

4) представлять доказательства;

5) заявлять ходатайства и отводы;

6) давать показания и объяснения на родном языке или языке, которым он владеет;

7) пользоваться помощью переводчика бесплатно;

8) знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания;

9) участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству, ходатайству его защитника либо законного представителя;

10) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда;

11) защищаться иными средствами и способами, не запрещенными настоящим Кодексом.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 46 УПК РФ

1. УПК РФ существенно расширил основания для признания лица подозреваемым. Это не только лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления или к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 97, но и лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело. О возбуждении дела в отношении конкретного лица в УПК прямо сказано в ч. 1 ст. 318, посвященной возбуждению уголовного дела частного обвинения, а также в ст. 448, регулирующей производство в отношении отдельных категорий лиц. Однако и по другим делам в постановлении о возбуждении дела в числе оснований для принятия этого решения могут быть указаны данные о лице, подозреваемом в совершении преступления. Учитывая, что с момента возбуждения дела в отношении конкретного лица оно приобретает почти весь комплекс прав подозреваемого, в т.ч. право на защиту, представляется, что орган дознания, дознаватель, следователь и прокурор при наличии в первичных материалах о совершении преступления (сообщение, материалы проверки) определенных данных о лице, его совершившем, обязаны указать это лицо в постановлении о возбуждении дела. Если же на момент возбуждения дела данные о таком лице в первичных или проверочных материалах отсутствуют (возбуждение дела по факту), но затем в ходе предварительного следствия появляются, то лицо, фактически заподозренное в совершении преступления, не считается подозреваемым вплоть до его задержания или применения к нему до предъявления обвинения меры пресечения. Однако при производстве дознания положение иное — если в ходе дознания были получены достаточные данные, дающие основание подозревать лицо в совершении преступления, дознаватель составляет письменное уведомление о подозрении в совершении преступления, копию которого вручает подозреваемому, и разъясняет ему права подозреваемого (ч. 1 ст. 223.1).

2. По смыслу п. 11 ст. 5 и п. 3 ч. 3 ст. 49 УПК подозреваемый появляется в уголовном процессе не с момента составления протокола о задержании (на что в ч. 1 ст. 92 дается трехчасовой срок с момента доставления задержанного в орган дознания, к следователю или прокурору), а с момента фактического задержания, которое может произойти и до возбуждения уголовного дела. Фактическим задержанием, согласно п. 15 ст. 5 УПК, считается момент фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления.

3. Следует иметь в виду, что в ст. 46 УПК понятие подозреваемого дано в узком, формально-юридическом, смысле слова. Как указал Конституционный Суд РФ, факт уголовного преследования и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться не только актом о возбуждении в отношении данного лица уголовного дела, но также и проведением в отношении его следственных действий (обыска, опознания, допроса и др.), иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрений против него (в частности, разъяснением в соответствии с ч. 1 ст. 51 Конституции РФ права не давать показаний против себя самого). Лицо, в отношении которого осуществляются названные действия, должно считаться подозреваемым в широком, содержательном смысле слова. Широкое понимание понятия подозреваемого дает ему право немедленно воспользоваться помощью защитника, не дожидаясь формального признания за ним этого статуса какими-либо актами органов предварительного расследования.

4. Согласно ч. 2 данной статьи, подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента его фактического задержания (но не вынесения постановления о возбуждении в отношении его уголовного дела). Следует иметь в виду, что проведение допроса в указанный срок не только обязанность следователя и т.д., но и важное право подозреваемого, особенно существенное для него в случае задержания, т.к., во-первых, в данный момент наиболее полно реализуется право подозреваемого узнать, в чем он подозревается, а во-вторых, согласно п. 3 ч. 4 ком. статьи, именно в течение этого 24-часового срока (до первого допроса) задержанный практически чаще всего может использовать возможность встретиться с защитником.

5. Подозреваемый как участник судопроизводства существует ограниченное время. Если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу, то это время по общему правилу не может быть более 10 суток — с момента задержания до предъявления обвинения (ст. 100). Если же мера пресечения не была избрана в течение 48 часов, то лицо, подозреваемое в совершении преступления, подлежит освобождению (ч. 2 ст. 94) и после этого формально не может считаться подозреваемым, ибо более не задерживается и не подвергается применению меры пресечения. Исключение составляют случаи, когда в постановлении о возбуждении дела обоснованно будут указаны данные об этом лице. При производстве дознания лицо может находиться в положении подозреваемого до составления обвинительного акта.

6. Обязанность лица, ведущего предварительное расследование, своевременно поставить в известность подозреваемого о том, в чем он подозревается, реализуется путем указания в протоколе задержания оснований и мотивов задержания (ч. 2 ст. 92); в постановлении о применении меры пресечения до предъявления обвинения — преступления, в котором лицо подозревается (ч. 1 ст. 101 УПК). В УПК РФ более нет нормы, которая имелась в УПК РСФСР (ч. 2 ст. 123), о том, что перед допросом подозреваемому должно быть объявлено, в совершении какого преступления он подозревается. Однако, учитывая, что право на защиту должно обеспечиваться (ст. 16 УПК РФ), мы полагаем, что следователь, работник органа дознания, прокурор и ныне обязаны выполнять это требование.

Подозреваемый вправе получить копию уведомления о подозрении. Об этом см. ком. к ст. 223.1.

7. Подозреваемый вправе давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от их дачи. Показания, которые вправе давать подозреваемый, — это сведения об известных ему конкретных фактических обстоятельствах уголовного дела, которые он сообщает во время допроса. Показания необходимо отличать от объяснений, под которыми понимаются выдвигаемые подозреваемым в свою защиту доводы — версии и предположения, содержащие истолкование тех или иных фактов (например, версия, объясняющая по делу о краже факт нахождения подозреваемого с поличным случайной находкой им кем-то ранее утерянных или похищенных предметов; предположение о мотивах, по которым потерпевший или свидетели могут давать против него ложные показания, и т.п.). Процессуальное значение объяснений подозреваемого состоит в том, что они являются средством его защиты против выдвинутого подозрения, а потому, в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 14 («Презумпция невиновности»), возлагают на обвинителя (дознавателя, следователя) обязанность их проверки и бремя опровержения. Дача показаний и объяснений — это право, а не обязанность подозреваемого. Он не несет никакой ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний. При согласии подозреваемого дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, когда они были даны на досудебном производстве в отсутствие защитника и не подтверждены данным лицом в суде (п. 2 ч. 4 ст. 46).

8. Согласно п. 3 ч. 4 ком. статьи подозреваемый имеет право иметь свидание с защитником наедине и конфиденциально до первого допроса подозреваемого. Смотрите комментарий к ч. 4 ст. 92.

Представляется, что право иметь свидание с защитником наедине и конфиденциально принадлежит подозреваемому не только «до первого допроса», но и в любое другое время. В ч. 2 ст. 18 ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» установлено, что «свидания подозреваемого или обвиняемого с его защитником могут иметь место в условиях, позволяющих сотруднику места содержания под стражей видеть их, но не слышать». Очевидно, эта норма по аналогии распространяется также на следователя, дознавателя и орган дознания. Продолжительность свиданий подозреваемого и защитника ограничена также Правилами внутреннего распорядка в местах содержания под стражей (п. 15 ст. 16 ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»).

9. В соответствии с п. 1 ч. 4 ком. статьи подозреваемый имеет право получать копию постановления о возбуждении против него уголовного дела, либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении к нему меры пресечения. Кроме того, согласно п. 8 ч. 4, он также вправе знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием. Конституционный Суд РФ указал, что процессуальными нормами не должно ограничиваться право защитника (а значит, и подозреваемого. — А.С.) до окончания расследования по уголовному делу знакомиться с протоколами всех следственных действий, произведенных с участием подзащитного, в т.ч. и до признания его подозреваемым, а также со всеми документами, которые предъявлялись либо должны предъявляться подозреваемому (например, приобщенные к материалам проверки и составленные в порядке административного расследования подразделениями Госавтоинспекции протоколы осмотра места дорожно-транспортного происшествия, схемы места дорожно-транспортного происшествия, протоколы осмотра транспортного средства и т.п.).

В то же время в п. 9 ч. 4 ст. 46, в отличие от аналогичного права обвиняемого (п. 10 ч. 4 ст. 47), не гарантировано безусловное право подозреваемого знакомиться с протоколами следственных действий, производимых по его ходатайству. Дело в том, что участвовать в таких следственных действиях подозреваемый может лишь с разрешения следователя или дознавателя, и если такого разрешения не дается, то при буквальном толковании п. п. 8, 9 ч. 4 ст. 46 в их сопоставлении подозреваемый может быть лишен возможности знакомиться с протоколами следственных действий, о проведении которых он же и ходатайствовал. Подобный подход может серьезно ограничить право подозреваемого на защиту. Представляется, что эти предписания необходимо толковать распространительно, и подозреваемому по аналогии с обвиняемым, во всяком случае, должно быть предоставлено право знакомиться с протоколами таких следственных действий. Основанием для этого может служить указание закона о том, что следователь и дознаватель обязаны обеспечить подозреваемому возможность защищаться всеми не запрещенными настоящим Кодексом способами и средствами (ч. 2 ст. 16, п. 11 ч. 4 ст. 46). Поскольку п. 9 ч. 4 ст. 46 хотя и не разрешает прямо, но и не запрещает знакомить подозреваемого с протоколами следственных действий, о проведении которых он ходатайствовал, такое ознакомление, на наш взгляд, должно иметь место, даже если подозреваемый в этих действиях не участвовал.

10. В ком. статье отсутствует указание о праве подозреваемого снимать копии с материалов уголовного дела, с которыми его должен знакомить следователь или дознаватель. О подобном праве закон упоминает лишь применительно к обвиняемому (п. 13 ч. 4 ст. 47). Однако закон этого и не запрещает, поэтому в силу п. 11 ч. 4 ком. статьи подозреваемому и его защитнику должна быть предоставлена возможность снимать такие копии, в т.ч. с протокола задержания, постановления о назначении экспертизы, заключения эксперта и протоколов следственных действий, производимых по его ходатайству, а также со всех имеющихся в деле документов, которые ранее предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому.

11. Подозреваемый, его законный представитель и защитник вправе участвовать в судебных заседаниях при рассмотрении судом об избрании в отношении его мер пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста, залога, при решении судом вопроса о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы (п. п. 1 — 3 и 10 ч. 2 ст. 29, ч. 2 ст. 106, ч. 4 ст. 108, ч. 2 ст. 203).

12. Согласно Своду принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, утвержденному Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 09.12.1988, «лицо, задержанное по уголовному обвинению, имеет право на судебное разбирательство в разумные сроки или на освобождение до суда» (принцип 38). «За исключением особых случаев, предусмотренных законом, и если судебный или иной орган не примет иного решения в интересах отправления правосудия, лицу, задержанному по уголовному обвинению, предоставляется возможность получить освобождение на период проведения суда на условиях, которые могут устанавливаться в соответствии с законом. Такой орган держит вопрос о необходимости задержания в поле зрения» (принцип 39). Указанные стандарты Мирового сообщества не вполне выдержаны в УПК РФ. Право задержанного (заключенного под стражу) подозреваемого на судебное разбирательство в разумные сроки, как правило, можно считать гарантированным лишь в отношении дознания: максимально 6 месяцев, а в исключительных случаях, связанных с исполнением международного запроса о правовой помощи, — 12 месяцев (ч. ч. 4, 5 ст. 223). При проведении предварительного следствия эти сроки формально могут быть сколь угодно долгими (ч. 5 ст. 162), что вряд ли можно признать разумным.

Статья 47 УПК РФ. Обвиняемый (действующая редакция)

1. Обвиняемым признается лицо, в отношении которого:

1) вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого;

2) вынесен обвинительный акт;

3) составлено обвинительное постановление.

2. Обвиняемый, по уголовному делу которого назначено судебное разбирательство, именуется подсудимым. Обвиняемый, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, именуется осужденным. Обвиняемый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор, является оправданным.

3. Обвиняемый вправе защищать свои права и законные интересы и иметь достаточное время и возможность для подготовки к защите.

4. Обвиняемый вправе:

1) знать, в чем он обвиняется, и получить копию постановления о возбуждении уголовного дела, по которому он привлечен в качестве обвиняемого, если копию такого постановления он не получил в соответствии с пунктом 1 части четвертой статьи 46 настоящего Кодекса;

2) получить копию постановления о привлечении его в качестве обвиняемого, копию постановления о применении к нему меры пресечения, копию обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления;

3) возражать против обвинения, давать показания по предъявленному ему обвинению либо отказаться от дачи показаний. При согласии обвиняемого дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, предусмотренного пунктом 1 части второй статьи 75 настоящего Кодекса;

4) представлять доказательства;

5) заявлять ходатайства и отводы;

6) давать показания и объясняться на родном языке или языке, которым он владеет;

7) пользоваться помощью переводчика бесплатно;

8) пользоваться помощью защитника, в том числе бесплатно в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом;

9) иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально, в том числе до первого допроса обвиняемого, без ограничения их числа и продолжительности;

9.1) с момента избрания меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста иметь свидания без ограничения их числа и продолжительности с нотариусом в целях удостоверения доверенности на право представления интересов обвиняемого в сфере предпринимательской деятельности. При этом запрещается совершение нотариальных действий в отношении имущества, денежных средств и иных ценностей, на которые может быть наложен арест в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом;

10) участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству или ходатайству его защитника либо законного представителя, знакомиться с протоколами этих действий и подавать на них замечания;

11) знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, ставить вопросы эксперту и знакомиться с заключением эксперта;

12) знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела и выписывать из уголовного дела любые сведения и в любом объеме;

13) снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств;

14) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда и принимать участие в их рассмотрении судом;

15) возражать против прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным частью второй статьи 27 настоящего Кодекса;

16) участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй, кассационной и надзорной инстанций, а также в рассмотрении судом вопроса об избрании в отношении его меры пресечения и в иных случаях, предусмотренных пунктами 1 — 3 и 10 части второй статьи 29 настоящего Кодекса;

17) знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать на него замечания;

18) обжаловать приговор, определение, постановление суда и получать копии обжалуемых решений;

19) получать копии принесенных по уголовному делу жалоб и представлений и подавать возражения на эти жалобы и представления;

20) участвовать в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора;

21) защищаться иными средствами и способами, не запрещенными настоящим Кодексом.

5. Участие в уголовном деле защитника или законного представителя обвиняемого не служит основанием для ограничения какого-либо права обвиняемого.

6. При первом допросе обвиняемого следователь, дознаватель разъясняет ему права, предусмотренные настоящей статьей. При последующих допросах обвиняемому повторно разъясняются его права, предусмотренные пунктами 3, 4, 7 и 8 части четвертой настоящей статьи, если допрос проводится без участия защитника.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 47 УПК РФ

1. Понятие обвиняемого в данной статье УПК используется в узком, технико-юридическом смысле, когда обвиняемым признается лицо, в отношении которого вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого или обвинительный акт. Однако, как указал Конституционный Суд РФ, «. под обвинением в смысле статьи 6 Конвенции Европейский суд по правам человека понимает не только официальное уведомление об обвинении, но и иные меры, связанные с подозрением в совершении преступления, которые влекут серьезные последствия или существенным образом сказываются на положении подозреваемого. т.е. считает необходимым исходить из содержательного, а не формального понимания обвинения. В целях реализации названного конституционного права (на помощь защитника. — А.С.) необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование. При этом факт уголовного преследования и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться актом о возбуждении в отношении данного лица уголовного дела, проведением в отношении его следственных действий (обыска, опознания, допроса и др.) и иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрений против него (в частности, разъяснением в соответствии со статьей 51 Конституции РФ права не давать показаний против себя самого). Поскольку такие действия направлены на выявление уличающих лицо, в отношении которого ведется уголовное преследование, фактов и обстоятельств, ему должна быть безотлагательно предоставлена возможность обратиться за помощью к адвокату (защитнику). Тем самым обеспечиваются условия, позволяющие этому лицу получить должное представление о своих правах и обязанностях, о выдвигаемом против него обвинении и, следовательно, эффективно защищаться и гарантирующие в дальнейшем от признания недопустимыми полученных в ходе расследования доказательств». Таким образом, применительно к обеспечению обвиняемому права на защиту существует и широкое понятие обвиняемого, используемое в конституционном и международном праве, когда под обвиняемым подразумевается любое лицо, в отношении которого предпринимаются действия инкриминирующего характера.

2. Право знать, в чем он обвиняется, и иметь достаточное время и возможность для подготовки к защите обеспечивается обвиняемому следующими положениями настоящего Кодекса:

1) обвинение должно быть предъявлено лицу не позднее 3 суток со дня вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого (ч. 1 ст. 172). С этим корреспондирует право обвиняемого получить копию постановления о привлечении его в качестве обвиняемого (п. 2 ч. 4 ст. 47). Отсюда можно сделать вывод, что копия данного постановления должна быть вручена или направлена обвиняемому не в момент предъявления обвинения, а немедленно после его вынесения, если местонахождение обвиняемого известно;

2) обвиняемый имеет право ознакомиться с документами, которые подтверждают законность и обоснованность применения к нему мер процессуального принуждения, решение о которых принимается судом;

3) материалы оконченного расследованием уголовного дела должны быть предъявлены обвиняемому, содержащемуся под стражей, и его защитнику не позднее чем за 30 суток до окончания предельных сроков содержания под стражей, установленных частями второй и третьей статьи 109 УПК (см. ком. к названной статье);

4) право обвиняемого и защитника снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела (п. 13 ч. 4 ком. статьи) распространяется не только на окончание предварительного расследования, но и на все случаи, когда следователь или дознаватель, а также суд обязаны предъявлять им те или иные материалы дела (протокол задержания в качестве подозреваемого, постановление о назначении экспертизы, заключение эксперта, протоколы следственных действий, производимых по их ходатайству). Как следует из ряда решений Конституционного Суда РФ (Постановления от 13.11.1995 N 13-П, от 29.04.1998 N 13-П, от 23.03.1999 N 5-П, от 14.02.2000 N 2-П, Определения от 21.12.2000 N 285-О, от 18.12.2003 N 429-О, от 24.02.2005 N 133-О, от 19.04.2007 N 343-О-П и от 15.11.2007 N 924-О-О), положения п. п. 12 и 13 ч. 4 ст. 47 УПК РФ не ограничивают право на ознакомление с материалами уголовного дела ознакомлением лишь с какими-то определенными документами. Эти нормы не исключают и право обвиняемого снимать копии с имеющихся в материалах дела вещественных доказательств — таких, например, как видеозаписи, которые содержат информацию, имеющую значение для установления тех или иных обстоятельств дела;

5) на практике также часто встает вопрос, обязан ли следователь или дознаватель по требованию обвиняемого заверять копии документов и протоколов из материалов дела, которые снимает последний? Представляется, что такая обязанность есть — она вытекает из публичного характера уголовного процесса. В противном случае данное право обвиняемого обесценивается, ибо затрудняется возможность обжалования им действий следователя, дознавателя с предоставлением прокурору, в суд и т.д. незаверенных копий документов, происхождение которых, таким образом, неизвестно;

6) рассмотрение уголовного дела в судебном заседании не может быть начато ранее 7 суток со дня вручения обвиняемому копии обвинительного заключения или обвинительного акта (ч. 2 ст. 233).

3. Право возражать против предъявленного обвинения (п. 3 ч. 4 ст. 47) предполагает выдвижение обвиняемым доводов в свою защиту, которые могут состоять как в указании на фактические обстоятельства, так и в выдвижении оправдательных версий. В силу ч. 2 ст. 14 бремя опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Таким образом, в предмет показаний, которые вправе давать обвиняемый, входят не только сведения о фактах, но и их оценка, в т.ч. предположения и версии защиты, которые обвинитель, а также суд обязаны проверить в полном объеме, а на обвинителе лежит еще и бремя их опровержения. Если какая-либо оправдательная версия обвиняемого не опровергнута доказательствами, он должен быть признан невиновным.

4. Обвиняемый вправе отказаться от дачи любых показаний (п. 3 ч. 4 ст. 47). Это право объясняется тем, что обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, а бремя доказывания виновности лежит на обвинителе (ч. 2 ст. 14). С данным правом связан ранее неизвестный нашему законодательству запрет на повторный допрос обвиняемого при его отказе от дачи показаний на первом допросе (ч. 4 ст. 173).

5. Право представлять доказательства обеспечено, помимо дачи показаний и представления обвиняемым доказательств, также правом на заявление ходатайств (п. 5 ч. 4 ст. 47). Принципиально важным при этом является положение об обязательности удовлетворения следователем ходатайств о допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела (ч. 2 ст. 159), а также о том, что суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон (ч. 4 ст. 271).

6. Согласно п. 9 ч. 4 ком. статьи обвиняемый вправе иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально, в том числе до первого допроса обвиняемого, без ограничения их числа и продолжительности. Следует иметь в виду, что норма об ограничении дознавателем, следователем продолжительности свидания свыше 2 часов в случае необходимости производства процессуальных действий распространяется только на подозреваемого (ч. 4 ст. 92), но не обвиняемого.

7. Конфиденциальность свиданий обвиняемого с защитником обеспечивается следователем, дознавателем, органом дознания, судом, администрацией мест содержания под стражей. Согласно ч. 2 ст. 18 ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», «свидания подозреваемого или обвиняемого с его защитником могут иметь место в условиях, позволяющих сотруднику места содержания под стражей (выделено мной. — А.С.) видеть их, но не слышать». Значит ли это, что запрет слышать беседу подозреваемого или обвиняемого с защитником распространяется лишь на «сотрудников места содержания под стражей», а на других сотрудников правоохранительных органов нет? Некоторые авторы полагают, что «субъекты расследования вправе назначать и проводить оперативно-розыскные мероприятия в отношении адвоката и его подзащитного, в том числе и во время их конфиденциальных свиданий». Не вполне понятно, на чем основывается такая, мягко говоря, странная рекомендация, поскольку право обвиняемого и защитника на конфиденциальность обращено к неопределенно широкому кругу субъектов, в т.ч. (и прежде всего!) ко всем «субъектам расследования».

Продолжительность свиданий обвиняемого и защитника фактически ограничена Правилами внутреннего распорядка в местах содержания под стражей (п. 15 ст. 16 ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»).

8. Обвиняемый имеет право на реабилитацию (см. о нем ком. к гл. 18). Одним из его проявлений служит право обвиняемого возражать против прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным частью второй статьи 27 УПК.

9. Одной из гарантий состязательности судопроизводства и права обвиняемого на защиту является право обвиняемого (подозреваемого) и его законного представителя и защитника участвовать в судебных заседаниях: при рассмотрении судом об избрании в отношении его мер пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста, залога, продлении срока содержания под стражей, при решении судом вопроса о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы (п. п. 1 — 3 и 10 ч. 2 ст. 29, ч. 2 ст. 106, ч. 4 ст. 108, ч. 2 ст. 203).

10. Право защищаться иными средствами и способами, не запрещенными настоящим Кодексом (п. 21 ч. 4 ком. статьи). См. пункт 6 ком. к ст. 53 настоящего Кодекса.

Обращение Фонда «Общественный вердикт» в Следственный комитет и Генеральную прокуратуру

08 сентября 2009, 15:21

Обращение Фонда «Общественный вердикт» в Следственный комитет и Генеральную прокуратуру Данный аналитический обзор с просьбой принять надлежащие меры для пресечения допущенных нарушений закона был направлен Фондом «Общественный вердикт» Председателю СК при прокуратуре РФ и Генеральному прокурору РФ и поступил в канцелярии указанных учреждений 20.07.2009 г. и 21.07.2009 г. соответственно. В настоящее время обращение находится на рассмотрении. Обзор по наиболее часто встречающимся нарушениям действующего законодательства, допущенным сотрудниками следственных органов Некоммерческая организация Фонд «Общественный вердикт» действует на основании Устава и занимается оказанием правовой помощи гражданам Российской Федерации, чьи права, закрепленные в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее по тексту ЕКПЧ), были нарушены сотрудниками правоохранительных органов. В Фонд поступают обращения от граждан из разных регионов РФ. На основании анализа указанных обращений, а также материалов доследственной проверки и уголовных дел были выявлены основные, наиболее часто встречающиеся нарушения, допускаемые сотрудниками правоохранительных органов, которые грубо нарушают конституционные права граждан, положения действующего российского законодательства и ЕКПЧ.

Ниже приведены типичные нарушения, допускаемые сотрудниками правоохранительных органов при рассмотрении обращений граждан: 1. Незаконный отказ в возбуждении уголовного дела по результатам рассмотрения сообщений о преступлении Логинова Е.Е., г. Новокузнецк, Кемеровской области В ночь с 06 на 07 сентября 2008 г., сотрудником ОБППСМ при УВД по Кузнецкому району г. Новокузнецка Кемеровской области была задержана гр. Логинова Е.Е., доставлена в опорный пункт милиции, расположенный в ДК «Алюминщиков», а затем в Кузнецкое ОВД. Впоследствии, в отношении нее был составлен протокол об административном правонарушении по ст. 20.1 ч.2 КоАП РФ и постановлением мирового судьи судебного участка №1 Кузнецкого района г. Новокузнецка Логинова Е.Е. была привлечена к административной ответственности за указанное выше правонарушение. Однако, решением Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка Кемеровской области данное постановление мирового судьи было отменено, производство по делу прекращено в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых вынесено данное постановление. Со слов Логиновой Е.Е. при задержании, сотрудником милиции в отношении нее была применена физическая сила, что повлекло за собой причинение телесных повреждений. Применение физической силы подтверждается актом судебно-медицинского обследования, записью в протоколе об административном задержании, составленном в ОВД Кузнецкий, согласно которому при наружном досмотре задержанной обнаружены ссадины на лице, вызовом скорой медицинской помощи. 10.09.2008 г. Логиновой Е.Е. на имя руководителя СО по г. Новокузнецку СУ СК при прокуратуре РФ по Кемеровской области, а также Прокурора Кемеровской области было подано заявление о преступлении. По результатам рассмотрения указанного заявления девять раз выносились незаконные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела на основании ст. 24 ч.1 п.2 УПК РФ, которые впоследствии отменялись. При этом со стороны следователя, в адрес Логиновой высказывались угрозы: «если не перестанешь жаловаться — дело возбудят на тебя». В настоящее время проводится дополнительная проверка. Ванифатьева И.В., г. Волгоград 13.10.1995 г. в своей квартире по адресу: Волгоград, ул. Казахская, д. 22, кв. 79 был обнаружен труп хозяина квартиры — Ванифатьева В.В. По заявлению сестры умершего — Ванифатьевой И.В. из квартиры после смерти брата пропали деньги, его личные документы, а также еще некоторое имущество. После неоднократных жалоб Ванифатьевой И.В., 19.03.1996 г., то есть спустя 5 месяцев, правоохранительными органами было возбуждено уголовное дело № 064233 по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 144 ч.1 УК РСФСР. Так как у Ванифатьевой И.В. возникли сомнения в том, что брат умер «своей смертью» она неоднократно ходатайствовала о проведении судебно-медицинской экспертизы с целью установления истинной причины смерти. Только 06.06.1996 г., то есть спустя 3 месяца после возбуждения уголовного дела по факту кражи и 8 месяцев после смерти Ванифатьева В.В. следователем в рамках расследования уголовного дела № 064233 было вынесено постановление о назначении судебно-медицинской экспертизы. Согласно заключения эксперта «прошло восемь месяцев и в результате гнилостных изменений невозможно определить или подтвердить указанные в свидетельстве о смерти заболевания. не представляется возможным также определить отравление любыми ядами, кроме солей тяжелых металлов, вследствии разрушения ядов в гниющих тканях. Отравление же солями тяжелых металлов остро не наступает и имеет характерную клиническую картину, которая не наблюдалась у Ванифатьева В.В.». Таким образом, волокита при рассмотрении заявлений Ванифатьевой И.В. привела к утрате доказательств по делу. 17.12.1997 г. следователем, в чьем производстве находилось указанное выше уголовное дело, в отдельное производство были выделены материалы по факту смерти Ванифатьева В.В. В общей сложности проверка по данным материалам продолжалась в течение 8 лет, и только 27.07.2005 г. было вынесено постановление о возбуждении уголовного дела № 093398 по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 105 ч.1 УК РФ. В настоящее время производство предварительного следствия по уголовным делам № 064233 и № 093398 в очередной раз приостановлено в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Курепин И.В., г.Одинцово Московской области 11.10.2006 г. в 7ч.45 мин. в камере задержанных Немчиновского отдела милиции Одинцовского УВД Московской области обнаружен труп гр. Курепина И.В., доставленного туда сотрудниками милиции по подозрению в совершении преступления. Согласно медицинского свидетельства о смерти причина смерти: механическая асфикция от сдавления органов шеи мягкой петлей. Мать погибшего — Курепина Н.И., когда получила тело сына, обнаружила на нем множественные следы от побоев и прижиганий сигаретой. Кроме того, приятель сына, который вместе с ним работал в Одинцовском районе, пояснил, что 08.10.2006 г. Курепин И.В. был задержан и доставлен в местный отдел милиции. Позже в вагончике, где они проживали, был проведен обыск и его (приятеля Курепина И.В.) также доставили в отдел милиции, где он и находился до 11.10.2006 г. Там же в отделе милиции он узнал о смерти Курепина И.В. Одинцовской городской прокуратурой по факту обнаружения трупа Курепина И.В. 22.11.2006 г. было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела на основании ст.24 ч.1 п.1 УПК РФ. При этом были установлены имеющиеся на теле телесные повреждения в виде ссадин и кровоподтеков, но обстоятельства их получении не исследовались. 31.10.2006 г. Курепина Н.И. направила заявление с просьбой провести проверку по обстоятельствам гибели ее сына прокурору Одинцовского района Московской области, но ответ до настоящего времени не получен. По жалобе адвоката, представляющего интересы Курепиной Н.И., 14.05.2008 г. прокуратурой Московской области было вынесено постановление о направлении материалов проверки по факту смерти Курепина Н.И. руководителю следственного органа для решения вопроса об отмене постановления от 22.11.2006 г. Указанное постановление было отменено СУ СК при прокуратуре РФ по Московской области 27.05.2008 г., а 09.06.2008 г. следователем Зинченко В.В. вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела уже на основании ст. 24 ч.1 п.2 УПК РФ. Одинцовской городской прокуратурой это постановление было признано преждевременным, вынесенным на основании не полностью проверенных данных. В связи с этим, 19.11.2008 г. Одинцовской городской прокуратурой материал был направлен руководителю СО по г. Одинцово СУ СК при прокуратуре РФ по Московской области. До настоящего времени следственный орган никаких сведений о принятом решении не предоставил. Таким образом, в течение 2,5 лет следственные органы не смогли провести полную и объективную проверку. Несовершеннолетний Никонов Я.А., 1992 г.р., г. Солнечногорск, Московская область. 04.02.2009 года несовершеннолетний Никонов Я.А. был задержан сотрудниками уголовного розыска Солнечногорского ОВД на территории гаражного кооператива. При задержании сотрудниками уголовного розыска было применено оружие и специальные средства — наручники. О возрасте Никонова Я.А. сотрудники милиции знали, так как из их объяснений следует, что в отношении задержанного ранее проводилась оперативная разработка. Никонов Я.А. пояснил, что при задержании сотрудниками милиции ему наносились удары руками и ногами по голове и туловищу. После доставления в Солнечногорское ОВД сотрудниками уголовного розыска в отношении него также применялось насилие — избиение. Опрашивали его в отсутствии родителей. Когда в ОВД прибыла мать, протокол опроса уже был написан и Никонов Я.А. упросил ее подписать его, так как боялся дальнейшего избиения. О незаконном применении физической силы он лично говорил подполковнику милиции Сизову К.В., который заходил в кабинет уголовного розыска после его, Никонова, задержания. Сизов К.В. на жалобы никак не отреагировал. После подписания протокола объяснения НиконовЯ.А. был отпущен домой. В связи с ухудшением здоровья из-за избиения мать несовершеннолетнего была вынуждена вызвать бригаду скорой помощи. По направлению врачей Никонов Я.А. была госпитализирован в Солнечногорскую ЦРБ, где находился на стационарном, а затем был выписан на амбулаторное лечение. Согласно заключения судебной медицинской экспертизы пострадавшему причинен легкий вред здоровью. 05.02.2009 года мать Никонова Я.А. обратилась с соответствующими заявлениями в СУ СК при прокуратуре РФ по Московской области, прокурору Московской области. По результатам проверки в отношении сотрудников милиции, которые со слов Никонова Я.А. незаконно применяли к нему физическое насилие, дважды выносились незаконные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела на основании ст. 24 ч.1 п.2 УПК РФ, которые впоследствии отменялись. Жители г.Дальнегорска, Приморский край В ночь с 27.10.2007 г. на 28.10.2007 г. 26 жителей г. Дальнегорска были избиты сотрудниками милиции ОР ППС ОВД по Дальнегорскому ГО Приморского края около ДК «Березка», а затем в помещении ОВД по г. Дальнегорску. С соответствующими заявлениями пострадавшие обратились в прокуратуру г. Дальнегорска. Несмотря на то, что в заявлениях указывалось одно и то же место преступления, одни и те же должностные лица, незаконно применившие физическую силу, заявления в одно производство объединены не были, что воспрепятствовало проведению полной и объективной проверки. Только в октябре 2008 года заявления были объединены в одно производство. Однако, несмотря на это проверка должным образом проведена не была. По результатам проверки 5 раз выносились незаконные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которые впоследствии были отменены руководителем следственного подразделения как незаконные и преждевременные. Прокуратурой г. Дальнегорска в адрес руководства СО по г. Дальнегорску СУ СК при прокуратуре РФ по Приморскому краю неоднократно вносились представления с требованием устранить допущенные нарушения, однако данные меры оказались не эффективными и полностью игнорировались как руководством СО г. Дальнегорска, так и СУ СК при прокуратуре РФ по Приморскому краю. 07.01.2009 года СО по г. Дальнегорску было вновь вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. При этом не были опрошены не только очевидцы происшествия, но и заявители. 07.01.2009 г. СО по г. Дальнегорску было вынесено очередное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела на основании ст. 24 ч.1 п.2 УПК РФ. Данное постановление обжаловано адвокатом, представляющим интересы пострадавшего руководителю СУ СК при прокуратуре РФ по Приморскому краю. Жалоба находится на рассмотрении. 2. Неэффективное расследование Шишов Е.М., Корякское поселковое отделение милиции (ПОМ), Камчатская область 04.11.2007 г. Шишов Е.М. был задержан сотрудниками милиции по подозрению в совершении преступления, доставлен в Корякское ПОМ, где подвергся избиению со стороны оперуполномоченных Корякина и Дунаева. Избивали руками и ногами, а Дунаев — бейсбольной битой, чем причинили телесные повреждения в виде перелома челюсти. В результате нанесенного удара ногой по голове, Шишов Е.М. потерял сознание. После этого задержанного доставили в городское отделение милиции, где несмотря на неоднократные просьбы со стороны Шишова Е.М. вызвать сотрудников скорой помощи отказались. На следующий день задержанного перевезли в УВД Камчатского края, откуда он был бригадой скорой помощи доставлен в травматологическое отделение 1 городской поликлиники г. Петропавловск-Камчатский. По результатам осмотра ему была рекомендована госпитализация, но сотрудники милиции данное требование проигнорировали и отвезли задержанного обратно в УВД. Шишов Е.М. обжаловал незаконные действия Корякина и Дунаева. По результатам жалоб неоднократно выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела на основании ст.24 ч.1 п.2 УПК РФ. Только 11.04.2008 г., то есть спустя 6 месяцев после совершения преступления, было возбуждено уголовное дело по ст. 112 ч.1 УК РФ. Однако, несмотря на то, что потерпевший прямо указывает на лиц, причинивших ему телесные повреждения, уголовное дело было возбуждено в отношении неустановленных лиц. В настоящее время производство предварительного следствия по уголовному делу приостановлено в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Щиборщ К.В., Москва 07.07. 2006 г. Щиборщ В.И. — отец Щиборща К.В., имея на руках направление из ПНД № 10 о принудительном доставлении сына, обратился в ОВД «Нагатинский затон» г. Москвы с заявлением об оказании содействия в диспансеризации сына. Прибывшие сотрудники милиции пытались уговорить Щиборща К.В. добровольно проехать с ними, но он отказался и забаррикадировался в квартире по месту жительства. В связи с этим было принято решение о штурме, в ходе которого сотрудниками ОМСН КМ ГУВД г. Москвы применялись специальные средства — резиновые дубинки и защитные щиты. По окончании штурма и задержания Щиборща К.В., последний с множественными телесными повреждениями был доставлен в больницу, где от полученных повреждений скончался. 03.08.2006 г. заместителем Симоновского межрайонного прокурора г. Москвы было возбуждено уголовное дело № 363484 в отношении неустановленных сотрудников ОМСН КМ ГУВД г. Москвы по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 286 ч.3 п. «а, б, в», 108 ч.2 УК РФ. В ходе предварительного следствия, следственными органами были проведены две судебные медицинские экспертизы, согласно заключения которых смерть Щиборща К.В. наступила «от колото-резаного ранения шеи. и множественных резаных ран. осложнившихся обильной кровопотерей». Основная причина — обильная кровопотеря. Обе экспертизы проведены в Федеральном государственном учреждении «Российский центр судебно-медицинской экспертизы федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию». При этом следует отметить, что в заключении повторной судебной медицинской экспертизы отсутствует ответ на один из основных вопросов, поставленный следователем на разрешение экспертов. Однако, это обстоятельство следственными органами вообще не принято во внимание. Кроме того, наряду с указанными экспертизами, было проведено два судебных медицинских исследования в иных государственных экспертных учреждениях. По результатам даны заключения специалистов, в которых указывается, что причиной смерти является массивная черепно-мозговая травма, сопровождающаяся переломами костей черепа, ушибом головного мозга и кровоизлиянием под его оболочки. Причина смерти — причиненные телесные повреждения. Однако данные заключения органы предварительного следствия приобщать к материалам уголовного дела категорически отказываются. Предварительное следствие по данному уголовному делу приостанавливалось восемь раз. Постановления о приостановлении отменялись в тот же день. Трижды производство по уголовному делу прекращалось в связи с отсутствием в действиях сотрудников ОМСН КМ ГУВД г. Москвы Деньшина С.И.. Хренкова С.Г., Сабурова А.Н. и Большакова В.Ю. состава преступления. Указанные постановления отменялись как незаконные и необоснованные, давались письменные указания о выполнении необходимых следственных действий. Последний раз производство предварительного следствия было прекращено 23.04.2009 года. Потерпевшие и их представитель обжаловали данное решение в СК при прокуратуре РФ. По результатам рассмотрения жалобы 28.05.2009 г. СК при прокуратуре РФ указанное постановление было отменено в связи тем, что по делу не проведены все возможные следственные действия, направленные на всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств происшедшего. Организация расследования уголовного дела поручена СУ СК при прокуратуре РФ по г. Москве. Ванифатьева И.В., г. Волгоград (описание событий по делу в п.1) В ходе предварительного следствия, по уголовным делам № 064233 и 093398 неоднократно, более 10 раз, выносились незаконные постановления о приостановлении и прекращении уголовного дела, которые впоследствии отменялись как незаконные и необоснованные. 3.Не исполнение решений суда Омельченко Э., Пресненское УВД, г. Москва По жалобе законного представителя Омельченко Э СО по Пресненскому району СУ СК при прокуратуре РФ по г. Москве трижды выносились незаконные постановления постановления об отказе в возбуждении уголовного дела на основании ст. 24 ч.1 п.2 УПК РФ, указания прокурора, данные 20.07.2007 г. зам. Прокурора ЦАО Москвы выполнены не были. Очередное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное 06.12.2007 г. старшим следователем Пресненской межрайонной прокуратуры г. Москвы Цепелевым К.В. обжаловано в порядке ст. 125 УПК РФ в Пресненский районный суд г. Москвы. По результатам рассмотрения жалобы 18.01.2008 года судом было вынесено постановление, в котором постановление ст. следователя Пресненской районной прокуратуры Цепелева К.В. было признано незаконным. Суд обязал следователя устранить допущенные нарушения. Постановление вступило в законную силу. В связи с тем, что до 02.04.2008 г. решение суда от 06.12.2007 г. не было исполнено, потерпевшая обратилась с соответствующим заявлением к руководителю СО по Пресненскому району СУ СК при прокуратуре РФ по г. Москве. Из ответа, датированного 08.05.2008 г. и подписанного ст. следователем Цепелевым К.В., хотя адресовано заявление было руководителю следственного подразделения, следует, что материалы проверки до настоящего времени в следственный отдел не поступили. При их поступлении постановление от 06.12.2007 г. будет отменено и будет проведена дополнительная проверка. Проверка действительно была проведена, и дважды вновь выносились аналогичные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Последнее постановление, датированное 18.08.2008 г. было обжаловано в порядке ст. 125 УПК РФ в Пресненский районный суд г. Москвы. По результатам рассмотрения жалобы 19.11.2008 года судом было вынесено постановление, в котором постановление от 18.08.2008 г. было признано незаконным. Суд обязал следователя устранить допущенные нарушения. Постановление вступило в законную силу. Так как никаких сведений об исполнении решения суда к Омельченко Л.М. не поступало, в марте 2009 года она обратилась к руководителю СО по Пресненскому району СУ СК при прокуратуре РФ по г. Москве с просьбой проинформировать ее о принятых мерах. В ответ на ее обращение в устной форме начальник СО пояснил, что материал проверки утрачен, в связи с чем исполнить решение суда не представляется возможным. После соответствующего обращения Фонда к Председателю СК при прокуратуре РФ материал доследственной проверки нашелся и 08.06.2009 г. ст. следователем Цепелевым К.В. было вынесено очередное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела на основании ст. 24 ч.1 п.2 УПК РФ. При этом в постановлении указано, что назначить и провести судебную медицинскую экспертизу следственные органы не могут, так как в медицинских учреждениях отсутствуют соответствующие документы. Вместе с тем, в регистратуре есть сведения о должностном лице, которое изымало мед. документы Омельченко Э.В. — ст. лейтенант милиции Маевский Валерий Юрьевич, также есть номер его рабочего телефона и номер служебного удостоверения. При данных обстоятельствах иначе, как ненадлежащее исполнение должностных обязанностей, действия следователя, а также руководителя СО по Пресненскому району СУ СК при прокуратуре РФ по г. Москве, который не осуществляет должного контроля за деятельностью подчиненных, рассматривать не представляется возможным. Ванифатьева И.В., г. Волгоград (описание событий по делу п.1) 19.03.1996 г. СО Ворошиловского РОВД было возбуждено уголовное дело № 064233 по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 144 ч.1 УК РСФСР. 05.04.2004 г. производство предварительного следствия по данному уголовному делу было прекращено на основании ст. 124 УПК РФ. В тот же день, на личном приеме, она подала зам. прокурора Волгоградской области Музраеву М.К. в порядке ст. 124 УПК РФ жалобу на действия ряда должностных лиц прокуратуры г. Волгограда. Ответ на данную жалобу Музраев М.К. дал только 20.05.2004 г., оформив его в нарушение положений действующего законодательства в виде информационного письма. Ответ был не обоснованный и не мотивированный. Ванифатьева И.В. обжаловала данный ответ Музраева М.К. в порядке ст. 125 УПК РФ в Центральный районный суд (далее по тексту р/с) г. Волгограда. 17.05.2005 г. суд признал действия Музраева М.К. незаконными и обязал его дать ответ Ванифатьевой И.В. на ее жалобу от 05.04.2004 г. в форме постановления. Постановление суда вступило в законную силу. В связи с тем, что Музраевым М.К. решение суда исполнено не было, 11.01.2006 г. Ванифатьева И.В. обратилась с соответствующей жалобой в Центральный р/с. 17.01.2006 г. судья Центрального р/с вынес частное постановление в котором постановил довести до сведения прокурора Волгоградской области о нарушения норм УПК РФ, выразившихся в длительном неисполнении постановления Центрального р/с от 17.05.2005 г. и обязал прокурора Волгоградской области устранить вышеуказанные нарушения требований УПК РФ и принять меры к недопущению подобных нарушений впредь. В январе 2009 г. Ванифатьева И.В. вновь обратилась в Центральный р/с г. Волгограда с жалобой на неисполнение Музраевым М.К. решения суда от 17.05.2005 г. Из ответа и.о. председателя Центрального р/с г. Волгограда следует, что 17.01.2009 г. судьей указанного суда было вынесено частное представление в адрес прокурора Волгоградской области Беляка Л.Л. о нарушениях норм уголовно-процессуального закона и устранении допущенных нарушений. Однако, до настоящего времени решение суда так и не исполнено. Аналогично обстоит дело и с исполнением решения Ворошиловского р/с от 10.01.2006 г. о признании действий следователя прокуратуры г. Волгограда Ермоленко Д.М. выразившиеся в ненадлежащем разрешении ходатайства Ванифатьевой И.В. от 17.08.2005 г. по уголовному делу № 093398, незаконными. Так как указанное решение суда не исполнялось, 22.01.2009 г. Ванифатьевой И.В. было направлено соответствующее обращение на имя председателя Ворошиловского р/с г. Волгограда. Письменный ответ на данное обращение до настоящего времени не получен, решение суда от 10.01.2006 г. не исполнено. 18.12.2006 г. Ванифатьева И.В. обратилась, в порядке ст. 125 УПК РФ с жалобой в Центральный р/с на действия (бездействия) начальника отдела по надзору за расследованием преступлений прокуратуры Волгоградской области Соловьева В.К., который не рассмотрел ее заявление от 25.08.2006 г. о неисполнении следствием прокуратуры г. Волгограда указаний прокурора Волгоградской области. В постановлении от 18.12.2006 г. Центральный р/с Волгограда признал действия Соловьева В.К. по не- рассмотрению заявления Ванифатьевой И.В. от 25.08.2006 г. незаконными и обязал его устранить допущенные нарушения. Решение суда от 18.12.2006 г. исполнено не было и 10.07.2007 г судья Центрального р/с вынес частное постановление, в котором постановил: довести до сведения прокурора Волгоградской области о допущенном нарушении норм УПК РФ, выразившемся в неисполнении решения суда от 18.12.2006 г., для принятия соответствующих мер. Однако до настоящего времени прокурором Волгоградской области никаких мер не принято. Щиборщ К.В. (описание событий по делу в п. 2) Решением Лефортовского районного суда г. Москвы от 04.03.2008 года отказ руководителя СУ по Симоновскому району СУ СК при прокуратуре РФ по г. Москве Степанова С.С. в ознакомлении потерпевших с материалами уголовного дела после вынесения 15.01.2009 г. постановления о его прекращении был признан незаконным. Однако, данное постановление так и не было исполнено, что лишало потерпевших возможности готовить мотивированные жалобы. 23.04.2009 года производство предварительного следствия по данному уголовному делу было вновь прекращено. 4.Нарушение сроков и порядка рассмотрения жалоб, поданных в порядке ст. 123,124 УПК РФ Омельченко (описание событий по делу в п.3) 18.08.2008 г. ст. следователем Пресненской межрайонной прокуратуры г. Москвы Цепелевым К.В. было вынесено очередное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела на основании ст. 24 ч.1 п.2 УПК РФ в отношении сотрудников ОВД Пресненского района г. Москвы. В порядке ст. 123, 124 УПК РФ постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 18.08.2008 г., вынесенное ст. следователем Цепелевым К.В., было обжаловано руководителю СО по Пресненскому району СУ СК при прокуратуре РФ по г. Москве. По результатам рассмотрения жалобы 24.10.2008 г. ст. следователем Цепелевым К.В. было вынесено постановление, в котором указано, что решение от 18.08.2008 г. является законным и обоснованным, оснований для его отмены нет. Помимо того, что жалоба была рассмотрена ненадлежащим должностным лицом — следователем, чьи действия обжаловались, сам ответ был оформлен в форме письма, что является грубым нарушением ст.124 ч.2 УПК РФ. Щиборщ К.В. (описание событий по делу в п. 2) В ходе предварительного следствия потерпевшими (родителями погибшего), неоднократно, в порядке ст. 123, 124 УПК РФ подавались жалобы в СУ СК при прокуратуре РФ по г. Москве на процессуальные и иные нарушения, допущенные следователем и руководителем следственного отдела. В частности, потерпевшие неоднократно ходатайствовали о приобщении к материалам уголовного дела заключений экспертов, назначении комплексной судебной медицинской экспертизы и т.п. Жалобы рассматривались и.о. руководителя процессуального контроля СУ по г. Москве Пенязевым В.Н в течение 30 суток, то есть имело место грубое нарушение п.2.2. Инструкции «О порядке рассмотрения обращений и приема граждан в системе СК при прокуратуре РФ» (далее по тексту — Инструкция). Ответы на жалобы давались не- мотивированные и необоснованные, основанные на субъективном мнении Пенязева В.Н. Руководством СУ по г. Москве должных мер по устранению данных нарушений предпринято не было. Более того, и заместитель руководителя СУ СК при прокуратуре РФ по г. Москве Пустовалов В.И., и руководитель СУ СК при прокуратуре РФ по г. Москве Багмет А.М. также считают, что несмотря на то, что Кузьминой В.Н. обжаловались действия следователя (принятые решения), которые непосредственно затрагивают ее интересы, рассматриваться данные жалобы должны не в порядке УПК РФ, а на основании положений Инструкции. 5. Расследование уголовного дела органом, поднадзорным лицу, признанному потерпевшим по делу. Виткевич Н. Н., г. Брянск 14.04.2009 года гр. Виткевич Н.Н., управляя автомобилем, проезжал мимо д. 10Б по проспекту Ленина в г. Брянске. Автомобильное движение было затруднено, машины не могли разъехаться на загруженной дороге. В результате, между ним и ранее незнакомым ему мужчиной, который, как выяснилось впоследствии, является заместителем прокурора Советского района г. Брянска Д.А. Патовым, произошла ссора, вызванная тем, что их (Н.Н. Виткевича и Д.А. Патова) автомашины не могли разъехаться. Во время ссоры Д.А. Патов стал угрожать Н.Н. Виткевичу расправой, после чего между ними произошла обоюдная драка, в ходе которой Д.А. Патов угрожая Н.Н. Виткевичу что «посадит» последнего, вызвал по телефону сотрудников милиции, сообщив при этом, что совершено нападение на прокурора. 15 апреля отделением дознания УВД по Советскому району г. Брянска, то есть подразделением, поднадзорным прокурору Советского района г. Брянска, заместителем которого является Д.А. Патов, в отношении Н.Н. Виткевича возбуждено уголовное дело № 829008 по признакам состава преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ. При данных обстоятельствах возбуждение и расследование уголовного дела в отношении Н.Н. Виткевича подразделением дознания, надзор за процессуальной деятельностью которого в соответствии с п. 5 ч. 2 ст. 37 УПК РФ имеет право осуществлять непосредственно потерпевший по данному уголовному делу, нарушает принцип равноправия сторон и ставит под сомнение как законность возбуждения данного уголовного дела, так и возможность его объективного и беспристрастного расследования. Д.А. Патов, в силу занимаемой им должности, имеет возможность контроля и влияния на ход дознания по данному уголовному делу. Утвержден обвинительный акт было прокурором Бежецкого района г. Брянска. Приведенный выше анализ показывает, что проблема нарушений сотрудниками следственных органов при прокуратуре РФ положений действующего законодательства продолжает оставаться актуальной.